\

Домохозяйки не опасаются войны с Турцией

Ковидная война проиграна, или Чего боится Кремль?

С таким глубинным народцем, что населяет сейчас просторы России, мы бы не смогли повторить подвиг наших отцов и дедов. Увы, народец нынче стал другой, способный лишь громыхать патриотизмом только на словах и за столом, а не встать плечом плечу и достать шашку, когда враг уже ворвался в наши дворы и дома.

Объявленные властями каникулы превратились в день непослушания и всеобщего веселья, в день массовой скупки путёвок заграницу, бронирования отелей и билетов.

В сторону юга полетели забитые под завязку ковидные колесницы, и плевать народец хотел на все эти странные призывы Президента прервать страшную ковидную цепь, проведя эти дни в кругу семьи, дома.

По данным аналитика Александра Драгана из компании Aviassales, только в первые сутки после объявления каникул количество запросов выросло на 53%, а за прошедшую неделю в 2,6 раза.

Сочи +116%, Краснодар +208%, Симферополь +161%, Калининград +111%, Минводы +163%. Зарубежные направления так же выросли в запросах более, чем в 2 раза. Турция +116%, Египет и ОАЭ +80%, Армения и Кипр +118%.

В тоже время коечный фонд во многих туристических регионах уже исчерпан, а только что привитые Спутником-Лайт получают практически сразу QRкод, но не выработку антител. Так что по мнению Александра Драгана ситуация просто катастрофическая, с чем полностью согласен и очень рекомендую прочитать его анализ в оригинале.

Фактически объявленные каникулы вместо того, чтобы выполнить роль замедлителя распространения коронавируса и спасения не только россиян, но и медицины от окончательного укладывания её в землю, стали/станут катализатором новых заболеваний.

Разве такого эффекта ожидали наши власти и можно ли было это просчитать заранее? Очевидно, что всё это было ожидаемо и предпринимаемые полумеры только усугубили ситуацию.

Но почему вместе с ожидаемым результатом от этих каникул Крым и Краснодарский край не усилили врачами, скорыми и мобильными крематориями? Местные морги и крематории просто не справляются с перегрузкой, смертность растёт, привиться очень сложно и я очень сомневаюсь в цифрах официальной статистики.

А что бизнес? А бизнес разный и, если одни проигрывают, то есть те, кто очевидно выигрывает. Туристический, похоронный, интернет торговля и доставка гребут прибыля лопатой, и не одной.

Бизнес ноет и требует помощи, Правительство обещает помочь, но всё это лишь латание дыр и деньги на ветер. Декларирование помощи — это хорошо, но бизнес это риски и никто не обещал собственникам, что они на своей теме будут вечно рубить бабло. Все прекрасно понимали, что коронавирус не уйдёт, это уже четвёртая волна и надо было готовиться.

Собственнику нужна прибыль, наемным работникам зарплата и, чтобы там не мычали про социально ориентированный и ответственный бизнес, только прибыль и ничего более не волнует людей.

Почему властям нельзя назвать реальные цифры ковидной статистики, почему нельзя сказать, что сами всё продули, избегая вакцинирования, что выкручивайтесь как хотите и ввести локдаун на 3-4 недели? Почему не подготовились заранее? Ответ простой – были выборы и Кремль не готов был говорить правду.

Но меня волнует не столько бизнес, сколько обычные люди, хотя, конечно, тут есть прямая связь. Нужна адресная помощь конкретным людям, а не абстрактному бизнесу. Нужна ли помощь тем, кто рванул на Юга? Однозначно нет, но и они будут выть про убытки.

Сколько продлятся вынужденные каникулы? Это ключевой вопрос, который беспокоит бизнес и рядовых граждан. Большинство экспертов сходится на 3-4 неделях, в зависимости от ситуации в том или ином регионе.

Севастополь закрыл не только въезд для не привитых, но и на выезд за границы города. Законно ли не знаю, но эффективно. В Хакасии вводится комендантский час и прекращает работать общественный транспорт. Жёстко? Да, но эффективно.

Пока одни будут отдыхать на югах, другие будут работать дистанционно или очно. Так что в таком формате каникул, которые нам предложены они не имеют никакого смысла. Надо либо закрывать всех на 2-3-4 недели и наращивая темпы вакцинации, либо оставлять всё, как есть и не играть в войнушку с короной.

Чего боится власть? Протестов? Нет. Аномальной смертности? Нет. Так чего-то она боится, если играет в полумеры. Для меня это главный вопрос и на него ответа нет.

Чего боится Кремль и почему опять полумеры? Есть ли у Вас ответ на этот вопрос? Как и где Вы проведёте эти ковидные каникулы? Пишите мне Здесь!

Не прощупал Запад непростую Турцию наше послесловие

Леонид Швец, автор haqqin.az 27 октября 2021, 23:58

Когда 23 октября появилось сообщение, что президент Эрдоган поручил Министерству иностранных дел рассмотреть вопрос о высылке послов десяти ведущих западных стран, а затем в жестких терминах подтвердил это намерение, выступая на следующий день на большом митинге перед однопартийцами из Партии справедливости и развития в городе Эскишехир, во многих столицах, включая Анкару, повисла тревожная пауза. Неужели случится разрыв, грозящий многими последствиями, включая непредсказуемые? В это не верилось, но вероятность такого сокрушительного события все же была выше нулевой.

О том, что демарш Эрдогана был не спонтанным, продуманным шагом, хотя и вызванным нешуточными эмоциями, свидетельствует временной зазор между коллективным выступлением 18 октября послов Германии, США, Дании, Финляндии, Франции, Нидерландов, Швеции, Канады, Норвегии и Новой Зеландии за освобождение Османа Кавалы и публичной реакцией президента. Пять дней ушло у него на то, чтобы облечь свое раздражение в необходимую форму. Для стран, получивших турецкую отповедь и прямую угрозу дипломатического разрыва, эта очевидная продуманность действий Эрдогана послужила дополнительным материалом для размышления.

Очевидно, по всем неформальным и разведывательным каналам была проведена интенсивная проверка серьезности намерений Турции и формата извинительных акций, который удовлетворил бы оскорбленную сторону. Так родилось заявление посольств США и Канады об их приверженности 41-й статье Венской конвенции о дипломатических сношениях, где говорится об уважении законов и постановлений государства пребывания. К этому заявлению присоединились прочие посольства, перепостив его на своих официальных страницах в социальных сетях, и конфликт посчитали исчерпанным: «Президент Эрдоган позитивно воспринял заявления посольства США и других дипмиссий», — сообщили его представители.

Этот эпизод демонстрации контролируемого раздражения оказался показательным по целому ряду моментов.

Во-первых, и это главное, стороны показали заинтересованность в сохранении отношений, несмотря на наличие явных расхождений. Можно даже сформулировать сильнее: отличия между сторонами увеличивают их взаимный интерес, делают его выразительнее. Турция – форпост Запада на мусульманском Востоке, и тем Западу важна и дорога. То, что у нее наличествуют восточные черты, в том числе и в стиле правления, это дано по определению. Степень соотношения собственной «восточности» и «западности» является внутренней проблемой Турции еще со времен Оттоманской империи, заострилась при Ататюрке, а теперь проявляется на новом историческом витке.

Эрдоган не просто осознает особость Турции, он ее всячески подчеркивает, и на этом строит свою политику, как государственную, так и личную, призванную поставить его в один ряд с Ататюрком. Все, чего он хотел бы от Запада, это признания своей особости и особости своей страны, и отсюда требование особого подхода к себе и Турции, признания исключительности и исключения по необходимости из западных норм и правил, проявившееся в эпизоде с посольствами.

Другая сторона турецкой специфики – ее включенность в западный мир. Экономическое развитие страны напрямую зависит от тесных связей с Евросоюзом и США. Недаром все обратили внимание на единоразовое падение курса лиры почти на два процента после заявлений Эрдогана о возможной высылке западных послов. Запад нужен Турции не меньше, чем Турция Западу, и нынешняя история это обстоятельство еще раз проиллюстрировала. Разрыв никому не нужен, поскольку непомерна его цена.

В то же время президент Эрдоган заметно рискует, демонстративно заостряя вопрос о возможном разрыве с Западом. Понятно его стремление подойти к выборам 2023 года в качестве безусловного лидера, стоящего на страже суверенитета, независимой политики Турции и наращивающего ее величие. Но значительная часть избирателей, прежде всего из вестернизированных областей западной Турции и больших городов, может счесть эти риски избыточными для страны, что приведет их к дополнительной политической мобилизации и снижению шансов президента и правящего блока Партии справедливости и развития и Партии националистического движения…

Ну, а судьба Османа Кавалы отныне заслуживает лишь сожаления. Оказавшись поводом для выплескивания взаимного раздражения высоких сторон, «турецкий Сорос» стал заложником ситуации. Теперь Анкара даже при желании, которого, очевидно, нет и не было, просто не может пойти на попятную и снять все уголовные обвинения против него. Осман Кавала будет главной жертвой этого дипломатического скандала. Ему хотели помочь, а вышло с точностью наоборот. Для западных столиц никто не отменял необходимости предварительно прощупывать возможность нежелательных последствий своих действий. Особенно когда имеешь дело с такой непростой Турцией.

За год Россия проиграла Турции трижды

Отказ Москвы силой поддержать Армению в Карабахской войне стал прямым следствием мартовского фиаско в Сирии.

В завершившемся 2020 году на фоне целого ряда таких масштабных событий, как пандемия, мировой экономический кризис, обнуление путинских президентских сроков, произошли три вооруженных конфликта, которые, впрочем, стараниями отечественной машины пропаганды для рядового российского обывателя остались почти незамеченными (за исключением широко освещавшейся в РФ Карабахской войны). Между тем они несомненно повлияют на поведение Москвы на международной арене в ближайшие годы.

Читайте также  Вторичные или симптоматические формы рвоты

Речь, в первую очередь, идет о де-факто российско-турецкой войне февраля — начала марта в Идлибе (Сирия); боевых действиях в Ливии между войсками международно признанного Правительства национального согласия (ПНС) и Ливийской национальной армией (ЛНА) мятежного маршала Халифы Хафтара в мае, и Карабахской войне сентября-ноября 2020 между Азербайджаном и Арменией.

Все эти вооруженные конфликты в течение прошедшего года «Росбалт» освещал достаточно подробно, поэтому лишь отметим, что во всех трех столкновениях прямо или косвенно противостояли друг другу турецкие и российские вооруженные силы, военные советники, инструкторы и прокси-формирования Москвы и Анкары.

Кратко напомним хронологию событий.

После ряда атак на формирования турецкой армии на севере Сирии со стороны союзника Москвы — сирийского президента Башара Асада и авиаудара российских ВКС по колонне турецкой армии в провинции Идлиб, в ходе которого погибли три десятка турецких солдат, президент Турции Реджеп Эрдоган в конце февраля приказал начать в этой сирийской провинции операцию под кодовым названием «Весенний щит».

В ходе массированного наступления турецкой армии против сил сирийско-российской коалиции, а также союзных им иранских формирований в Идлибе, с 28 февраля по 5 марта турецкой артиллерией, авиацией и беспилотниками, по данным турецкого Генштаба, были уничтожены как минимум три сирийских самолета (два фронтовых бомбардировщика Су-24 и учебно-боевой Aero L-39 Albatros), восемь вертолетов, три беспилотника, 155 танков, 47 артиллерийских орудий, 52 многоствольные ракетные установки, восемь систем ПВО, 12 противотанковых орудий, 51 единица бронетехники, 60 военных машин, десять складов боеприпасов. Помимо этого, был поврежден военный аэродром в Алеппо. Потери в живой силе проасадовской коалиции оценивались примерно в 3,5 тысяч человек.

За последние примерно 50 лет это было одно из самых массированных применений военной техники в мире. Причем турецкая армия продемонстрировала в этой битве свое полное превосходство над противником.

В довершение ко всему Эрдоган не побоялся лично прилететь в Москву 5 марта и провести со своим российским визави переговоры об урегулировании ситуации в Сирии в тот момент, когда его армия продолжала утюжить позиции главного союзника России на Ближнем Востоке — Башара Асада.

Следующий раунд российско-турецкого противостояния после описанных выше событий состоялся всего через два месяца. В мае возобновились бои в Ливии между войсками Правительства национального согласия (ПНС) и Ливийской национальной армией (ЛНА) Халифы Хафтара, поддержку которому оказывала ЧВК «Вагнер», которую связывают с «кремлевским поваром» Евгением Пригожиным.

СМИ сообщили, что в результате проведенной армией ПНС операции «Вулкан гнева», турецкими ударными беспилотниками Bayraktar TB2, которые в марте уже навели шороху в боях за Идлиб, были уничтожены девять зенитных ракетно-пушечных комплексов (ЗРПК) «Панцирь» российского производства.

И, наконец, последняя война за Карабах между Азербайджаном и Арменией в сентябре — ноябре. Формально ни Анкара, ни Москва в ней участия не принимали, однако очевидно, что за Арменией, являющейся членом ОДКБ, так или иначе стояла Россия, а за Азербайджаном — Турция, которая этого и не скрывала. Тем более, что самым заметным оружием снова стали все те же турецкие «байрактары». Как известно, эта война закончилась поражением Еревана (а значит, и Москвы). Армяне по ее итогам вынуждены были подписать унизительную капитуляцию, потеряв часть собственно Нагорного Карабаха и весь «пояс безопасности» вокруг него.

Итак, Москва за год потерпела три поражения от Турции. Несомненно, самым тяжелым стал разгром в Идлибе, поскольку в отношении Ливии позиция официальной Москвы, как она сложилось за последние шесть лет, сводится, по обыкновению, к формулировке «нас там нет». По факту же там действовала российская частная военная компания, или, другими словами, наш «иностранный легион».

Отказ Кремля не словами, а реальным делом поддержать своего союзника по ОДКБ Армению в Карабахской войне и, как следствие, поражение Еревана от азербайджанской армии, за спиной которой стояла мощная, отлично оснащенная современным вооружением 700-тысячная армия Турецкой республики — все это стало следствием мартовского фиаско Москвы в Сирии.

В любом случае эти события стали серьезным уроком для Кремля, который до того, как казалось, шел от успеха к успеху (во всяком случае, у не слишком посвященной публики с 2008 года могло складываться именно такое впечатление).

Действительно, август 2008 — «блестящая» победа огромной России над маленькой Грузией в войне за принадлежащую последней крохотную Южную Осетию. 2014 — присоединение Крыма и фактическое отторжение трети территории украинского Донбасса, на которой созданы непризнанные ДНР и ЛНР. 2015 — ввод в Сирию российских ВКС и других военных формирований. Не раз объявленная победа в этой стране над запрещенным в РФ «Исламским государством».

И вот 2020-й. Три поражения России за один год. Справедливости ради отметим, что первые «звоночки» для Москвы прозвучали раньше, но она их не смогла услышать. Или просто не захотела, списывая эти неприятные инциденты на чьи-то происки и рассчитывая на то, что российской стороне неизбежно удастся взять реванш. Речь об уничтожении турецким истребителем F-16 российского бомбардировщика Су-24 в ноябре 2015 в небе над турецко-сирийской границей. Тогда это очевидно шокировало не только записных патриотов на российском ТВ, но и политическое и военное руководство страны. Настолько сильно, что ответить решили не Турции, а плохо вооруженным протурецким отрядам туркоманов в Сирии.

Следующий «звонок» российскому руководству прозвучал в той же Сирии. Бой 7–8 февраля 2018 года в районе Дейр-эз-Зора, когда американская армия при помощи авиации, беспилотников и артиллерии разгромила батальонную группу, состоявшую из пятисот российских вагнеровцев, сирийских военных и примерно 30 танков и другой техники. Тогда потери российских и пророссийских сил, а также легионеров российского «иностранного легиона» (ЧВК) по разным оценкам составили от 200 до 300 человек. Однако в Кремле этот удар «союзников» по «своим» также предпочли не заметить, видимо, списывая на то, что погибли наемники — что их считать…

Однако складывается впечатление, что после нынешних трех поражений подряд «головокружение от успехов» 2008–2015 годов в Кремле окончательно прошло. Косвенным свидетельством этого являются недавние слова, сказанные российским президентом на его большой пресс-конференции в декабре 2020 в адрес лидера Турции. «У нас расходятся сейчас взгляды на отдельные вопросы с президентом Эрдоганом. Может быть, иногда противоположные взгляды. Но это человек, который держит слово, мужчина. Он хвостом не виляет. Если он считает, что это выгодно для его страны, он идет до конца. Пришло время пересмотреть свою тактику поведения на международной арене», — сказал тогда Путин.

Действительно, пришло. Эрдогановская Турция в прошлом году «грубо и зримо» создала «новую реальность». А если точнее, откорректировала ту «новую реальность», которую в свою очередь создала в 2014 году путинская Россия. В результате в Кремле, как видим, наконец, осознали, что на международной арене появился игрок, готовый применять военную силу не менее решительно и бесцеремонно, чем Москва. И этот игрок в военном и технологическом смысле готов не только к мелким провокациям в духе «нас там нет», но и к большой войне.

Однако наивностью было бы ожидать, что военные неудачи 2020 года заставят Путина отказаться от применения силы (или угроз этого) на международной арене. Другим он уже не станет, но вот тактику пересмотреть может. Не исключено, что в очередной раз может попытаться объединиться с тем, кого он не смог победить, а потому зауважал.

Союз России и Турции в мечтах некоторых обитателей Кремля может сулить головокружительные перспективы — начиная от развала НАТО и вплоть до выстраивания новой стратегической оси Москва-Анкара… Другое дело, зачем это нужно Эрдогану? «Султан» и без союза с Кремлем сейчас на пике своего политического и военного могущества.

Россия ищет войны с Турцией

Турецкие СМИ 8 октября сообщили об аресте в Анкаре шести российских диверсантов с оружием. Утром 11 октября российский самолёт сбросил бомбу на сирийский город Мареа, но она не взорвалась, чем выдала производителя и исполнителя. На вечер того же дня по «случайному совпадению» была назначена пресс-конференция Эрдогана, где он должен был ответить и на вопрос о Сирии. Затем в этой цепочки «случайностей» 13 октября был брифинг глав МИД Турции и Никарагуа, по итогам которого информагентство RuNews24 поместило 15 октября статью «Турецкие военные начали масштабное наступление в Сирии». Несмотря на заявленную им войну 16 октября в Анкару вылетела с рабочим визитом Ангела Меркель.

В этом клубке случайностей мало случайностей и визит Меркель в Анкару не в их числе. Разве что приезд главы МИД Никарагуа Дениса Монкада Колиндреса в Анкару можно было бы отчасти счесть случайностью, если бы не президентские выборы там 7 ноября с одним претендентом – 75-летним Даниэлем Ортегой, баллотирующимся четвёртый раз подряд. Семь других кандидатов сандинисты посадили в тюрьму и к выборам не допустили, ссылаясь на то, что они требовали от иностранных государств ввести санкции против Ортеги. Можно не сомневаться, что фикцию выборов в Никарагуа не признают не только США и ЕС, но и ряд стран Латинской Америки. В результате появится ещё один непризнанный президентом диктатор, на которого обрушится волна санкций в рамках глобальной войны демократий с автократиями. Нельзя также исключить и вероятность революции в Никарагуа, глядя на огромный митинг 15 октября в Тбилиси и вспоминая летние протесты на Кубе, прошедшие там впервые за 60 лет.

Читайте также  Временные съемные металлические зубные шины

Поэтому сандинисты предусмотрительно отправили в Турцию сеньора Колиндреса рассказать, как народ любит Ортегу и хочет, чтобы тот был президентом до своей смерти, но мерзкие США и ЕС не хотят это признать. Сеньор также сообщил, что на выборах не будет и наблюдателей от Организации американских государств, поскольку она устроила переворот в Боливии и Эво Моралесу пришлось сбежать. О том, что Моралес через год вернулся после победы на выборах своего соратника, посланник сандинистов скромно умолчал в интервью турецкому информагентству «Анадолу». Сандинисты хотят от Турции если не признания будущей фикции с выборами, то хотя бы товаров и денег, когда начнутся санкции. Похоже, у них какие-то проблемы с Москвой и Пекином, и они ищут дополнительные варианты.

Главы МИД Турции Чавушоглы сеньору посочувствовал и отчасти подыграл. Сказал, что РФ и США тоже обещали Турции безопасность от курдских боевиков, но не обеспечили её. О России сказал конкретно, она обещала очистить от террористов районы сирийских городов Телль-Рифъат и Мюнбич, но не сделала этого. Поэтому Турции придётся самой заняться ими. Фактически Чавушоглы лишь несколько конкретизировал слова Эрдогана 11 октября о том, что терпение Турции в отношении выходок террористов у её южных границ иссякло, и надо сделать все необходимые шаги для их прекращения. Решимость Эрдогана была продиктована возросшим числом терактов курдских боевиков в зоне контроля Сирийской национальной армии и убийством ими в Турции двух полицейских, похороны которых были назначены на следующий день. Ввиду этой траурной церемонии Эрдоган был обязан говорить строго и решительно.

Спецслужбы России сложили угрозы Эдогана с географическими привязками, назваными Чавушоглы, и запустили информационную операцию о том, что Турция уже начала большое наступление в Сирии. Стартом её стали публикации ближневосточных блогеров агентов РФ вечером 14 октября, а утром 15 октября RuNews24 поместила указанную статью. Поскольку Чавушоглы сказал, что боевики обстреливают Турцию с расстояния свыше 30 км, то автор этой статьи стал гадать, как далеко Эрдоган может зайти в Сирии.

Объективно турецкая армия и Эрдоган ещё в 2014-2015 годах готовы были дойти до Дамаска и очистить Сирию от ИГИЛ, Асада и связанных с ним курдских группировок, но Обама запретил им это. Поэтому история пошла другим путём. Если бы Обама в 2014 г. арестовал Путина на саммите G-8 в Австралии за аннексию Крыма, то история сейчас бы шла и вовсе иным путём. В Москве тогда не исключали такого развития событий, поэтому визит Путина в Австралию прикрывали четыре российских военных корабля с ракетами. Вряд ли бы они сравняли с землёй город Брисбен, где проходил саммит, и похоронили бы в руинах всех его участников, включая Путина. Но Обама арестовать Путина не решился, а может и не планировал, поэтому «маємо те, що маємо».

А маємо на данный момент полный провал попытки Путина договориться с Эрдоганом в Сочи 29 сентября на фоне газовой войны РФ с ЕС. Об этих переговорах из официальных источников известно мало, что вместе с дальнейшими событиями свидетельствует об их провале. Если реконструировать ситуацию шире, то за две недели до Эрдогана в Сочи тайно летал на свидание с Путиным в очередной раз спасённый им Асад.

В сентябре на юге Сирии в мухафазе Даръа началось очередное восстание против Асада, купировать которое ему помогла не столько армия, как Москва. Кремль не только перебросил туда своих военных, но и деньги. Как значилось в отчётах об итогах переговоров между Асадом и повстанцами при посредничестве московитов, был определён статус 1300 человек и население сдало 600 стволов. На практике это означает, что там, как и некогда в Чечне, всем повстанцам дали денег, чтобы они не воевали, и зачислили на зарплату в некие милиционные формирования, куда на службу не надо ходить. Заодно провели месячник скупки оружия у населения. Летом 2018 г. Москва такую операцию в Даръа уже проводила и даже подрядила пару сотен экс-повстанцев на войну в Ливии в отрядах маршала Хафтара. Никогда такого не было и вот опять. Но договорились не со всеми повстанцами. Поэтому торг продолжается, но угроза восстания отложена.

Асад полетел в Сочи не столько благодарить Путина, как узнать, позволяет ли бюджет РФ перекупить таким же способом Сирийскую национальную армию у Турции, всех-всех курдов у США, а также арабских демократов и племенных вождей на левобережье Евфрата, чтобы он, наконец, смог стать царём всея Сирии. Асад подал свой вопрос в контексте того, что США ушли из Афганистана, а значит когда-нибудь уйдут и из Ирака и Сирии. Он обещал, со своей стороны, решительно убивать всех тех, кто окажется недоговороспособным.

Неизвестно, что ответил ему Путин о возможностях бюджета РФ. Но за два дня до визита Эрдогана в Сочи войска Путина и Асада начали активно бомбить Идлиб и продолжали, пока тот не вернулся в Анкару. Та же схема, что и с переговорами о Донбассе, что в минском, что в нормандском формате. Наслоилось ещё и то, что Турция вошла в «Крымскую платформу», а Эрдоган на Генассамблее ООН просклонял РФ и заявил, что Крым – это Украина.

Российско-турецкая «дружба» опять входит в горячую фазу, из-за чего Москва волнуется по нескольким причинам.

Во-первых, в Кремле знают, что Эрдоган способен на решительные действия, но не знаю, где и когда. Поэтому пытаются ненавязчиво узнать, публикую статьи о большом турецком наступлении в Сирии.

Во-вторых, Турция со своей газотранспортной системой становится для Москвы второй Украиной, а строить газопроводы в Европу в обход неё пока в Кремле никто не готов. Если Эрдоган опять перекроет Турецкий и Южный потоки, то даже запуск «Северного потока-2» не избавит Москву от необходимости пользоваться транзитом через Украину. В результате Сербия так и не станет крупнейшим транзитёром газа из РФ, как ей это 11 октября обещал Лавров, а Венгрия вернётся к получению его прямым путём из Украины, а не замысловатым маршрутом через Турцию, Балканы и Сербию. Венгрия опять станет крупным транзитёром газа в Сербию, а не наоборот, как сулил той Лавров. Похоже, Лавров сильно увлёкся в своих переливаниях газа из Сербии в Венгрию и наоборот.

Поэтому в Анкару, чтобы скоординировать действия, и вылетела срочно Меркель. У неё есть свой счёт к Кремлю. В 2019-2020 гг. цена газа на спотовом рынке в ЕС доходила до 60 долларов за тысячу кубов на зависть Лукашенко, который покупал его у РФ по 110 долларов и сетовал, что в Смоленске газ стоит 70 долларов. Германия в это время обязана была брать его у «Газпрома» по 220 долларов по долгосрочным контрактам. Немцы готовы платить большие деньги, лишь бы не было войны, но не хотят, чтобы русские считали их дебилами. Апологеты «Газпрома», утверждая сейчас, что длинные контракты лучше, чем короткие, не изрекали эту премудрость до осени 2020 г., когда Китай стал закупать газ на спотовом рынке по возрастающим ценам, и жечь его в турбинах немецкой фирмы «Сименс» для получения электроэнергии.

В Китае решили в числе первых в Азии отказать от угля как топлива. Не столько ради сохранения озонового слоя над Землёй и недопущения её перегрева, сколько потому, что смог от ТЭЦ начал портить здоровье китайцев и сокращать их количество независимо от решений партии по регулированию деторождения. В Пекине несколько лет данные об уровне смога над городом были постоянным элементом метеосводок и сопровождались советом не выходить на улицу без острой необходимости. ЕС и США в 2008 г. вынудили компартию хотя бы в Пекине перевести ТЭЦ с угля на газ, угрожая срывом проведения Олимпиады из-за смога. В итоге компартия поняла, что буржуи таки правы, и с осени 2020 г. начала массовую газификацию ТЭЦ, чем за полтора года нарушила все планы ЕС по выстраиванию спотового рынка дешёвого газа и прощания с «Газпромом». У Китая это вышло непреднамеренно, зато «Газпром» за полгода понял тенденцию и оседлал её своим газовым шантажом и темой «СП-2».

В Берлине сейчас тоже верно оценили ситуацию и срочно отправили Меркель в Анкару, поскольку у Эрдогана появились силовые инструменты, чтобы поучаствовать в газовой войне с РФ. Турция, используя газ, может оказать также политическое давление на Венгрию и вернуть ту в семью из объятий Кремля, и на Сербию, чтобы та прекратила дебоширство на севере Косово. Эрдоган весь год активно перегонял продукт «Газпрома» не только в страны Балкан, чем обеспечил им спокойный отопительный сезон, но и складировал его в Турции.

Кремль опасается, что Эрдоган запасся им так, что может позволить себе не покупать его у РФ с полгода и, соответственно, позволить себе погонять россиян по Сирии. После ареста российских диверсантов в Турции всё это стало очень беспокоить Москву, и она пытается любым способом выведать планы администрации Эрдогана. В том числе и запуская тему российско-турецкой войны, поскольку в указанных сирийских районах есть кроме войск Асада и войска Путина в разном оформлении.

Особое опасение у Кремля вызывают те, кто оформлен в Сирии как частные военные компании, о которых в самой РФ нет полноценного закона. Если турецкая армия их в Сирии ликвидирует, то Путин не сможет ни в чём обвинить Эрдогана. Мало ли где Асад навербовал себе охранников. Их российские паспорта – это ещё не повод говорить о боестолкновении армий Турции и РФ. Перед Кремлём реально встаёт проблема, когда ликвидация граждан РФ с автоматом «Калашникова» в руках не считается нападением на армию РФ, и из Сирии эта практика может начать быстро распространяться на другие страны. Поэтому разведка Шойгу начинает моделировать в СМИ ситуацию, чтобы посмотреть, какие повороты судьбы могут быть с работниками её ЧВК в Сирии, которые там, в отличие от Украины, имеют иллюзии о своих российских паспортах и не скрывают их.

Читайте также  Жесткий приворот мужчины

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

«Наша цель — уничтожить Россию»: В турецких сетях объявили нам войну

После гибели в Идлибе турецких военных в соцсетях и турецких газетах началась настоящая истерика. Самые буйные головы призывают к войне с Россией и убийству Асада. Что стоит за всеми этими публикациями и насколько опасно для нашей страны?

Можно ли сирийцам и их союзникам проводить контртеррористическую операцию против вооружённых турками до зубов опасных террористических группировок в сирийской провинции Идлиб, где террористов «крышуют» находящиеся с ними вперемешку турецкие «наблюдатели», и попадать только по террористам? Увы, нет. Кое-что будет неизбежно перепадать и турецким военным. Ибо это война. И даже если в турок не будут метить специально, их всё равно найдут бомбы, снаряды и пули, которые прилетают не всегда туда, куда надо. Если, конечно, между сирийцами и турками не начнётся открытый пограничный конфликт, чего при истерической реакции Анкары и турецкой общественности на каждый такой случай нельзя исключать. В каком-то смысле он уже идёт. Причём если по туркам попадают случайно, турки в сирийцев в ответ стреляют на поражение.

Эти печальные события вызывают бурную реакцию в Турции и смущают совесть тех русских, кто хочет видеть в турках союзников, хотя ни одна страна не вела себя в последние годы по отношению к России более дерзко и безнаказанно, чем эта. Судите сами. Протараненный и потопленный якобы случайно корабль Черноморского флота. Подло сбитый военный самолёт. Страшная смерть его лётчика. Хладнокровно убитый посол Андрей Карлов. Постоянные атаки дронами со стороны турецких подопечных из Идлиба российской базы Хмеймим, базы страны, которая спасла турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана от организованного Западом путча, хотя официально это не подтверждается. Вероятная турецкая причастность к смерти на днях в Идлибе четырёх российских спецназовцев. А ведь были ещё и 12 войн, которые вели между собой в разные годы Россия и Турция.

А сколько ещё наверняка есть того, чего мы не знаем.

На что обижаемся?

Русских также поражает и возмущает, с какой яростью в социальных сетях турецкие пользователи обрушиваются на Россию и её сирийского союзника в связи со случайной гибелью в Идлибе турецких военных, которых, кстати, туда никто не приглашал. И даже неважно, реальные это лица или тролли, пытающиеся в интересах США вбить пошире клин между Россией и Турцией. Потому что турецкий шовинистический плебс с исламистским флёром и больной психикой, который никогда и не считал Россию другом, думает именно так.

Между Россией и Турцией было 12 войн, выигранных в основном русскими. Фото: Globallookpress

Вот некоторые перлы: «Давайте не ждать, давайте отвечать. Нас ждет ожесточённая война с Россией». Или: «Наша задача сейчас — уничтожить Россию и растоптать Асада». Или: «Турция должна завоевать Сирию, пришло время снести Асада, не обращая внимания на Россию». А вот ещё: «Диктатор Асад при поддержке России совершает в Сирии геноцид». Или: «Россия нас предала в Сирии. Но половина Сирии должна быть нашей».

Российские пользователи Сети, ознакомившись с такой реакцией, отреагировали соответственно: «Вот ведь как получается. Полезли в чужую страну, незваными. А когда закономерно получили по сусалам, обиделись всей туретчиной». Или: «О каком предательстве идёт речь? Путин турецкому флагу не клялся на крови. Убирайтесь из Сирии, тогда вас никто там убивать не будет. Вас туда никто не звал. Вообще обнаглели. Топчут чужую землю и ещё возмущаются, что их там кто-то «предаёт» или «убивает»». Эрдогану также советуют «быть осторожнее с заявлениями по Крыму, да и меньше размахивать сабелькой в Идлибе», поскольку «если перейдёт черту, то в следующий раз от боевиков Фетхуллаха Гюлена его никто спасать не будет».

Как видим, претензии друг к другу взаимны и в обоих случаях базируются на эмоциях, так как исходят из того, что между Россией и Турцией существует якобы некая «дружба», которую другая сторона своими действиями, дескать, подрывает.

«Попутчики» то вместе, то врознь, и это нормально

О том, как обстоят дела на самом деле, прекрасно сказал президент Турции Эрдоган в присутствии своего российского коллеги Владимира Путина на церемонии запуска «Турецкого потока». Турецкий лидер процитировал тогда к месту русскую поговорку: «Умный попутчик означает, что половина пути уже пройдена». Он выразил надежду, что обе страны и далее будут оставаться «двумя добрыми попутчиками».

Это очень правильная мысль. Анкара, безусловно, хочет быть «попутчиком» России в том, что касается таких крайне выгодных Турции проектов, как, например, уже действующий «Турецкий поток», возводящаяся с помощью России АЭС «Аккую», приобретение ЗРС С-400. Но всё это получилось именно потому, что было выгодно также и России. Обе страны — действительно самые «добрые попутчики», когда речь идёт о взаимной выгоде. И это нормально. Более того — правильно.

«Зачистка» сирийской армией террористического Идлиба страшно вредит в Турции имиджу Эрдогана. Фото: Globallookpress

Однако «добрый попутчик» — это всё-таки не друг и союзник. Россия не может и никогда не будет «попутчиком» Турции в сокрушении своего старого союзника Сирии, турецкой пропаганде пантюркизма на просторах бывшей Российской империи и вряд ли поддержит Анкару, если турки вздумают в борьбе за энергетические ресурсы Средиземноморья напасть на греков, хотя те флиртуют сейчас с американцами.

Что турки делают в Идлибе?

Турецкие солдаты находятся в Идлибе, собственно, по трём причинам. Во-первых, потому что в Анкаре, как и многие турки вообще, считают всю Сирию и соседние арабские страны отбившимися 100 лет назад от рук турецкими провинциями, которыми османы управляли веками.

Во-вторых, потому что Анкара, вероятно, хочет в данном случае повторить трюк 1939 года. Тогда, воспользовавшись надвигавшейся Второй мировой войной и проблемами в этой связи Франции, подмандатной территорией которой была тогда Сирия, Турция отторгла от последней соседствовавший с Идлибом т. н. Александреттский санджак, где годом ранее было создано — формально в рамках французской Сирии — марионеточное Государство Хатай. В тот момент французам было не до того, чтобы выяснять отношения с турками, и у тех получилось. Сирийские протесты были проигнорированы.

В-третьих, турецкие власти намерены использовать территорию соседней страны для создания там лагерей для беженцев, в том числе тех, которые стремятся через Турцию пробраться в Европу из третьих стран, чтобы избавить от них собственную страну и заодно установить неформальный контроль над различными районами Сирии, создать там своего рода буферную зону. В том числе и для того, чтобы защитить южные районы Турции от угроз со стороны курдов.

Бои в Идлибе очень жестоки, но у сирийцев нет выхода, у России — тоже. Фото: Anas Alkharboutli / Globallookpress

Что касается Сирии, то там, как видим, у России, которая хорошо понимает историческую подоплёку конфликта и мотивы Анкары, и Турции совершенно разные интересы. И если в Анкаре не понимают вежливости России и её готовности ради сохранения Турцией лица временно попридержать своих сирийских союзников в ликвидации в Идлибе террористической язвы, и турки рассчитывали продлить эту ситуацию навсегда, то они заблуждаются, так как пути «добрых попутчиков» в данном случае разойдутся. Ибо тогда уже Россия потеряет лицо, если не сможет помочь дружественной стране сохранить свою территориальную целостность, во что она уже так сильно вписалась, в том числе кровью.

Что грядёт?

Поэтому хотя заместитель президента Турции Фуат Октай и заявляет, что «наши военные продолжат сохранять своё присутствие в регионе и давать должный ответ тем, кто попирает международное право» (во как!), Турция вряд ли решится на полномасштабную войну, несмотря на неизбежную дальнейшую гибель в Идлибе своих солдат.

Во-первых, потому, что за Сирией стоит не являющая в данном случае турецким «попутчиком» Россия, терпение которой не беспредельно. А во-вторых, потому что из-за постоянных чисток сторонников Гюлена среди офицерского корпуса турецкая армия сейчас лишь относительно боеспособна. Огрызаться, конечно, турки будут, и, возможно, весьма болезненно для сирийцев, но всё равно скорее рано, чем поздно те их выживут из Идлиба. Потому что Идлиб — не Хатай, а Россия — не Франция. Второй раз один и тот же трюк не пройдёт.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: