\

В России открыта первая больница для монахинь

Для болящих, бродящих, лежащих. Первые больницы на Руси

По примеру Византии

Согласно летописи, в ХI веке игумен Печерского монастыря Феодосий по­строил при монастыре богадельню. «Сотвори двор близ монастыря своего… и ту повеле пребывати нищим слепым и хромым и трудноватым и от монастыря подаваше им еже на потребу и от всего сущего монастырского десятую часть давайте им».

Монастыри в то время были очагами науки и культуры, в том числе и медицины. Монахи хранили византийские рукописи, переводили с латинского, греческого. Они составляли сборники, содержащие сведения по медицине, дополняли их. И на основании этих источников преподавали медицину.

В дальнейшем больницы стали непременной частью не только монастырей, но и церквей. При сооружении новых храмов предусматривалось и строительство медицинского корпуса. Например, в Никоновской летописи говорится, что в 1091 году «заложили церковь камену… и строение банное и врачеве и больницы». До наших дней сохранились больничные палаты Кирилло-Белозерского, Новодевичьего и других монастырей.

Можно сказать, что монастырские больницы были специальными учреждениями, где работали врачи-профессионалы. Лечили монастырские врачеватели бесплатно, к больным относились тепло, с любовью и самопожертвованием.

За счёт казны

До середины XVI века существовали только монастырские больницы. Намерение открыть государственные высказывалось ещё в царствование Ивана Грозного. А в 1670 году, при царе Алексее Михайловиче, в Москве было уже «семь-восемь» богаделен-больниц, в которых «призревалось» 412 человек, что обходилось казне ежегодно в 1780 рублей, 412 четвертей ржи и 200 пудов соли.

В указе 1682 года, изданном уже царём Фёдором Алексеевичем, впервые определено, что устройство богаделен должно быть делом государства. Предписывалось по примеру «еуропских стран» построить две шпитальни, или богадельни, а на их пропитание дать им вотчины. Всё это под наблюдением «доброго дворянина», при них также «дохтура, аптекари, повара».

Куракинская богадельня

Русский посол в Париже князь Борис Иванович Куракин, впечатлённый парижским Домом инвалидов, в 20‑х годах XVIII века задумал создать нечто похожее и в Москве. Задумку сумел осуществить уже его сын. А императрица Анна Иоанновна даже безвозмездно выделила для строительства этого «шпиталя» участок в Басманной слободе.

Открыт был госпиталь в 1742 году (улица Новая Басманная, дом 4). Построенный «с доброю архитектурою», «со всякою прекрасностью» и «по чужестранному обычаю», он стал первым частным благотворительным учреждением в России. Вмещал госпиталь двенадцать пациентов – бывших офицеров, получивших увечья. У каждого была меблированная комната. В шкафах висела одежда на все времена года. К столу подавали мясо и птицу в скоромные дни, рыбу – в постные. Вино полагалось каждый день, мёд – по праздникам. За домом был разбит сад для прогулок. Для проживающих было два обязательных правила: ночевать в госпитале и посещать службы в храме.

Существенный признак странно­приимного дома, больницы-приюта, или ещё по-другому богадельни, – полное содержание проживающих в них пациентов. Самый знаменитый странноприимный дом располагается в Москве на Большой Сухаревской площади. Это всем известный ныне Институт Склифосовского.

«Благодетельное место»: Главархив рассказывает историю Голицынской больницы

Легендарная Голицынская больница была открыта 3 августа (22 июля по старому стилю) 1802 года, став третьей в Москве и первой, построенной на частные средства. История больницы — яркий пример бескорыстной благотворительности, сопереживания людям, а также любви к Отечеству и своему делу людей разных возрастов и сословий.

Идея создать первую больницу для бедных принадлежит князю Дмитрию Голицыну (1721–1793), более 30 лет представлявшему интересы русского престола при дворе Габсбургов. Он завещал построить на весь накопленный капитал «человеколюбивое, Отечеству полезное учреждение» в память о своей супруге Екатерине Голицыной. Княгиня известна добротой и отзывчивостью к чужому горю, а также своим участием в развитии акушерства в России.

6 марта 1794 года императрица Екатерина II утвердила генеральный план больницы, а с 1796 года было начато строительство. За работами следил двоюродный брат князя Александр Голицын, также стройку патронировала супруга императора Павла I Мария Федоровна. Она и привлекла к проекту знаменитых архитекторов — Василия Баженова и Матвея Казакова.

Здание лечебницы было создано с учетом тенденций классической русской архитектуры второй половины XVIII века, но с соблюдением всех медицинских требований: освещенности палат, их удобного расположения к лечебным помещениям, изолированности инфекционных больных. На первом этаже больницы находились приемная, аптека и складское помещение. Были предусмотрены и квартиры для врачей.

Больница принимала представителей всех слоев населения, независимо от пола, национальности, гражданства и вероисповедания. Помощь здесь могли найти даже самые бедные, за исключением крепостных крестьян. Изначально рассчитанная на 50 коек, за три года больница вдвое увеличила количество мест. В 1803 году при ней была открыта богадельня для неизлечимых больных, пожертвования на ее содержание собирали на светских благотворительных приемах.

При этом доступность лечения не сказывалась на качестве. В больнице работали отечественные клиницисты, ученые, основатели кафедр и медицинских школ. В течение полувека главными врачами были профессора Московского университета. Первый из них — основоположник российской травматологии Ефрем Мухин, создавший в 1814 году первое в России «костоправное» отделение. Также в Голицынской больнице работали придворный врач, курортолог и благотворитель Антон Альбини, лейб-хирург Михаил Маркус, акушер, патолог и богослов Адриан Блументаль, хирург и педагог Сергей Дерюжинский. Директорами клиники до 1917 года были только представители рода Голицыных.

Больница существенно продвинула развитие российской медицины. В 1825 году профессор-офтальмолог и ординатор больницы Петр Броссе открыл здесь первое в стране глазное отделение. В 1832 году при клинике появилась первая в стране фельдшерская школа, в 1868 году был создан родильный приют, а в 1876-м у пациентов появилась возможность получать консультативную амбулаторную помощь. Единственная в Москве больничная аптека пользовалась правом свободной продажи лекарств жителям города.

В 1833 году по соседству с Голицынской лечебницей появилась Первая градская больница — величественное здание с торжественно оформленным фасадом и куполом церкви Марии Магдалины. Здание возводили также по инициативе князя рода Голицыных, но уже на государственные деньги. Самая крупная в городе по числу мест больница также предназначалась для лечения неимущих жителей. В 1919 году в состав Первой градской вошла и Голицынская больница.

В годы Великой Отечественной войны здесь располагался госпиталь для тяжелораненых бойцов, а также принимали москвичей, раненых во время бомбардировок. В 1959 году к клинике присоединили городскую больницу № 2 имени Бориса Вейсброда. После объединения городская клиническая больница № 1 имени Николая Пирогова стала одной из крупнейших в Европе. Сегодня клиника занимает одну из лидирующих позиций среди российских медицинских учреждений.

Три века терапии: история старейших московских больниц

Павловская (четвертая градская) больница. Фото: www.mosgorzdrav.ru

Ровно 250 лет назад, 25 сентября 1763 года по указу Екатерины II в Москве была открыта первая публичная больница. Об этой и других старейших клиниках столицы читайте в материале M24.ru.

Читайте также  Растирки для суставов и мышц

История появления первой «народной» больницы такова: в 1762 году Екатерина II прибыла в Москву на коронацию. Ее сопровождал сын Павел, который внезапно тяжело заболел. Для лечения наследника призвали лучших медиков. Все обошлось, и в память об избавлении Павла Петровича от недуга было решено открыть в Москве больницу для бедных.

Больница, получившая название «Павловской», разместилась в деревянных строениях в загородной усадьбе генерала Глебова, переданной в казну за долги. Первоначально там было 25 коек для больных, но уже в 1766 году был выстроен большой деревянный корпус с церковью и 2 флигеля для служащих. В 1784 году этот корпус сгорел, а другие строения сильно обветшали. В 1807 году было построено большое каменное здание дворцового типа в 3 этажа.

Постепенно количество мест для пациентов увеличивалось, и требовались новые помещения. В 1829 году здесь возвели еще 2 каменных флигеля, 2 корпуса для квартир врачей, чиновников, духовенства и персонала. Позже был устроен даже конференц-зал, где разместились портреты основателя больницы, главных директоров и управляющих. В феврале 1904 года по приказу Николая II при больнице были организованы курсы подготовки санитаров, что положило начало преподавательской деятельности. Сейчас на территории бывшей Павловской больницы располагаются Городская клиническая больница № 4, а также Кафедра внутренних болезней и общей физиотерапии ПФ РНИМУ имени Пирогова.

А самое старое государственное медицинское учреждение в Москве было основано в 1706. Возглавил «военную гошпиталь» Николай Бидлоо, голландский врач, который до этого был личным врачом Петра I. Основное здание госпиталя, сохранившееся до наших дней, построено в 1798-1802 по проекту архитектора Ивана Еготова. Сейчас там располагается Главный военный госпиталь имени Бурденко.

Главный военный госпиталь имени Бурденко. Фото: ИТАР-ТАСС

Во время Отечественной войны 1812 года госпиталь принял свыше 17 тысяч раненых и больных, в Первую мировую войну – около 400 тысяч. За триста лет в госпитале прошли лечение почти 4 миллиона человек. Здесь работали Николай Склифосовский, Николай Пирогов и другие известные российские врачи.

Госпиталь был не только медицинским учреждением, но и учебным: здесь появилась первая в России школа для подготовки лекарей, а также первый анатомический центр.

Еще одну народную больницу Екатерина II учредила в 1776 году в здании бывшего карантинного двора на 3-й Мещанской улице. Изданный по этому поводу указ на имя московского обер-полицмейстера Николай Архарова гласил: «Усмотря, что в числе скитающихся по миру и просящих милостыни в здешнем городе, есть престарелые, увечные и больные, которые трудами своими кормиться не в состоянии, также никому не принадлежащие люди, об коих никто попечения не имеет, заблагорассудили мы, по природному нашему человеколюбию, учредить под ведомством здешней полиции особую больницу и богадельню. «.

Историческое здание Ново-Екатерининской больницы. Фотохроника ТАСС, 1948 год

В 1833 году лечебница переехала в здание на углу Петровки и Страстного бульвара и стала называться Ново-Екатерининской. Это было крупнейшее медицинскиое учреждение в Москве, здесь насчитывалось 250 коек, причем обслуживались люди всех званий, беднейшим из них лечение предоставлялось бесплатно. В 1866 году у Екатерининской больницы появилось Яузское, а в 1876 – Басманное отделения, ставшие затем самостоятельными больницами. В 1871 году на базе клиники было открыто фельдшерско-акушерское училище. В 1909 на средства Морозовых здесь был построен родильный приют, а чуть позже первое в Москве туберкулезное отделение.

Третья, после Павловской и Екатерининской, больница для небогатых горожан была открыта в Москве в 1802 году. Построить ее на весь свой скопленный капитал завещал князь Дмитрий Михайлович Голицын в память о своей рано умершей супруге Екатерине Голицыной. После кончины князя его двоюродные братья Александр и Михаил начали строительство больничных корпусов на берегу Москвы-реки. Также в возведении народной лечебницы приняла участие супруга Павла I, императрица Мария Федоровна, привлекшая к делу известных архитекторов Василия Баженова и Матвея Казакова.

В Голицынскую больницу принимались на бесплатное лечение представители всех слоев населения, кроме крепостных крестьян. В 1802 году в больнице было 50 коек, а в 1805 году — уже 100. Дополнительно в 1803 году при больнице была открыта богадельня для неизлечимых больных на 30 мест.

Голицинская больница, ныне ГКБ №1. Фото: ИТАР-ТАСС, 1954 год

Известно, что экономом (управляющим) больницы в начале XIX века в течение многих лет служил Христиан Иванович Цингер (дед математика, ботаника и философа Василия Яковлевича Цингера). Во время Отечественной войны 1812 года, когда Москву заняли войска Наполеона, он остался в больнице один и сумел не допустить ее разграбления, а также сберег оставленные ему на хранение больничные деньги. За добросовестную службу Христиан Иванович получил звание потомственного дворянина

До середины XIX века все главные врачи больницы были профессорами Московского университета, а больница являлась клинической базой медицинского факультета. Сейчас в корпусах бывшей Голицынской больницы располагается городская клиническая больница №1.

НИИ имени Склифосовского (Шереметевская больница). Фото: ИТАР-ТАСС, 1968 год

А история знаменитого НИИ имени Склифосовского началась в 1803 году со «странноприимного дома», основанного в благотворительных целях графом Николаем Петровичем Шереметевым. Дом состоял из больницы на 50 коек и приюта для 25 девочек-сирот. Во время Отечественной войны 1812 года в здании Странноприимного дома размещался госпиталь сначала французской, затем русской армии, а позже — госпиталь для раненых в русско-турецкую войну 1887 года. Сюда же поступали раненые с фронтов русско-японской и первой мировой войны. В 1923 году на базе Шереметевской больницы был организован Институт неотложной помощи.

Разумеется, XVIII — начале XIX веках в Москве открывались и другие больницы, но мы рассказали только о тех, которые продолжают работать и сегодня.

История Обители

Марфо-Мариинская обитель любви и милосердия основана Великой княгиней Елисаветой Феодоровной в 1909 году. После трагической гибели мужа, Великого князя Сергия Александровича Романова, она удалилась от светской жизни и решила всецело посвятить себя служению Богу и ближним.

Прообраз деятельности будущей Обители Великая княгиня увидела в служении двух евангельских сестер, труженицы Марфы и молитвенницы Марии.

На деньги от продажи личного имущества и драгоценностей Елисавета Феодоровна приобрела усадьбу с садом на Большой Ордынке. В двухэтажном доме с выходом на улицу обустроили больницу, здесь же соорудили домовую церковь во имя святых праведных Марфы и Марии. Строительство второго храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы, ставшего достопримечательностью Москвы, закончилось в 1912 году.

10 февраля 1909 года — дата официального открытия Марфо-Мариинской обители милосердия. Сначала здесь жили 6 насельниц, к концу 1909 г. их стало 30, к 1918 г. их было уже 105.

9 апреля 1910 года епископ Трифон (Туркестанов) посвятил первых 17 сестер во главе с Великой княгиней в крестовые сестры. Следующим утром за Литургией Митрополит Московский Владимир возвел Елисавету Феодоровну в сан настоятельницы. Сестры стали называть её Великой Матушкой.
Обитель явила собой учреждение совершенно особого рода: и не монастырь, и не обычная община сестер милосердия. В сестры принимались вдовы и девицы православного вероисповедания от 21 до 40 лет. Сестры, жившие в Обители, приносили обеты целомудрия, нестяжания и послушания, однако, в отличие от монахинь, по истечении определенного срока могли уйти из Обители и создать семью.

Читайте также  Каким знакам зодиака не стоит делать вместе ремонт?

В 1911 году в Обители действовали больница для бедных женщин и детей, дом для бедных чахоточных женщин, бесплатная амбулатория с выдачей лекарств, трудовой приют для девочек, воскресная школа для взрослых женщин, бесплатные библиотека, столовая и странноприимница. Все эти учреждения обслуживались сестрами.

Большое место в деятельности Обители отводилось организации квалифицированной медицинской помощи. Здесь вели прием известнейшие в Москве врачи. Под их руководством все сестры проходили специальное обучение. Больница в Марфо-Мариинской обители считалась лучшей в Москве.

Авторитет Марфо-Мариинской обители милосердия был непререкаемым, и даже события 1917 года поначалу никак не повлияли на ее деятельность. Но в Светлый вторник, 7 мая 1918 года, за Матушкой прибыл отряд латышских стрелков. 18 июля Великая княгиня Елисавета Феодоровна и ее келейница инокиня Варвара (Яковлева) были живыми сброшены в шахту вблизи г. Алапаевска.

Марфо-Мариинская обитель просуществовала до 1926 г. Позднее здесь располагались кинотеатр, поликлиника, реставрационные мастерские, лаборатории…

Возрождение Обители началось в 1992 г., когда ее территория была передана Московской Патриархии. Марфо-Мариинская обитель, созданная как церковное благотворительное учреждение, не знает аналогов во всем мире.

Сегодня Марфо-Мариинская обитель является ставропигиальным женским монастырем, при этом в Обители и по настоящее время патриаршим благословением (Журнал Московской Патриархии №52 за 2014г.) сохраняется особый уклад жизни, восходящий к основательнице Обители Великой княгине Елисавете Феодоровне и через сохранение этого уклада продолжается дело милосердия святой преподобномученицы. В Обители живут монашествующие сестры и сестры милосердия. Вместе участвуя в богослужении, разделяя общую трапезу и монастырские послушания, сестры по призванию несут каждая свое служение.

В Марфо-Мариинской обители милосердия осуществляется ряд социальных проектов (реализуются совместно с православной службой помощи «Милосердие»), направленных на улучшение качества жизни тех, кто больше всего в этом нуждается. Обитель помогает детям с инвалидностью, детям-сиротам и детям, оставшихся без попечения родителей, одиноким пожилым людям, многодетным семьям и людям, оказавшимся в тяжелых жизненных обстоятельствах.

Монахини в белых халатах

В подмосковном Свято-Троицком Ново-Голутвине монастыре действует современный медицинский центр, устроенный по принципу поликлиники. Прием здесь ведут сестры обители. Подробности о работе центра — в репортаже нашего корреспондента Анны ПАЛЬЧЕВОЙ.

На монастырской колокольне звонили к концу службы, а внизу собралась небольшая кучка людей. Они ждали появления монахини Екатерины — руководителя медицинского центра при Свято-Троицком Ново-Голутвине монастыре. Центр начинает работу в 11 утра, после богослужения, по субботам и воскресеньям, а заканчивает в четыре вечера. Матушка Екатерина: «Многим людям это очень удобно, ведь по выходным городские поликлиники закрыты. А на неделе не у всех есть время заняться своим здоровьем».
Руководитель центра, врач-анестезиолог по образованию, знает собравшихся по именам: «О! Павел! Пойдемте, ну как вы — лучше?» Заходим в сияющий чистотой коридор. Стены облицованы белым пластиком, свежий линолеум на полу. Сестры извиняются за то, что у них ремонт и приемная пока не оборудована. Под нее выделена отдельная большая комната. Там же будет располагаться регистратура. А пока пациенты сидят на стульях в белом коридоре. Ждут.
С них и началась работа медцентра»>Центр принимает до двадцати больных в день. Бывает, правда, что придут всего несколько человек. Основная часть пациентов — местные прихожане. На каждого заводят медицинскую карту, как в любой поликлинике. За восемь лет существования медцентра в картотеке их накопилось несколько тысяч. Некоторые посетители становятся постоянными клиентами центра. Кое-кто приезжает издалека. Очень удобно: можно жить при монастыре и проходить курс лечения.
Приехала как-то девушка. Худенькая, аж прозрачная. Она уже несколько месяцев отказывалась от пищи по велению внутреннего голоса, который командовал ей: «Не ешь!» Жить ей оставалось совсем недолго, никакое лечение не помогало, и мама, отчаявшись, привезла ее в монастырь. Еще до приема в медцентре девушка отправилась на исповедь к священнику. И после этого съела свою первую за несколько месяцев тарелку супа в маленькой трапезной при центре. Потом под заботливым наблюдением сестер она пошла на поправку.
«Однажды пришел в медцентр молодой человек с жалобой на сильное першение в горле. Мы с ним целый час бились, все пытались выяснить, в чем причина? В конце концов он говорит: “Ладно, вы скажите лучше, как мне исповедоваться? Что нужно говорить священнику?”» — рассказывает матушка Екатерина.
Секрет популярности медицинского центра в том, что сестры считают необходимым лечить не только телесные недуги, но и душевные. Разъясняет монахиня Марина: «Мы не скрываем, что мы православный медицинский центр. Да люди от нас и не ожидают другого, они же приходят в монастырь. Они даже ждут от нас духовной поддержки. Вначале мы выясняем, крещеный ли человек, ходит ли он в церковь. А потом советует сходить исповедаться, пройти соборование. Говорим, что все болезни неспроста. Многие из них происходят от наших грехов. Часто мы прописываем больному лекарство, после нашего приема он идет на исповедь, и болезнь проходит еще до того, как он успеет сходить в аптеку».
Медицинский центр изначально был создан для внутренних нужд монастыря: чтобы кто-то ухаживал за сестрами. Среди монахинь есть врачи, периодически сестры привлекают мирских специалистов, например, лора, хирурга. За прием пациенты ничего не платят, в том числе и за экспресс-анализ крови.
Сестры активно применяют для лечения больных гомеопатию. По мнению сестер, в гомеопатии используется комплексный подход к человеку, как в Православии. Человек — единое целое, один недуг может иметь множество проявлений. Гомеопатии сестры обучались в Москве на курсах повышения квалификации Владимира Захаренкова при больнице МОНИКИ. В городе есть гомеопатическая аптека, куда сестры направляют своих пациентов. А некоторые лекарства они выдают на месте бесплатно. Сестры также заготавливают лечебные травы. Монахиня Марина: «Некоторые православные люди боятся гомеопатии, считая ее псевдоучением. И зря. Например, святой праведный Иоанн Кронштадтский лично освятил первую в Петербурге гомеопатическую аптеку, гомеопатию одобрял святитель Лука (Войно-Ясенецкий), а блаженная Матронушка советовала приходившим к ней за советом людям обращаться к гомеопатам».
Матушка Екатерина говорит, что часто к услугам центра люди прибегают в отчаянии. Когда специалисты «в миру», например гинекологи, рекомендуют греховные действия, человек мучается, а потом приходит к монастырь. Конечно, это не единственная причина, почему люди становятся здешними пациентами. Ветеран Великой Отечественной войны Владимир Матвеевич восторженно рассказывал о том, какие здесь внимательные, заботливые сестры. Он даже проводит пропаганду в городских поликлиниках: идите, мол, лучше в монастырь! Однажды у Владимира Матвеевича случился гипертонический криз. Так сестры каждые три часа звонили ему домой, справлялись о здоровье. А когда он лег в больницу, навещали его. Монахиня Екатерина скромно заметила: «Все дело в том, что у монаха ничего нет. Ему нечем поделиться, кроме своей любви к человеку».


Матушка Екатерина ведет терапевтический прием, а также разговаривает с пациентами.
На фото: матушка с Владимиром Матвеевичем

Читайте также  Медики вылечили депрессивный психоз светотерапией

Фото Николая ФЕДОРОВА

Код для размещения ссылки на данный материал:

Как будет выглядеть ссылка:

В подмосковном Свято-Троицком Ново-Голутвине монастыре действует современный медицинский центр, устроенный по принципу поликлиники. Прием здесь ведут сестры обители. Подробности о работе центра — в репортаже нашего корреспондента Анны ПАЛЬЧЕВОЙ

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: