\

Топическая диагностика поражения нижней теменной области

Альфа-Ритм

Медицинский консультативно-диагностический центр по вопросам диагностики и лечения эпилепсии и других пароксизмальных состояний Альфа-ритм

Телефоны для записи в Екатеринбурге

+7-912-655-31-90; +7 (343) 287-55-05

Адрес в Екатеринбурге

Симптоматическая лобнодолевая эпилепсия

Симптоматическая лобнодолевая эпилепсия.

Невролог-эпилептолог, к. м. н. Кирилловских О. Н.

В настоящее время лобнодолевая эпилепсия занимает 2 место среди симптоматических форм эпилепсии после височной. Лобные отделы головного мозга у человека занимают первое место по площади и многообразию выполняемых функции, чем и объясняется многообразие клинических проявлений при симптоматической лобной эпилепсии. Причины развития симптоматической лобной эпилепсии разнообразны. Именно лобные отделы головного мозга являются наиболее уязвимыми при различных черепно-мозговых травмах, что обуславливает наиболее часто встречающуюся лобную локализацию эпилептических очагов при посттравматической эпилепсии у детей и взрослых. В лобных отделах головного мозга чаще всего локализуются различные сосудистые аневризмы, каверномы и мальформации – доброкачественные опухоли, которые могут являться причиной развития симптоматической лобной эпилепсии. Различные дизонтогенетические (врожденные) пороки развития головного мозга, такие как лисэнцефалия, пахигирия, микрогирия, фокальная кортикальная дисплазия также наиболее часто локализуются в лобных и лобно-височных отделах головного мозга.

Симптоматические лобные формы эпилепсии подразделяют на 3 основные группы в зависимости от локализации и функциональной нагрузки тех отделов лобной коры, которые являются источником эпилептической активности (В. А. Карлов, 2010 г). Это эпилептические припадки, источником которых являются следующие отделы лобной коры (рис 1):

Рис 1. Топическая диагностика коры больших полушарий.

  1. Моторная кора
  2. Премоторная кора
  3. Префронтальная кора

Наиболее давно и хорошо изученной является, так называемая, джексоновская эпилепсия (ДЭ), описанная выдающимся шотландским неврологом Джоном Джексоном в 1870 году.

Эпилептический очаг при джексоновской эпилепсии располагается в проекционной моторной коре – участке лобной доли головного мозга, находящийся на границе с теменной и височной долями, где локализованы корковые центры произвольных движений для всех групп мышц человека. Клиническая картина данного вида эпилепсии заключается в локальных судорогах, возникающих в определенных отделах конечностей, распространяющихся затем на всю половину тела (джексоновский марш), далее следует потеря сознания и генерализованный судорожный припадок. По классическому описанию Джексона различают 3 направления распространения судорог:

  • Судороги, возникнув в руке (I, II, пальцы, предплечье), охватывают всю руку, переходя на лицевую мускулатуру, потом нижнюю конечность.
  • Судороги, начинаются с мышц лица или языка, затем поражают руку или ногу. При этом, если припадок правосторонний, то отмечаются речевые нарушения.
  • Судороги с нижней конечности распространяются на всю ногу, затем руку и лицо.

Если подряд следует несколько припадков, то обычно после них остается слабость в конечностях, которая носит название эпилептического паралича Тодда. Джексоновские припадки – частое проявление таких церебральных заболеваний, как опухоли и артериовенозные аневризмы, последствия черепно-мозговых травм и инфекционных поражений нервной системы, поэтому в случае возникновения таких припадков необходимо более детальное обследование больного, прежде всего МРТ головного мозга с контрастированием и исследованием церебральных сосудов. ЭЭГ высокоинформативно при джексоновской эпилепсии любой этиологии, частота ложнонегативных результатов на ЭЭГ-бодрствования не превышает 20%. ЭЭГ-видеомониторинг в большинстве случаев позволяет получить видеозапись припадка. Лечение ДЭ часто представляет большое трудности, хотя могут встречаться и доброкачественные формы заболевания. В случае фармакорезистентных форм ДЭ невролог-эпилептолог проводит лечение пациента в тесном сотрудничестве с нейрохирургами и специалистами по МРТ-диагностике для выбора оптимальной лечебной тактики.

Эпилептические припадки, источником которых является премоторная кора (рис. 1) чаще проявляются в виде т. н. адверсивных и/или постуральных припадков. Адверсивный эпилептический припадок – разновидность фокального эпилептического припадка, в который вовлекаются группы мышц, производящие сочетанный поворот головы и верхней половины туловища в сторону от эпилептического фокуса. Обычно поворот включает тонические движения туловища и противоположных конечностей для поддержания равновесия, что приводит к так называемому постуральному припадку, то есть припадку при котором пациент принимает определенную характерную позу. Одна из типичных поз – «поза фехтовальщика» с тонически согнутой и поднятой вверх контрлатеральной фокусу рукой с обращенной в её сторону головой и глазами (рис. 2).

Рис. 2. «Поза фехтовальщика» у ребенка с постуральными адвесивными припадками при симптоматической лобной эпилепсии.

Кроме того к эпилептическим припадкам премоторной области относятся простые парциальные припадки с изолированными нарушениями речевой функции – арест речи.

Наиболее разнообразную, многочисленную и трудную для диагностики группу представляют собой эпилептические припадки, происходящие из префронтальной коры (рис. 1). Характерны следующие виды припадков:

  • С негативными моторными проявлениями – гипомоторные припадки – застывание, замирание (псевдоабсансы и истинные абсансы), а так же падение.
  • Гипермоторные припадки – «педалирование», «боксирование», хаотические движения туловища, катающие, ползающие.
  • Генерализованные судорожные, часто серийные или статусные.

Припадки при лобнодолевой эпилепсии имеют свои отличительные особенности.

  • Кратковременность.
  • Минимальное или полное отсутствие постприпадочной спутанности.
  • Быстрая вторичная генерализация.
  • Выраженные двигательные проявления, сложные автоматизмы и жестикуляции.
  • Частое падение больного при билатеральных разрядах.

Диагностика лобнодолевых префронтальных эпилептических приступов часто представляет значительные трудности. При гипомоторном (с минимальными двигательными проявлениями) характере приступов, протекающем в виде внезапных падений без судорог, проводится дифференциальная диагностика с различными видами обмороков. Частой находкой при нейровизуализации при гипомоторных припадках являются посттравматические или опухолевые очаги в медиобазальных отделах лобной доли, а так же очаги фокальной кортикальной дисплазии (рис. 3). ЭЭГ видеомониторинг дневного (ночного) сна в большинстве случаев позволяет выявить очаг эпилептиформной активности, который является доказательством эпилептической природы приступа.

Рис 3. Фокальная кортикальная дисплазия левой лобной области.

Еще более сложной является диагностика гипермоторных припадков. В структуре гипермоторных припадков при лобной эпилепсии могут встречаться крик, педалирующие движении ног, бурные, хаотические движения туловища, иногда катающиеся или ползающие. Наличие таких необычных проявлений припадка требует проведения дифференциальной диагностики с психогенными (конверсионными, псевдоэпилептическими) приступами. Единственным достоверным методом дифференциальной диагностики является проведения ЭЭГ-видеомониторинга сна, причем в большинстве случаев возникает необходимость для проведения ЭЭГ-видеомониторинга ночного сна. Синхронная видеозапись электроэнцефалограммы и самого пароксизмального события позволяет зарегистрировать предшествующую приступу эпилептиформную активность, а так же возникающие после припадка специфические изменения на ЭЭГ. ЭЭГ-картина приступа, как правило, бывает искажена артефактами движения вследствие гипермоторного характера приступа. Расшифровка ЭЭГ при регистрации пароксизмального события при лобной эпилепсии требует высокой квалификации и большого опыта невролога-эпилептолога, так как зачастую ЭЭГ-проявления при лобной эпилепсии бывают минимально выражены, например в виде десинхронихации (уплощения) основного ритма. (рис 3А, 3Б)

Рис. 3А. Пациентка С.А., 5 лет. Фокальная кортикальная дисплазия. Симптоматическая фокальная лобная эпилепсия. При видео-ЭЭГ мониторинге во сне зарегистрирован фокальный моторный приступ с гиперкинетическими автоматизмами. Иктальная ЭЭГ (начало приступа) — появление ритмичной альфа- и тета активности бифронтально, но с четким преобладанием в левой лобной и передних вертексных областях.

Рис. 3Б. Та же пациентка. Иктальная ЭЭГ (продолжение фокального моторного приступа с гиперкинетическими автоматизмами) — диффузное уплощение биоэлектрической активности с появлением в динамике большого количества двигательных артефактов (при появлении гиперкинетических автоматизмов).

Таким образом, симптоматическая лобная эпилепсия представляет собой большую и разнородную группу различных эпилептических синдромов, представляющую значительные трудности для диагностики и лечения. Для успешного лечения этой сложной формы эпилепсии необходим комплексный подход – современные методы диагностики, включая ЭЭГ видеомониторинг ночного сна и МТР-исследование по эпилептологическому протоколу (ссылка на статью возможности МРТ в диагностике эпилепсии), а так же постоянное наблюдение невролога-эпилептолога. При диагностике фокальных изменений органического характера необходимо рассмотреть вопрос о возможности и целесообразности нейрохирургического лечения.

Первые признаки опухоли головного мозга

Первые признаки опухоли головного мозга легко спутать с симптомами других, менее опасных заболеваний. Поэтому и пропустить начало развития онкологии мозга очень легко. Рассказываем, как этого не допустить.

В России ежегодно выявляют около 34 000 случаев опухоли головного мозга. Как и прочие заболевания, оно молодеет. Дело в том, что первые признаки опухоли головного мозга напоминают усталость, депрессию и тревожные расстройства. А при жалобах на головную боль, бессонницу и потерю внимания обычно советуют взять отпуск, а не сделать МРТ, особенно в молодом возрасте. Именно поэтому так легко пропустить начало болезни.

Первые симптомы новообразований

Первые признаки болезни не дают чёткой картины — очень уж сильно они схожи с симптомами многих других заболеваний:

  • тошнота. Она будет присутствовать независимо от того, когда вы последний раз принимали пищу. И, в отличие от отравления, самочувствие после рвоты не улучшится;
  • сильная головная боль, усиливающаяся при движении и ослабевающая в вертикальном положении;
  • судороги и эпилептические припадки;
  • нарушение внимания и ослабление памяти.

О наличии опухоли говорит совокупность этих симптомов. Конечно, есть вероятность, что они появятся по другим причинам независимо друг от друга, но встречается такое достаточно редко.

Именно на этой стадии вылечить опухоль проще всего. Но, к сожалению, редко кто принимает подобные симптомы всерьёз.

Первые общемозговые симптомы опухоли

Когда наступает вторая стадия развития заболевания, возбуждаются мозговые оболочки и повышается внутричерепное давление. В результате наступают общемозговые изменения.

Опухоль давит на мозг, влияя на его работу.

В это время лечение ещё успешно, но проходит дольше и сложнее. Симптомы второй стадии уже не так легко спутать с симптомами других болезней:

  • теряется чувствительность на отдельных участках тела;
  • случаются внезапные головокружения;
  • ослабевают мышцы, чаще на одной стороне тела;
  • наваливается сильная усталость и сонливость;
  • двоится в глазах.

Вместе с тем, общее самочувствие портиться, продолжается утренняя тошнота. Всё это проявляется у больного независимо от того, в какой части мозга находится новообразование.

Читайте также  Как сделать Новогодний бант на елку своими руками?

Однако, спутать симптомы всё-таки можно — они примерно такие же, как и при эпилепсии, нейропатии или гипотонии. Так что если вы обнаружили у себя эти симптомы, не спешите впадать в панику. Но к врачу обязательно сходите — неизвестность ещё никому не шла на пользу. Да и с такими симптомами не стоит шутить.

Очаговые признаки опухолей на ранних стадиях

Если общемозговые симптомы проявляются из-за поражения всего головного мозга и влияют на самочувствие всего организма, то очаговые зависят от участка поражения. Каждый отдел мозга отвечает за свои функции. В зависимости от местонахождения опухоли поражаются различные отделы. А значит и симптомы болезни могут быть разными:

  • нарушение чувствительности и онемение отдельных участков тела;
  • частичная или полная потерей слуха или зрения;
  • ухудшение памяти, спутанность сознания;
  • изменение интеллекта и самосознания;
  • спутанность речи;
  • нарушение гормонального фона;
  • частая смена настроения;
  • галлюцинации, раздражительность и агрессия.

Симптомы могут подказать, в какой части мозга располагается опухоль. Так, параличи и судороги характерны для поражения лобных долей, потеря зрения и галлюцинации — затылочных. Поражённый мозжечок приведёт к расстройству мелкой моторики и координации, а опухоль в височной доле приведёт к утрате слуха, потере памяти и эпилепсии.

Диагностика при подозрении на опухоль головного мозга

На наличие опухоли могут косвенно указывать даже общий или биохимический анализ крови. Однако, если есть подозрения на новообразование, назначают более точные анализы и исследования:

  • электроэнцефалография покажет наличие опухолей и очагов судорожной активности коры мозга;
  • МРТ головного мозга покажет очаги воспаления, состояние сосудов и самые мелкие структурные изменения головного мозга;
  • КТ головного мозга, особенно с применением контрастной жидкости, поможет определить границы поражения;
  • анализ ликвора — жидкости из желудочков мозга — покажет количество белка, состав клеток и кислотность;
  • исследование спинномозговой жидкости на наличие раковых клеток;
  • биопсия опухоли поможет понять, доброкачественное это или злокачественное новообразование.

Когда бить тревогу?

Так как первые признаки опухоли головного мозга могут встречаться даже для относительно здоровых людей, следует отнестись к ним разумно: не игнорировать, но и не паниковать раньше времени. К врачу следует обратиться в любом случае, но особенно важно это сделать, если у вас:

  • есть все ранние симптомы новообразования (усталость, головная боль и т. д.);
  • была черепно-мозговая травма или инсульт;
  • отягощённая наследственность: некоторые родственники страдали от онкологических заболеваний.

В ходе осмотра, любой врач может направить вас к неврологу, заподозрив опухоль по косвенным признакам. Офтальмолог, проверяя внутричерепное давление, а эндокринолог — после анализа крови на гормоны. Внимательный врач обратит внимание даже на речь и координацию. Не игнорируйте такие советы: лучше посетить невролога и убедиться, что вы здоровы, чем пропустить развитие заболевания.

Топическая диагностика поражения нижней теменной области

Новые лучевые технологии в современной клинической диагностике применяются достаточно широко. К сожалению, эта диагностическая технология выявляет уже факт развившегося патологического процесса, который зачастую находится в своей финальной стадии – некомпенсированных морфологических изменений органа. Но начальная стадия заболевания в виде нарушения трофики, выраженной дисфункции, незначительных компенсированных структурных изменений – обычно оказывается упущенной. Именно на этой стадии возможно наиболее эффективное лечение заболеваний.

Цель исследования

Для функциональной диагностики назрел переход от детального исследования отдельных функций (ЭКГ, миография, поликардиография, внешнее дыхание, гормоны и пр.) к системному методу функционально-топической диагностики. Функционально-топический метод, это взгляд на функционирующий организм как на единое целое, позволяющий на самых ранних стадиях развития заболевания или патологического процесса выявить те свойства и межсистемные взаимосвязи как внутри организма, так и с окружающей средой, которые ускользают при узконаправленных исследованиях. Функционально-топический метод может быть реализован на уровне такой системы, которая не только способна управлять отдельными функциями, но и интегрировать висцеральные органы и системы в единое целое. На уровне всего организма таким объектом является центральная нервная система.

Материалы и методы исследования

Исследования проводились на больных с различными диагнозами. Использован магнитоэнцефалограф индукционный (МЭГИ-01) предназначенный для регистрации диффузной ритмической активности левого и правого полушария. Аппарат способен работать в неэкранированном помещении. Отсутствуют проблемы индифферентного электрода и всех артефактов, связанных с ненадежностью перехода электрод-гель-кожа. Сигнал практически не реагирует на движение глаз и моргание, но сильно реагирует на покашливание и глотание. Аппарат позволяет надежно снимать суммарную диффузную электрическую активность мозга в диапазоне частот от 30 до 0,1 Гц. Время подготовки МЭГИ к работе не более трех минут, он уникально прост в эксплуатации и способен работать в самых сложных условиях. Выявлено, что появление в ЦНС очага патологически усиленного возбуждения сопровождается выраженными аномалиями спектральной оценки в соответствующей спектральной области, возрастанием градиента в соседних областях спектра одноименного полушария, асимметрией левого и правого полушария. Разработан способ выделения в ритмической активности головного мозга очагов патологически усиленного возбуждения, вызывающих в эффекторных органах выраженные функциональные и тканевые нарушения. Исследована возможность диагностики стадий развития воспалительного и опухолевого процесса по состоянию и соотношению активности различных групп тканевых рецепторов в очаге патологии. Разработан способ качественной оценки состояния функции органа.

Результаты исследования и их обсуждение

Известно, что вызванный потенциал в любой специфической проекционной системе коры головного мозга сопровождается появлением постстимульной диффузной ритмической волны, относительно длительно генерируемой в неспецифической активирующей системе мозга (АС) – ретикулярной формации, неспецифическом таламусе, ядрах стриатума, гиппокампе и коре. Физиология высшей нервной деятельности уже обладает достаточным потенциалом для построения в настоящее время системы функционально-топической диагностики организма человека. Ряд авторов обратили внимание, что возбуждаемый в АС диффузный многочастотный паттерн специфичен по частотным составляющим для исследуемой афферентации [1, 2, 3]. Мы детально изучили этот феномен. Было показано, что точечное раздражение сомато – сенсорного или висцерального анализаторов, предъявление определенного цвета, запаха, звука, эмоции и т.п. вызывает частотно специфичные, длительно текущие реакции диффузно распространяющиеся в коре головного мозга [4, 5, 6].

Синхронное сравнение опорной ЭЭГ и МЭГИ методом наложения огибающих спектра на выделенных частотных отрезках с временем суммации 160 сек, показали значительные отличия этих двух сигналов. Отметим, что сигналы от активирующих ретикулярных структур мозга выделяются наличием длительно текущих ритмов и повышенной синхронизацией левого и правого полушария [5, 6]. Такая «глобальная» активность создает фон, на котором развиваются множество местных биоэлектрических процессов. Выявлено, что в большинстве исследований МЭГИ наблюдался синхронный в обоих полушариях ведущий глобальный ритм в полосе частот 3–6 Гц, при полном его отсутствии в спектре ЭЭГ. Доминирующий в ЭЭГ ритм 8–9 Гц, отсутствовал в МЭГИ. И далее, если в МЭГИ появлялся выраженный синхронный по полушариям частотный пик в любой спектральной области, в ЭЭГ в этой области наблюдалось снижение спектральной оценки сигнала.

Можно предположить, что мы регистрируем два компонента активирующей системы мозга, антагонистически взаимодействующих друг с другом. При этом оба компонента диффузно, как фон отражаются в ЭЭГ сигнале, сформированном ионными токами концентрически расположенных корковых колонок (глубинная составляющая), а также в сигнале МЭГИ – тангенциально расположенных волокон и клеток поверхностных слоев головного мозга (поверхностная составляющая).

В работе, используя методику «МЭГИ-01», были проведены исследования по получению частотной матрицы АС мозга, элементы которой были сформированы при точечных раздражениях кожного анализатора и сомато-сенсорной коры [2, 4, 5].

Появление в ЦНС очага патологически усиленного возбуждения сопровождается выраженными аномалиями спектральной оценки в соответствующей спектральной области, возрастанием градиента в соседних областях спектра одноименного полушария, асимметрией левого и правого полушария. В ритмической активности головного мозга выделены очаги патологически усиленного возбуждения, вызывающие в эффекторных органах выраженные функциональные и тканевые нарушения. Нами исследована возможность диагностики стадий развития воспалительного и опухолевого процесса по состоянию и соотношению активности различных групп тканевых рецепторов в очаге патологии [5, 6].

Удалось дифференцировать следующие стадии: спазм гладкой мускулатуры органа; констрикция артериальных сосудов внутреннего органа (ишемическая гипоксия); расширение артериальных сосудов (гиперемия органа); снижение тонуса венозных сосудов органа (отек органа); нарушение тонуса лимфатических сосудов органа (лимфатический отек); стимуляция клеточного деления в органе (регенерация органа); неконтролируемый процесс клеточного деления в органе (доброкачественная опухоль); злокачественная опухоль с метастазами в другие органы (раковая опухоль).

При отработке технологии было выбрано оптимальное число кадров отснятой с пациента информации МЭГИ. Каждый кадр суммации при получении матрицы функциональных состояний занимает по времени 160 сек. Оптимальное число кадров, обеспечивающее приемлемую вероятность вычисления координат очага патологии и его стадии развития, составило 5.

В табл. 1, 2 приведено количество пациентов при исследовании стадий воспалительного и опухолевого процессов.

Количество пациентов при исследовании стадий воспалительного процесса

ТОПИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА

поражений нервно й с и-с т е м ы — определение локализации и распространенности патол. очага (очагов) в нервной системе на основании оценки выявленных при комплексном обследовании нарушений функций нервной системы. В связи с этим важнейшее значение в Т. д. принадлежит представлениям и конкретным сведениям о локализации функций в ц. н. с. (см. Кора головного мозга).

Учение о локализации функций в нервной системе начало интенсивно развиваться во второй половине 19 в. Большой вклад в развитие этого направления внесли труды И. П. Павлова, И. М. Сеченова,

III. Броун-Секара, II. Брока, Фрича (G. Th. Fritsch), Гитцига (J. E. Hit-zig), Штиллинга (В. Stilling), К. Гольджи, П. Флексига, Дейтерса (О. F. С. Deiters), Альцгеймера (A. Alzheimer), О. Фогта и др. по анатомии и физиологии нервной системы животных и человека. Основы семиотики нервных болезней были заложены в 70—90-х годах 19 в. В. М. Бехтеревым, А. Я. Кожевниковым,

Читайте также  Перед смертью она станет Деми Мур

B. К. Ротом, Г. Дюшенном, А. Вюль-пианом, Ж. Шарко, В. Эрбом, К. Вернике,, к-рые впервые дали детальный анализ синдромологии нервных болезней на основании клин, наблюдений и обобщения данных морфол. исследований. Дальнейшее совершенствование методологии топического диагноза связано с работами отечественных ученых Г. И. Россолимо, JI. О. Даркшевича, В. А. Муратова, М. И. Аствацатурова, Л. В. Блуме-нау, И. И. Русецкого, А. М. Гринш-тейна, И. Н. Филимонова, Б. С. Дой-пикова, М. Б. Кроля, М. С. Маргулиса, Е. К. Сеппа, А. В. Триумфова,

C. Н. Д авиденкова, А. Р. Лурия, Н. К. Боголепова, Е. В. Шмидта и др. и становлением невропатологии как отдельной клинической дисциплины (см. Невропатология).

Качественно новая ступень в понимании анатомо-функциональных взаимоотношений в нервной системе в последние годы обусловлена широким и р имеиен нем ней ро х иру рг ическ их

методов лечения, а также внедрением в клинику прямых методов исследования мозга с использованием имплантированных электродов (см. Микроэлектродный метод исследования) и фармакол. средств направленного действия.

Топический диагноз является итогом дедуктивного логического процесса и включает анализ данных неврол. осмотра и результатов объективных методов исследования. В решении вопросов Т. д. важное значение имеют сведения, касающиеся течения патол. процесса с особым акцентом на постоянство сочетания отдельных признаков поражения нервной системы и динамику формирования характерных симп-томокомилексов. Определение локализации патол. очага является неотъемлемой частью диагноза заболеваний нервной системы.

Топический диагноз в невропатологии предусматривает правильную оценку характера неврол. симптомов. Условно можно выделить несколько вариантов неврол. расстройств. Симптомы выпадения, являющиеся следствием органического поражения нервной системы, характеризуются, как правило, постоянством расстройства функции, к-рое подтверждается и данными объективного исследования; эти симптомы возникают при разрушении того или иного нервного центра или проводящих путей, связывающих этот центр с периферией. При поражении эфферентных центров и систем симптомы выпадения часто сочетаются с так наз. «плюс-симптомами», или симптомами высвобождения. Чем сложнее уровень организации нервного центра, тем больше регуляторных механизмов он объединяет, а при его поражении разнообразие «плюс-симптомов» значительно возрастает. Появление симптомов высвобождения связано с дезинтеграцией регулирующей деятельности нервной системы (см. Нервная система, физиология), когда в действие вступают автоматизмы низшего порядка; параллельно формируются комненсаторные реакции, к-рые также могут быть отнесены к симптомам высвобождения. Симптомы раздражения возникают при возбуждении нервных центров, раздражении проводящих путей различными патол. процессами (опухоли мозга, энцефалиты, менингиты, общие инфекции, интоксикации и др.) и имеют непостоянный характер. В развитии этих симптомов важная роль принадлежит нарушениям ге-мо- и ликвородииамики, расстройствам обмена веществ в ткани мозга. Симптомы выпадения и раздражения нередко наблюдаются одновременно, поэтому для установления их истинной сущности и определения их значения для Т. д. необходимо детальное знание анатомии и структурно-функциональных взаимоотношений в нервной системе.

Анализ неврол. симптомов позволяет выявить очаговое или диффузное поражение нервной системы.

Топический диагноз очагового нарушения строится на основе объективных, постоянно сочетающихся патол. признаков, наличие к-рых может быть объяснено нарушением анатомо-функциональных взаимоотношений в определенной области нервной системы. Очаговые поражения мозга типичны для опухолевых и псевдоопухолевых процессов, нарушений кровообращения в определенных сосудистых бассейнах и других процессов. Понятие «очаговый симптом» относительно, поскольку ни один локальный патол. процесс не может протекать изолированно, не вызывая реакции со стороны других отделов нервной системы, к-рая представляет собой единое функциональное целое. Степень выраженности очаговых симптомов зависит от быстроты развития, распространенности и характера патол. процесса, а также от возраста больного. При различных острых состояниях (напр., кровоизлиянии в мозг) очаговые симптомы могут длительное время не выявляться вследствие диасхиза (см.); при медленном развитии патол. процесса (напр., росте глиомы мозга) очаговые симптомы могут длительное время не выявляться вследствие развития компенсаторных мозговых механизмов (в особенности у детей). Развитие очаговых симптомов связано не только с непосредственным повреждением той или иной области мозга, но и со смещением хмозговых структур, с лик-вородинамическими расстройствами (симптомы на расстоянии) и ДР-

Диффузное поражение нервной системы, как правило, характеризуется симптомами, обусловленными поражением не одной какой-либо или нескольких определенных областей мозга, а распространенным поражением нервной системы.

Наряду с органическими симптомами при заболеваниях нервной системы наблюдают и так наз. функциональные расстройства. При этом не удается выявить объективных признаков очагового поражения мозга, однако имеет место нарушение регуляции определенных его функций. Такого рода дисрегуляторные проявления нередко возникают после тяжелых соматических заболеваний, психических потрясений, черепномозговых травм, а также в связи с физиол. сдвигами в организме в определенные возрастные периоды, напр, в пубертатном. Иногда функциональные расстройства могут быть ранними проявлениями органических поражений нервной системы.

Постановка топического диагноза требует знания основных симптомо-комплексов и их вариантов, возникающих при поражении определенных отделов нервной системы.

Топический диагноз поражения спинного мозга (см.) включает оценку сегментарных расстройств движений, чувствительности и вегетативных функций, а также проводниковых нарушений движений и чувствительности ниже уровня поражения. На основании имеющихся симптомов определяют уровень патол. очага, его распространение в поперечном и продольном направлениях. Структурные нарушения, локализующиеся в продолговатом мозге, варолиевом мосту (см. Мост головного мозга) и ножках мозга (см. Средний мозг), вовлекают в патол. процесс ядра черепно-мозговых нервов (см.). Симптомы поражения тех или иных ядер свидетельствуют об уровне локализации очага. Поражение двигательного ядра или исходящих из него волокон обычно сочетается с поражением близко расположенных двигательных или чувствительных путей. Периферический парез мышц, иннервируемых черепно-мозговыми нервами, на стороне очага поражения и проводниковые расстройства движений и чувствительности на противоположной стороне характерны для половинного поражения ствола головного мозга и носят название «альтернирующего синдрома» (см. Альтернирующие синдромы). Поражения продолговатого мозга (см.) сопровождаются в числе других симптомов бульбарным параличом (cm.)l. Двусторонние надъядерные иатол. процессы вызывают псевдо-бульбарный паралич (см.). Топический диагноз поражения мозжечка (см.) ставят при расстройстве координации в виде статической и локомоторной атаксии (см.), наблюдающейся на стороне очага поражения, а также нистагма (см.) и мозжечковой дизартрии (см.).

Для поражения таламуса (см.) характерны расстройства чувствительности (см.), особенно выраженные в дистальных отделах конечностей, так наз. таламические боли и ги-иерпатия на противоположной очагу стороне. Нарушения мышечно-суставной чувствительности проявляются сенситивной атаксией. Нередко возникают также атетоидные движения (см. Атетоз), насильственный смех и плач.

Синдромы поражения базальных ядер (см.) состоят из сложных изменений тонуса мышц и двигательной активности (см. А мио статический симптомокомплекс, Гиперкинезы, Паркинсонизм, Экст рапир амидная система).

Топический диагноз поражения различных отделов гипоталамуса (см.) основывается на анализе нарушений водно-солевого, жирового, белкового и углеводного обмена, функций сна, терморегуляции, функций эндокринных и внутренних органов, расстройств эмоциональных реакций (см. Гипоталамический синдром).

Поражение внутренней капсулы (см. Головной мозг) проявляется гемиплегией (см.), гемианестезией и гемианопсией (см.) на стороне, противоположной очагу поражения.

Топический диагноз поражения коры головного мозга (см. Кора головного мозга, Головной мозг) ставят при наличии симптомов раздражения (см. Джексоновская эпилепсия), сочетании признаков нарушения корковых отделов анализаторов с расстройством высших корковых функций (гнозиса, праксиса, речи, памяти, мышления). В связи с тем что высшие корковые функции являются отражением сложной интегративной деятельности мозга в целом, определение места расположения патол. очага в коре головного мозга представляет большие трудности, к-рые иногда могут быть преодолены лишь с помощью комплексных исследований.

Топический диагноз поражения периферической нервной системы (см.) ставят на основании двигательных, чувствительных и вегетативных расстройств, соответствующих анатомическому распределению зон иннервации периферических нервов, сплетений, корешков спинномозговых нервов.

Современная Т. д. располагает, помимо неврол. осмотра, такими методами исследования, как компьютерная томография спинного и головного мозга (см. Томография компьютерная), пневмоэнцефалография (см.), ангиография (см. Церебральная ангиография), эхоэнцефалография (см.), электроэнцефалография (см.), радиоизотопное сканирование (см.), электромиография (см.), а также специальными псих о л., отоневрол., нейроофтальмол. методами исследования, с помощью к-рых могут быть получены данные, уточняющие локализацию патол. очага и характер неврол. симптомов.

Библиогр.: Бадалян JI. О. Детская неврология, М., 1975; Бехтерев В. М. Основы учения о функциях мозга, в. 1 — 7, Спб., 1903 —1907; Блуме нау Л. В. Мозг человека, М.— Л., 1925; Боголепов Н. К. Семиотика и диагностика нервных болезней, М., 1973; Грин-

штейн А. М. Пути и центры нервной системы, М., 1946; ДаркшевичЛ. О. Курс нервных болезней, т. 1, М., 1922; Кроль М. Б. и Федорова Е.А. Основные невропатологические синдромы,

М., 1966; Курс нервных болезней, под юед. Г. И. Россолимо, М.— Л., 1927; Многотомное руководство по неврологии, под ред. Н. И. Гращенкова, т. 1, кн. 1, с. 9, М., 1955; Сеченов И. М. Рефлексы головного мозга, М., 1961; Триум

фов А. В. Топическая диагностика заболеваний нервной системы, Л., 1974;

Adams R. D. a. Victor М. Principles of neurology, N. Y., 1981; В r o-

d a 1 A. Neurological anatomy in relation to clinical medicine, N. Y. a. o., 1974;

Синдромы поражения теменных отделов головного мозга во взрослом и детском возрасте

Cиндромы поражения теменных отделов головного мозга во взрослом и детском возрасте.

Теменная доля (лат. Lobus parietalis) — образование в коре большого мозга (Cortex cerebri). Спереди ограничена центральной бороздой, сзади — теменно-затылочной бороздой (sulcus parietooccipitalis) и линией, которая проводится от конца теменно-затылочной борозды к концу верхней височной борозды (sulcus temporalis superior).

Функции теменной доли мозга

  • Теменная доля играет важную роль в анализе пространства.
Читайте также  Поражение печени при лимфогранулематозе

Поражения теменной доли мозга

1. Апраксия теменного типа (пространственная апраксия).

Сущность дефекта заключается в том, что нарушается пространственный компонент действия.

2. Семантическая афазия — для выявления заболевания больному задают вопросы типа: «картина на стене или стена на картине?», «стол под стулом или стул под столом?» и т. д.

Более сложные вопросы касаются отношений между людьми. Например: «кто старше — мамина дочка или дочкина мама?». Больные либо затрудняются дать правильный ответ, либо говорят, что это одно и тоже.

3. Акалькулия (акалькуляция) — расстройство счёта.

Счёт в уме представляет собой символическую операцию. Она производится в левом полушарии мозга в области затылочно-теменного стыка.

4. Алексия — расстройство чтения.

Возникает из-за поражения затылочно-теменного стыка.

Теменные доли мозга по функциональной роли делятся на три зоны:

  1. верхняя;
  2. нижняя теменные области;
  3. височно-теменно-затылочная подобласть.

Верхняя и нижняя теменные области граничат с постцентральной зоной (общая чувствительность), т.е. корковым центром кожно-кинестетического анализатора.

При этом нижняя теменная область примыкает к региону представительства экстра- и интероцепторов рук, лица и речевых артикуляторных органов.

Височно-теменно-затылочная подобласть — это переход между кинестетической, слуховой и зрительной зонами коры (зона ТРО, задняя группа третичных полей). Кроме интеграции этих модальностей здесь обеспечивается сложный синтез в предметных и речевых видах деятельности человека (анализ и синтез пространственных и «квазипространственных» параметров объектов).

а) Синдром нарушения соматосенсорных афферентных синтезов (ССАС)

Этот синдром возникает при поражении верхней и нижней теменной областей, в основе формирования составляющих его симптомов лежит нарушение фактора синтеза кожно-кинестетических (афферентных) сигналов от экстра- и проприоцепторов.

1. Нижнетеменной синдром нарушения ССАС возникает при поражении постцентральных средненижних вторичных областей коры, которые граничат с зонами представительства руки и речевого аппарата.

Симптомы:

  • астереогнозис (нарушено опознание предметов на ощупь),
  • «тактильная агнозия текстуры объекта» (более грубая форма астерегнозиса),
  • «пальцевая агнозия» (неспособность опознать собственные пальцы с закрытыми глазами),
  • «тактильная алексия» (неспособность опознания цифр и букв, «написанных» на коже).
  • Возможны речевые дефекты в виде афферентной моторной афазии, проявляющейся в трудностях артикуляции отдельных речевых звуков и слов в целом, в смешении близких артикулом.
  • Возможны другие сложные двигательные расстройства произвольных движений и действий по типу кинестетической апраксии и оральной апраксии.

2. Верхнетеменной синдром нарушения ССАС проявляется расстройствами гнозиса тела, т.е. нарушениями «схемы тела» («соматоагнозия»).

Чаще больной плохо ориентируется в левой половине тела («гемисоматоагнозия»), что обычно наблюдается при поражении теменной области правого полушария.

Иногда у больного возникают ложные соматические образы (соматические обманы, «соматопарагнозия») — ощущения «чужой» руки, нескольких конечностей, уменьшения, увеличения частей тела.

При правосторонних поражениях собственные дефекты часто не воспринимаются — «анозогнозия».

Помимо гностических дефектов в синдромы ССАС при поражении теменной области входят модально-специфические нарушения памяти и внимания.

Нарушения тактильной памяти выявляются при запоминании и последующем узнавании тактильного образца.

Симптомы тактильного невнимания проявляются игнорированием одного (чаще слева) из двух одновременных прикосновений.

Модально-специфические дефекты (гностические, мнестические) составляют первичные симптомы поражения теменных постцентральных областей коры; а моторные (речевые, мануальные) нарушения можно рассматривать как вторичные проявления этих дефектов в моторной сфере.

б) Синдром нарушения пространственных синтезов

Известен также как “синдром ТРО” — синдром поражения третичных височно-теменно-затылочных отделов коры, которые обеспечивают симультанный (одновременный) анализ и синтез на более высоком надмодальностном уровне («квазипространственном» по Лурия).

В чем проявляется поражение зоны ТРО

Поражение зоны ТРО проявляется в нарушениях ориентировки во внешнем пространстве (особенно справа — слева), дефектах пространственной ориентации движений и наглядно пространственных действий (конструктивная апраксия).

В зрительно-конструктивной деятельности наблюдаются латеральные различия, которые легко обнаружить в пробах на рисование (или копирование) различных объектов.

Существенные различия имеют место при рисовании (копировании) реальных объектов (домик, стол, человек) и схематических изображений (куб или другие геометрические построения).

При этом важно оценивать не только конечный результат выполнения зрительно-конструктивной задачи, но и динамические характеристики самого процесса выполнения.

В процессе рисования (копирования) больные с поражением зоны ТРО правого полушария мозга выполняют рисунок, изображая сначала его отдельные части, и лишь затем доводят до целого.

При левополушарных очагах зрительно-конструктивная деятельность разворачивается в противоположном направлении: от целого к деталям. При этом для больных с поражением правого полушария характерна тенденция к рисованию реалистических частей рисунка (волосы, воротничок у человека, перекладины у стола, занавески, крылечко у дома и т.п.), а для левополушарных больных — к рисованию схематических изображений.

При правополушарных очагах зрительно-конструктивная деятельность страдает более глубоко, о чем свидетельствует нарушение целостности копируемого или самостоятельно изображаемого рисунка. Нередко детали выносятся за пределы контура, «прикладываются» к нему в случайных местах. Достаточно часто наблюдаются такие структурные ошибки, как незамкнутость фигуры, нарушение симметрии, пропорций, соотношения части и целого. Наличие образца не только не помогает больным с поражением правого полушария (в отличие от левополушарных), но нередко затрудняет и даже дезорганизует зрительно-конструктивную деятельность.

Кроме перечисленных симптомов при поражении зоны ТРО появляются симптомы:

  • аграфии,
  • зеркального копирования,
  • акалькулии,
  • пальцевой агнозии,
  • речевые расстройства («семантическая афазия», «амнестическая афазия»).

Отмечаются нарушения логических операций и других интеллектуальных процессов. Для больных характерны затруднения в оперировании логическими отношениями, требующими для своего понимания соотнесения входящих в них элементов в некотором условном, не наглядном пространстве (квазипространстве).

К последним относятся специфические грамматические построения, смысл которых определяется окончаниями слов (брат отца, отец брата), способами их расстановки (платье задело весло, весло задело платье), предлогами, отражающими разворот событий во времени (лето перед весной, весна перед летом), несовпадением реального хода событий и порядка слов в предложении (я позавтракал после того, как прочел газету) и т.д.

Интеллектуальные расстройства проявляются нарушениями наглядно-образных мыслительных процессов (типа мысленного манипулирования объемными объектами или задач на «техническое» мышление). Такие больные не могут прочесть технический чертеж, разобраться в устройстве технического механизма.

К основным проявлениям также относятся и нарушения, связанные с операциями с числами (арифметические задачи).

Понимание числа связано с жесткой пространственной сеткой размещения разрядов единиц, десятков, сотен (104 и 1004; 17 и 71), операции с числами (счет) возможны только при удержании в памяти схемы числа и «вектора» производимой операции (сложение — вычитание; умножение — деление).

Решение арифметических задач требует понимания условий, содержащих в себе логические сравнительные конструкции (больше – меньше на столько-то, во столько раз и т.д.).

Все перечисленные нарушения особенно отчетливы при левосторонних очагах поражения (у правшей).

При правосторонних поражениях в синдроме ТРО отсутствуют явления семантической афазии; несколько иными становятся нарушения счета и наглядно-образного мышления.

Cиндромы поражения теменных отделов головного мозга у детей

Выраженность стертости и атипичности клинических проявлений локальных поражений головного мозга детей зависят от места повреждения.

При корковых и левополушарных очагах (у праворуких) она больше, а при подкорковых и правополушарных — существенно слабее. В последних случаях клиническая картина близка той, которая наблюдается у взрослых.

При некоторых локализациях поражений головного мозга у детей наблюдается своеобразный отставленный эффект.

При повреждении корковых зон, поздно созревающих в онтогенезе (лобных и теменных), последствия повреждений в полной мере проявляются в том возрасте, когда у здоровых детей они начинают активно участвовать в регуляции психических процессов (обычно в младшем и старшем школьном возрасте).

Степень атипичности синдромов существенно меняется с возрастом, причем эта закономерность имеет различный характер для левого и правого полушарий.

В первом случае с уменьшением возраста ребенка симптоматика становится более стертой и атипичной.

Во втором — наоборот: чем младше ребенок, тем грубее симптоматика поражений правого полушария.

Ранние локальные поражения коры головного мозга компенсируются полнее и лучше, чем поражения подкорковых отделов.

Последние по симптоматике могут напоминать синдромы корковых поражений у взрослых.

При поражении зоны TPO у ребенка нарушается симультанный и пространственный анализ и синтез. Наблюдаются симптомы нарушения ориентации в пространстве (право, лево), двигательно-пространственная, конструктивная апраксия, нарушена зеркальность в отображении букв.

В интеллектуальной сфере – первичная акалькулия, нарушение счета вследствие распада разрядного строения числа, наблюдается нарушение наглядно-образного мышления, такие дети не могут прочесть карту или схему.

При поражении теменной доли в доминантном полушарии развиваются нарушения способности счета — акалькулия и чтения – алексия или дислексия, имеют место нарушения ориентировки в объективном пространстве. Больные забывают знакомые маршруты движения, не могут правильно ориентироваться в собственной квартире, не могут найти свою палату в помещении больницы.

Следует различать верхнетеменные и нижнетеменные синдромы.

Верхнетеменной синдром связан с проприоцепцией и симультанным синтезом. При нарушении возникает соматоагнозия. Человек не может сориентироваться с положениями частей тела.

Соматопарагнозия – соматический обман (например: кажется, что руки до пола).

Нижнетеменной синдром – связан с отдельными участками тела: артикуляционный аппарат и руки. Возникает тактильная агнозия, кинестетическая апраксия (рука как лопата, не может сложить руку, как надо).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: