\

Становление половой системы в антенатальном периоде онтогенеза

Внутриутробный период развития

В процессе эмбрионального развития первыми закладываются половые железы . У эмбриона на 3-4-й неделе развития (4 мм длины) на внутренней поверхности первичной почки образуется закладка гонады . Первичная гонада имеет недифференцированное строение.

Половая дифференцировка индуцируется половыми хромосомами, поступающими в яйцеклетку в процессе оплодотворения. Для формирования яичника необходимо наличие двух Х-хромосом в зиготе.

Внутренние половые органы – маточные трубы, тело и шейка матки и верхняя треть влагалища – образуются из мезонефральных (вольфовых) и парамезонефральных (мюллеровых) протоков. Процесс этот начинается с 5-6-й недели и заканчивается к 18-й неделе внутриутробного развития Первоначально матка двурогая, затем приобретает седловидную конфигурацию и к моменту рождения часто сохраняет слабо выраженную седловидность. Образование шейки матки происходит на 16-20 неделе развития плода. До 33-й недели шейка матки составляет ¼ общей длины матки, к 40-й неделе – 2/3. К концу внутриутробной жизни фимбриальные отделы маточных труб принимают извитой характер, число извилин достигает 6-7. Канализация влагалища заканчивается к 21-22-й неделе внутриутробной жизни.

Наружные половые органы у плода с 4-й по 7-ю неделю жизни проходят индифферентную стадию развития. Закладка их происходит на 6-7-й неделе эмбриональной жизни. Дифференцировка репродуктивной системы женского типа по времени происходит несколько позднее. К 24-25-й неделе в преддверии влагалища хорошо видна девственная плева, которая чаще всего имеет циркулярную форму.
На 20-й неделе развития у плода начинается процесс образования примордиальных фолликулов.
На V лунном месяце число первичных фолликулов достигает 4,2 млн и редуцируется к рождению до 1 млн . Процесс обратного развития фолликулов происходит в течение всей жизни женщины.

На 37-38-й неделе увеличивается число полостных и зреющих фолликулов, отмечаются небольшие фолликулярные кисточки. К моменту рождения яичник морфологически сформирован. В отличие от фетальных яичек гормональная активность яичников плода незначительна.

Гипоталамо-гипофизарная система – третий и четвёртый уровни репродуктивной системы – также закладываются на очень ранних этапах развития. После 12-ти недель развития имеются выраженные половые различия секреции ФСГ и ЛГ. С этого момента у плода женского пола уровень гонадотропинов значительно выше, чем у плодов мужского пола. Секреция пролактина передней долей гипофиза плода начинается позднее – с 19-й недели. Секреция АКТГ отмечается почти одновременно с началом образования гонадотропинов (ФСГ и ЛГ), т.е. с 8-9-й недели. Уже на 10-й неделе внутриутробной жизни аденогипофиз плода отвечает на РГ ЛГ выделением ЛГ. Гонадотропины играют определённую роль в формировании первичных фолликулов. Гипоталамус, так же как и другие отделы репродуктивной системы подвергается половой дифференцировке.

Таким образом, в период внутриутробной жизни происходит не только морфологическое развитие основных уровней репродуктивной системы, но и формирование её гормональной функции.

Процесс нормального эмбриогенеза половых органов может быть нарушен на любом этапе с 3-й по 20-ю недели гестации под влиянием различных факторов. Все варианты врождённых аномалий развития обусловлены одной из трёх причин: недоразвитием, нарушением реканализации или неполным слиянием парамезонефральных (мюллеровых) протоков.

Точно установить повреждающий фактор не всегда возможно. Можно выделить три группы факторов, способствующих возникновению аномалий: эндогенные (наследственные), экзогенные и мультифакторные. Плацента не препятствует воздействию тератогенных факторов на плод. Повреждающие факторы могут влиять на формирование не только половых органов, но и других органов и систем. Одновременно с нарушением развития гениталий могут наблюдаться аномалии мочевой системы, реже кишечника, костей и др.

Для понимания форм аномалий развития применяют определённую терминологию применительно к основным типам нарушений:

Агенезия – отсутствие органа или даже его зачатка;

Аплазия – отсутствие части органа;

Атрезия – недоразвитие, возникшее вторично, чаще вследствие воспалительного процесса, перенесённого в период, внутриутробного развития.

На современном уровне развития медицины возможна антенатальная диагностика пороков.

Становление половой системы в антенатальном периоде онтогенеза

До недавнего времени гомосексуальность считалась болезнью, и лишь в 1992 году ВОЗ, а затем и правительство Великобритании, Минздрав РФ, Общество психиатров Китая и другие страны мира официально признали, что данная разновидность сексуальной ориентации человека не является патологией [9]. Одним из врачей области психиатрии, который включал гомосексуальную ориентацию в число других отклоняющихся от нормы форм полового поведения, являлся Рихард фон Крафт-Эбинг – один из основоположников сексологии. Уже в 1886 году, в своей монографии «Половая психопатия» он подчеркнул возможность возникновения гомосексуальности под действием врождённых факторов, однако не отрицал существование приобретённой формы данной половой перверзии. В настоящее время в качестве причин возникновения нетрадиционной ориентации у индивида выделяют биологические, психологические и социологические аспекты. Благодаря многочисленным исследованиям, направленным на изучение гомосексуальных проявлений у животных, а также поиск генетических и гормональных характеристик, отличающих людей гомо- и гетеросексуальной ориентации, наука обладает широким спектром информации о внутриутробных механизмах формирования ориентации, гендерной идентичности и самоидентификации человека.

На ранних этапах эмбриогенеза плод является бипотенциальным, имеет недифференцированные первичные гонады (предшественники как мужских, так и женских наружных и внутренних половых органов), бипотенциальную рецепцию к половым гормонам. Следовательно, нарушения в физиологии половой дифференцировки могут привести к различным клиническим вариантам нарушения формирования пола [4].

Гендерная идентичность, равно как сексуальная ориентация человека оказываются запрограмированными в структурах нашего головного мозга ещё во внутриутробном периоде развития. Так называемая половая дифференцировка мозга начинается во второй половине беременности, тогда как развитие гениталий происходит гораздо раньше – в первые 2 месяца беременности. Это означает, что при рождении степень маскулинизации в физическом плане не обязательно коррелирует со степенью маскулинизации мозга, что может привести к транссексуальности. Примерами являются люди, чувствующие себя женщинами, но родившиеся с мужскими половыми органами, и наоборот [6]. Полагают, что перемены в структурах мозга, возникающие в результате действия гормонов и генов на развивающиеся клетки являются основой половых различий в широком спектре поведения. Например, данные воздействия и их окончательный результат предопределяют гендерную роль (поведение, идентифицирующееся как мужское или женское), гендерную идентичность (убеждение в принадлежности к мужскому или женскому полу), сексуальную ориентацию (предпочтение в выборе сексуального партнёра) и половые различия в отношении познания, степени агрессии в поведении и организации речи [4].

У млекопитающих, в том числе и у человека, головной мозг в направлении феминизации развивается при участии генотипа, в то время как для развития головного мозга с мужским фенотипом требуется также воздействие андрогенов в критический период половой дифференцировки [6].

Различают 2 критических периода, когда уровень тестостерона у мальчиков выше (примерно в 10 раз), чем у девочек – это второй триместр беременности (между 12 и 18 неделями и в течении 34-41 недели) и первые три месяца после рождения. Данные пики уровня тестостерона совместно с функциональными изменениями в рецепторах, чувствительных к стероидам, как полагают, и фиксируют развитие структур и неких схем в мозге, предопределяющих поведение мальчика в последующей жизни. В дальнейшем в период полового созревания, повышение уровней гормонов активирует данные схемы и поведенческие модели закладывающиеся во внутриутробном развитии в направлении маскулинизации и дефиминизации для мозга мальчика и феминизации и демаскулинизации для девочек. Также при воздействии тестостерона на центры гипофиза, отвечающие за выработку гонадотропных гормонов, они необратимо инактивируются, при этом стимулируются центры, отвечающие за поведение, определяемое как мужское. Высокая концентрация тестостерона у мальчиков в течении первых 3-х месяцев после рождения определяет продолжение «программирования» половой дифференцировки мозга. Формирующиеся различия в мозге затрагивают структурные и функциональные аспекты активированных областей мозга [6].

Синдром нечувствительности к андрогенам может быть вызван различными мутациями рецепторов половых стероидов (AR), находящихся в гиппокампе, гипоталамусе и неокортексе. Генетически у индивидуума может быть предопределён мужской пол (46, XY), однако при невосприимчивости к биологическим воздействиям андрогенов, фенотипически человек выглядит как женщина, а также является гетеросексуальным, то есть предпочитает контакты с мужчинами. Женщины же, имеющие нормальный кариотип (46, XX) и синдром нечувствительности к андрогенам, не имеют проблем с самоидентификацией [10]. Высокая нечувствительность к андрогенам в тканях головного мозга может оказывать влияние на развитие гендерной дисфории – психического состояния, в результате которого индивид ощущает себя в теле не того пола [3]. В случаях, когда организм плода мужского пола испытывает дефицит 5α-редуктазы-2 или 17β-гидроксистероиддегидрогеназы-3, возникают препятствия в превращении периферического тестостерона в дигидротестостерон, рождается ребёнок, который внешне выглядит, как девочка, однако имеет большой клитор, подобный пенису в размерах, особенно при увеличении продукции тестостерона во время полового созревания [6].

Исследования на грызунах указывают на роль ароматазы в половой дифференцировке. Превращение тестостерона в эстрогены под действием цитохром P-450-ароматазы после активирования андрогенных рецепторов играет важную роль в предопределении таких характерных для самцов особенностей поведения, как: агрессивность, метки территории мочой и другие действия, связанные с охраной территории (Рис.1). Из этого следует, что эстрадиол, являющийся одним из эстрогеновых гормонов, также играет ведущую роль в развитии мозга по мужскому типу [8].

Рис.1. Превращение тестостерона в эстроген. Тестостерон, секретируемый яичками у самцов крыс, превращается в мозге в эстроген под влиянием фермента ароматазы, вырабатываемого надпочечниками. Далее эстроген связывается с соответствующими рецепторами (ER) для модуляции экспрессии генов. Таким образом, SDN-POA (сексуально диморфное ядро, локализуемое в медиальной преоптической области гипоталамуса), которое, как полагают, связано у животных с проявлением сексуального поведения, дифференцируется по мужскому типу.

Ген CYP17 локализируется в хромосоме 10q24.3, его мутация вызывает полный комбинированный дефицит 17-альфа-гидроксилазы и 17,20-лиазы и приводит к невозможности синтеза андрогена. В результате у индивидов с генотипом 46,XY будет наблюдутся наличие наружных женских половых органов. Однонуклеотидный полиморфизм (CYP17A2T>C SNP) ассоциируется с завышенными уровнями прогестерона и эстрадиола плазмы крови. На грызунах было показано, что прогестерон и эстрадиол оказывают влияние на половую дифференцировку головного мозга [3].

Читайте также  Функциональные изменения в спинальном рефлекторном аппарате при столбняке

Подозреваемые в гендерной дисфории гены вовлечены в каскад гормональных реакций, однако половая дифференцировка имеет отношение не только к половым гормонам, но и к тем генам, которые локализируются в половых хромосомах X и Y. В частности, у млекопитающих роль в процессе детерминации и дифференцировки мужского пола, до определённого периода развития, играет ген SRY (у человека экспрессия гена начинается с 41 суток эмбриогенеза, на 44-е сутки достигает пика, затем в течение 18 недель происходит постепенное её угасание) [3].

Внутриутробно половые органы развиваются под влиянием каскада генов. Мужские гонады подвержены влиянию гена SRY, относящего к Y-хромосоме [6]. Ген SRY – основной член семейства транскрипционных факторов SOX, находится в дистальном отделе короткого плеча Y-хромосомы в непосредственной близости от псевдоаутосомной области PAR1. У человека SRY не содержит интронов, имеет небольшой размер и кодирует белок, включающий в себя 204 аминокислоты. Первоначально активность SRY была обнаружена только в клетках полового валика, в будущем у некоторых видов млекопитающий, включая человека, она была выявлена в ряде других тканей развивающегося зародыша. У взрослого человека экспрессия SRY проявляется в коре головного мозга и гипоталамусе. Под влиянием белка-продукта транскрипционной активности SRY в недифференцированной гонаде формируются клетики Лейдига и Сертоли [2]. Между 6 и 12 неделями беременности появляются пенис, простата и мошонка, образование которых определяется в том числе и тестостероном [6]. В отсутствии Y-хромосомы или при мутации в SRY недифференцированная гонада развивается в яичники, или на её месте формируется соединительнотканный тяж без признаков дифференцировки по какому-либо типу. Ген SRY оказывает влияние не только на гены, запускающие развитие яичек, но и регулирует сцепленную с Х-хромосомой генную тираминазу A, катализирующую окислительное удаление аминогруппы нейромедиаторов (серотонин, допамин) [2]. Развитие половых органов по женскому типу обусловлено отсутствием андрогенов [6]. Данные системы нейромедиатора сексуально диморфные и оказывают большое влияние на головной мозг [2].

Не секрет, что стресс, которому подвергаются беременные, может являться фактором всевозможных рисков для здоровья и благополучия вынашиваемого потомства. Так, в 1980-е годы доктором Гюнтером Дёрнером была выдвинута гипотеза о роли пренатального стресса как этиологического фактора в формировании гомосексуальности у мужчин. Поводом для данного предположения стала статистика, полученная из шести районов ГДР, которая гласила, что в период Второй мировой войны, а также ближайшие годы после неё, рождалось значительно больше гомосексуалов, чем в годы до и после военных действий. Максимальная частота при этом отмечалась в период между 1944 и 1945 годами [5]. Данное предположение впоследствии как подтверждалось, так и опровергалось многими исследователями, поэтому вопрос остаётся открытым.

Однако существуют многочисленные исследования, которые всё же указывают на роль стресса в изменении полового поведения, что предопределяется модификацией реактивности гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой и гипоталамо-гипофизарно-половой систем. Так, при ограничении подвижности беременных крыс, будь то воздействием яркого света или полным обездвиживанием, нарушается нормальный путь половой дифференцировки, морфогенез, происходят изменения в регуляции нейроэндокринной функции. Происходит активация симпато-адреналовой и гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой систем. Это ведёт к временной гипоксии плода, и, как следствие, стимуляции его симпато-адреналовой системы, повышению обмена нейротрансмиттеров в мозге. Все эти процессы сопровождаются эффектом усиления выделения, гипофизарных опиатов, кортиколиберина и, как следствие, надпочечниковых стероидов. В итоге у плодов мужского пола снижается уровень выделенного люлиберина и секреция лютеинизирующего гормона. Вследствие этого нарушается синтез стероидов в семенниках, а в будущем это приводит к нехватке андрогенов, что проявляется феминизацией поведения. Другие гормоны – глюкокортикоиды – способны проникать через плаценту, воздействовать на плод, меня ход развития или просто изменяя содержание андрогенов в крови плода [1].

Существует исследование, которое показывает, что наряду с угнетением проявлений «мужских» черт в поведении у самцов, подвергшихся пренатальному стрессу, а также снижению уровня тестостерона в крови отмечается уменьшение объёма медиальной преоптической области [1].

Было выяснено, что предотвратить эффекты, детерминированные пренатальным стрессом возможно, проведя частичную адреналэктомию матери во время беременности, или введя налтрексон – блокатор β-эндорфина, или тирозин – предшественник в биосинтезе катехоламинов [1].

Недостаточность андрогенов у самцов крыс во время половой дифференцировки мозга может способствовать развитию первичной гипо-, би- или гомосексуальности. По происхождению данные перманентные расстройства полового поведения могут соответствовать врождённой гипо-, би- или гомосексуальности у людей [1].

Так же можно отметить существование закономерности между сексуальной ориентацией мужчины и числом старших братьев – так называемый «братский эффект порядка рождения»: среди сиблингов возникновение мужской гомосексуальности положительно коррелирует с числом старших братьев и не связано с числом старших сестер. Наличие старшего брата увеличивает вероятность гомосексуальности примерно на 33% [7].

Заключение. Причинами возникающих половых отклонений являются несоответствия между генетическим полом и уровнем специфических для данного пола половых гормонов во время дифференцировки мозга. Также выражено существенное влияние иных факторов, действующих на плод внутриутробно и предопределяющих гендерную идентичность, самоидентификацию и предпочтения людей в выборе сексуальных партнёров в последующей жизни. Всё это выражено в виде сложного каскада процессов, определяемых в настоящее время в виде решающих факторов в противовес психологическим аспектам нетрадиционных особенностей личности.

Развитие репродуктивной функции мужчины

Развитие репродуктивной системы у мальчиков

Процесс формирования половой системы можно разделить на 2 основных этапа:

— период формирования пола во внутриутробном развитии

— период полового созревания

До 7 недели внутриутробного развития плод не иммет четкой половой дифференцировки. На этой стадии присутствуют оба внутренних половых протока: — первичной почки (Вольфов проток) и парамезонефротический (Мюллеров проток). Первичная гонада состоит из мозгового и коркового вещества.

Основой формирования пола является хромосомный набор оплодотворенной яйцеклетки. Наличие активной Y-хромосомы способствует дифференцировке мозгового слоя гонад в мужском направлении и формированию яичка.

Корковый слой при этом атрофируется. Это происходит между 6 и 7 неделями внутриутробного развития. Если влияние Y-хромосомы не проявилось до 6-7 недели, то первичная гонада трансформируется за счет коркового слоя и превращается в яичник, а мозговой слой редуцируется.

В следующих фазах формирование мужского пола переходит под контроль гормонов, в основном дигидротестостерон (ДГТ). В период 9-14 недель бере-менности плод вырабатывает максимальное количество тестостерона, происходит дифференцировка наружных половых органов, затем его количество падает. В этот период основным стимулятором тестостерона в организме мальчика является хорионический гонадотропин. Со второй половины беременности основным стимулятором тестостерона выступает лютеинизирующий гормон плода, который оказывает свое непосредственное влиянии на клетки Лейдига. У новорожденного мальчика количество тестостерона в крови сравнимо с взрослым мужчиной. В течение первой недели его уровень снижается, затем к 6 мес. доходит до минимального уровня, сходного с новорожденной девочкой. До 7 лет выработка тестостерона в организме остается на низком уровне.

Таким образом, в естественной дифференцировке органов половой системы мужского типа решающее значение имеет своевременное и полное включение гормональной функции тестикул. Гомоны оказывают влияние на формирование наружных половых органов, преобразование первичного полового бугорка в пенис, образование мошонки и уретры, семявыводящих путей и семенных пузырьков.

Нормальное половое развитиеможно разделить на 5 стадий

  • Первой стадией развития — инфантильной, период от рождения до начала полового созревания. Без радикальных изменений в репродуктивной системе. Вместе с общим ростом ребенка несколько увеличивается и половые органы (примерно до 4-5 см), объем яичек может колебаться от 0,7 до 3 куб. см. Эта стадия у мальчиков заканчивается к 10-13 годам. В это же время у некоторых из них начинается период быстрого роста.
  • Вторая стадия является началом пубертата, или пубертатного периода (от лат. pubertas — половая зрелость). В это время гипофиз активируется и увеличивается секреция гормонов, отвечающих за появление начальных признаков полового созревания.
    Сначала исчезает подкожный жир в мошонке, она увеличивается в размерах, появляется ее пигментация и множество мелких складок. Яички тоже увеличиваются в размерах и опускаются на дно мошонки. Начинается рост пениса, хотя его увеличение еще не так заметно. Продолжается общий рост, начинают меняться очертания тела.
  • Третья стадия — стадия активизации половых желез (гонад). Яички начинают активно вырабатывать тестостерон, продолжается развитие половых органов и вторичных половых признаков. В 12-13 лет появляются первые волоски на лобке и у основания члена. Затем волосы на лобке темнеют, становятся грубее, распространяются по направлению к ногам. Член удлиняется, продолжают расти мошонка и яички.
  • Четвертая стадия — стадия наибольшей активности половых желез. Начинается в среднем в 13-14 лет, характеризуется развитием очертаний тела и лица. Пенис начинает расти не только в длину, но и в толщину, продолжается рост мошонки и яичек. Появляется «растительность» над верхней губой и в подмышечных впадинах, а также вокруг ануса. Под действием тестостерона за счет развития мышц гортани и удлинения голосовых связок у мальчика начинает «ломаться» голос, начинает расти щитовидный хрящ гортани — так называемое «адамово яблоко». Возможно увеличение грудей и болезненность сосков, которые тоже не является патологией.
    К 15 годам у многих юношей уже продуцируются зрелые сперматозоиды, которые созревают непрерывно. В этом же возрасте возможно появление первых поллюций — самопроизвольных, как правило, ночных, семяизвержений.
  • Пятая стадия характеризуется окончанием формирования репродуктивной системы. К этому времени половые органы достигают «взрослых» размеров, вторичные половые признаки также полностью выражены — завершается оволосение лобка, нижней части живота и лица, телосложение и черты лица окончательно приобретают мужской вид. Примерно в это же время, в основном, заканчивается рост тела, хотя у некоторых молодых людей он продолжается до 20-22 лет. Пубертатный период у юношей заканчивается к 17-18 годам, при этом возможны значительные колебания в 2-3 года. Физиологически они уже готовы к продолжению рода, но психологическая зрелость придет позже.
Читайте также  Сильный заговор мужа от пьянки

Развитие репродуктивной системы в антенатальном периоде

По генетической детерминированности первичные половые клетки, возникающие в первые 4—5 недель, дифференцируются в оогонии или сперматогонии, индуцирующие в свою очередь формирование из окружающих соматических клеток мужской или женской гонады. Кроме того, на формирование пола оказывают влияние парагенетические факторы, как внутренние (ферментные, гормональные, геномные), так и внешнесредовые (химические, физические, инфекционные). Формирование пола по мужскому или женскому типу происходит под влиянием яичек или яичников. Однако в случае воздействия вредных внешних факторов и нарушения гормональных влияний гонад дифференциация осуществляется по женскому варианту независимо от генетической детерминированности пола за счет эстрогенных соединений матери. Формирование же пола по мужскому типу реализуется только под влиянием яичек. Следовательно, при агенезии гонад, инертных гонадах, а также при ослаблении функции мужских гонад-яичек формирование пола будет происходить по женскому типу. Формирование мужских и женских половых органов происходит во взаимосвязи с первичной или срединной почкой. Вслед за дифференциацией семенных или овариальных тяжей из индифферентной гонады под контролем локуса, называемого Н-У-антигеном или первичным тестикулярным организатором, проявляется антенатальная гормональная активность гонады, определяющая формирование гипоталамических центров, регулирующих половую цикличность. Характерным признаком мужского фенотипа является ранняя продукция андрогенов, а женского — процессы созревания фолликулов под влиянием генетических, гонадных и внегонадных факторов.

В формировании полового фенотипа весьма существенной является различная чувствительность (восприимчивость) тканей к гормональным воздействиям.

Таким образом, формирование пола является сложным многоступенчатым интегрированным процессом и осуществляется под влиянием генетических, гормональных, соматических и других факторов.

Нервная и эндокринная системы регулируют начальное функционирование эндокринной и половой систем женщины в антенатальном периоде онтогенеза и последующее их развитие до становления генеративной функции и ее реализацию. Эти сложные интегрированные взаимоотношения находятся под контролем гипоталамуса. Закладка основных ядер гипоталамуса (супраоптического и паравентрикулярного) выявляется у эмбриона уже в 8 недель, а в 16 недель антенатального периода закладываются остальные ядра (всего 32 пары) и обнаруживаются признаки нейросекрета. Выделяют два вида нейросекрета, которые влияют на образование либеринов (стимулирующих функцию гипофиза) и статинов (ингибирующих функцию гипофиза).

Гипофиз, как основной орган эндокринной системы, выделяется уже на 5-й неделе эмбрионального периода. В 7—12 недель развития в железе появляются клетки, содержащие простые (СТГ, лактогенный гормон) и сложные (гонадотропные гормоны) белки. В 13—30 недель накапливаются соматотропный, гонадотропный и лактогенный гормоны. В 31—40 недель происходит не только накопление, но и выброс гормонов гипофиза.

Патологическое течение беременности может подавлять или усиливать активность гипофиза. При этом нарушаются коррелятивные взаимосвязи в системе эндокринных желез, развивается несостоятельность центральных механизмов гипоталамуса—гипофиза.

На половое развитие в антенатальном периоде существенное влияние оказывают гормоны периферических эндокринных органов (щитовидной железы, надпочечников) и самих гонад.

Рост и развитие надпочечников происходят периодически. Начало их развития отмечено уже на 3—4-й неделе эмбрионального периода, а в 6—8 недель они имеют округло-овальную форму и в 2 раза превышают размеры почек, появляются первые признаки функциональной активности. Характерна волнообразность функциональной активности коры надпочечников: после ее снижения в 15—23 недели отмечается повторное повышение в 24—26 недель, слабое проявление в 30—35 недель сменяется отчетливым снижением до конца беременности. Сначала происходят рост и созревание корковой, затем мозговой части надпочечников. Ранние и поздние токсикозы, а также другая патология беременных приводят к нарушениям в развитии надпочечников, чаще к гиперплазии их коры и повышенной продукции андрогенов, что проявляется адреногенитальным синдромом и другими заболеваниями.

В развитии яичников различают следующие этапы: 5—7 недель — период индифферентных гонад, 7—8 недель — начало половой дифференциации, 8—10 недель — период размножения оогоний, 10—20 недель — период неразъединенных ооцитов, 20— 38 недель — период первичных фолликулов. Гормональная активность яичников до 28 недель сопровождается гибелью герминативных элементов гонад (оогоний, примордиальных фолликулов и др.). Затем начинается созревание фолликулов, и в 32—34 недели имеет место наибольшая гормональная активность, которая сохраняется до конца беременности. Структурное развитие и гормональная активность яичников нарушаются и запаздывают при патологическом течении беременности, что проявляется овариальными нарушениями в пубертатном периоде (нарушения полового развития, маточные кровотечения, аменорея и др.).

Закладка наружных поповых органов происходит одинаково у эмбрионов независимо от пола в области клоачной перепонки в 5—7 недель.

Влагалище формируется с 8-й недели, а усиленный рост его происходит после 19-й недели внутриутробной жизни. Параллельно с этим, начиная с 8—10-й недели, происходит дифференциация слизистой влагалища, десквамация эпителия которого имеет место с 30-й недели беременности, а процессы пролиферации слизистой особенно выражены в последние недели беременности. Цитологическая картина влагалищного мазка в антенатальном периоде характеризуется волнообразностью изменений в зависимости от преобладающего влияния эстрогенов (20—28 недель, 37—40 недель) или прогестерона (29—36 недель). От степени насыщения плода эстрогенами зависит уровень полового хроматина. Наибольший уровень (41,5 ± 2%) его во влагалищном эпителии отмечается в 20—22 недели беременности с последующим снижением (до 11%) до 29-й недели, повторным повышением (до 21%) в 34-ю неделю и снижением (до 6%) к концу беременности. Эти изменения обусловлены влиянием эстрогенов на состояние Х-хромосомы в соматических клетках, т.е. с усилением этого влияния уменьшается количество полового хроматина.

Развитие матки также начинается в ранние сроки, вначале появляется шейка, затем тело матки, которые разграничиваются на 4—5-м месяце. Особенно интенсивный их рост отмечается на 6-м месяце и в конце внутриутробного периода.

Маточные трубы закладываются в 8—10 недель беременности, а к 16-й неделе анатомически они уже сформированы. Далее поэтапно до конца беременности происходит их структурная и функциональная дифференциация. Повреждающие факторы при патологическом течении беременности нарушают развитие матки и труб как в анатомическом, так и в функциональном отношении или вызывают различные пороки развития матки.

Возникшие в антенатальном периоде нарушения половых органов могут сказаться и в постнатальном (пороки развития матки, извилистость или непроходимость маточных труб, инфантилизм, гипоплазия матки и др.).

Таким образом, формирование половой системы начинается в раннем антенатальном периоде параллельно со становлением эндокринной системы, т.е. с развитием гипоталамуса и гипофиза, а также периферических эндокринных желез—яичников, надпочечников и щитовидной железы. Антенатальный период полового созревания характеризуется волнообразностью процессов как развития отдельных эндокринных структур, так и формирования коррелятивных взаимоотношений между ними. При этом повышение активности одной из периферических эндокринных желез сопровождается изменением активности других желез и обычно снижением ее у аденогипофиза.

Вначале функциональная активность гипофиза, надпочечников, щитовидной железы и яичников находится под контролирующим влиянием плаценты, и в частности хорионического гонадотропина, с пиками которого связывается активация эндокринных органов в 9— 10 и 32—34 недели беременности. Такая закономерность определяет единство фетоплацентарной системы. Коррелятивные взаимоотношения в системе гипофиз—щитовидная железа—надпочечники—яичники четко определяются уже в сроки после 27—28 недель беременности.

Процессы полового созревания и коррелятивных взаимоотношений в эндокринной системе в антенатальном периоде онтогенеза нарушаются при воздействии вредных факторов, что может проявляться и в постнатальном периоде. Нарушения эти характеризуются активацией, торможением или другими аномальными изменениями полового созревания, возникающими после повреждения даже одного из эндокринных органов. Обычно более чувствительны к вредным факторам щитовидная железа и надпочечники, нарушения развития которых приводят к патологии созревания центральной нервной системы и снижению адаптационных механизмов, особенно в период новорожденности. Далее нарушается половое созревание в антенатальном и постнатальном периодах. Проявляется это в препубертатном и пубертатном периодах.

Становление половой системы в антенатальном периоде онтогенеза

Морфогенез органов и систем, становление анатомической формы в процессе развития организма человека на ранних этапах пренатального онтогенеза является не только теоретической , но и практической проблемой. В связи с расширением объема оперативных вмешательств на органах пищеварительного тракта по поводу врожденных пороков его развития в настоящее время значительно возрастает интерес исследователей к изучению морфологии производных пищеварительной трубки [В.Ф. Байтингер, 1994; Н.П. Ефимов , 1994; Ф.Ф. Сакс, 1994; М.А. Медведев, 1994; Л.Л. Колесников, 1998]. Интерес к изучению развития производных пищеварительной трубки, в частности, толстой кишки в пренатальном периоде онтогенеза диктуется сравнительным частым возникновением различных пороков развития: долихоколон, мегаколон, атрезии, удвоение отделов толстой кишки, болезнь Гиршпрунга и др. Кроме того, исследование морфологических закономерностей пренатального онтогенеза человека, развитие его тканей, органов и систем необходимо для правильного понимания сущности процессов, происходящих в период внутриутробной жизни, для изучения критических периодов развития зародыша. В этом ключе нельзя не согласиться с О.В. Волковой (1996), считающей, что изучение основ эмбриологии человека, «знание физиологической динамики развития, его особенностей в различные сроки эмбрионального периода позволяют врачу скорригировать патологию развития». Среди большого разнообразия форм патологии брюшной полости врожденные пороки развития толстой кишки [С.Я. Долецкий, А.Г. Пугачев, 1968; А.Г. Земляной, 1983; А.Г. Сердюков, 1996] занимают пятое место среди всех пороков в развитии пищеварительной трубки у детей. Большинство из аномалий, как считают исследователи, сопровождаются функциональными нарушениями кишечника. При врожденных пороках толстой кишки (мега-долихосигма, стенозы, атрезии и др.) возникают разновидности кишечной непроходимости, дающие высокий процент летальных исходов [М.А. Величко, 1984; С.П. Белкания, 1985; С.Г. Суханов, 1998; Kenneth, J. Namara, 1997]. Этим объясняется большой интерес к изучению особенностей пренатального онтогенеза пищеварительного тракта человека. Знание основных этапов формирования органов в пренатальном периоде онтогенеза и выяснение факторов, их обуславливающих, может служить надежным средством для поисков путей предотвращения уродств и аномалий. В анализируемых источниках отсутствуют исчерпывающие сведения о характере и времени закладки различных отделов производных пищеварительной трубки, в частности, желудка, тонкой, толстой кишки, не выявлены четкие критерии в определении сенситивных периодов в формировании всех ее отделов на этапах пренатального онтогенеза. Не менее противоречивая интерпретация о сроках разделения первичной кишечной трубки на тонкую и толстую кишку [J. Krafka, 1942; A. Keith, 1948; R. Etsrada, 1958; W. Hamilton, 1962; J. Langman, 1963; О.В. Волкова, 1996]. До настоящего времени недостаточно разработан вопрос о стадиях и этапах развития желудка, тонкой и отделов толстой кишки на протяжении пренатального онтогенеза, о топографии и синтопии формирующейся толстой кишки, а также о времени возникновения ее индивидуальных признаков и вариантов строения [J. Krafka, 1942; M. Cantor, R. Reynolds, 1957; В.Н. Ватаман, 1985; В.К. Воган, Р.Е. Верман, 1987; С.П. Деревцова, 1998].

Читайте также  Побочные явления и осложнения антибиотической терапии

В решении дальнейшего снижения детской смертности важную роль играют профилактика и лечение перинатальной патологии, совершенствование критериев диагностики и реабилитации детей с заболеваниями пищеварительной системы. Одним из звеньев в разрешении задачи выживаемости недоношенных детей является назначение рационального питания, соответствующего анатомо — физиологическим особенностям органов пищеварительного тракта в этом возрасте. Нельзя не согласиться с утверждением Б.А. Никитюка (1997, 1998) о том, что морфологическая гастроэнтерология не может совершенствовать свой научный потенциал в отрыве от неврологии, иммуноморфологии, эндокринологии. Основой клинико-антропологического мировоззрениям является выяснение многообразия структурно-функциональной изменчивости организма и факторов ее обусловливающих, в понимании целостности организма как единой живой системы.

Представлены результаты анализа 53 серий срезов зародышей человека от 2 до 70 мм теменно-копчиковой длины, 345 препаратов плодов и новорожденных и 97 патолого-анатомических вскрытий детей, погибших от причин, не связанных с заболеваниями пищеварительного тракта.

Основные теоретические положения получены в результате использования комплекса взаимодополняющих классических и современных методов и методик (анатомическое препарирование, морфометрия, метод распилов замороженных трупов по Н.И. Пирогову, рентгенангиография по Золотухину — М.Г. Привесу, инъекции нитратом серебра, определение содержимого карманов брюшины (модификация), гистологические, гистохимические (цитофотометрия), изготовление тотальных препаратов по Т. Хеллману, математического анализа, электронной микроскопии, компьютерного анализа с ЭВМ).

Одна из древнейших наук — эмбриология переживает в настоящее время период глубоких перемен. Благодаря взаимодействию с молекулярной генетикой и биологией развития эмбриология выдвинулась на передовые позиции среди медико-биологических дисциплин. Одной из основных задач медицинской эмбриологии является изучение закономерностей органо- и гистогенеза, формирования системы «мать-плод». Необходимость знания основных этапов Формирования органов в антенатальном периоде онтогенеза и выяснение факторов, их обусловливающих, подчеркивалось на I и II конференциях по медицинской эмбриологии (Москва, 1975; Симферополь, 1983), послужат надежным средством для поисков путей предотвращения возникновения врожденных уродств и аномалий. Прочный теоретический фундамент в разработке этого вопроса создает эмбриология человека.

С нашей точки зрения, выяснение причин, факторов риска и времени их возможного возникновения можно только при глубоком и последовательном эмбриологическом исследовании отделов пищеварительной трубки. В связи с этим на основании данных сделаны обобщения. Они касаются времени и сроков закладки производных пищеварительной трубки, установления 4 стадий развития и этапов формирования отделов толстой кишки с характерными для каждой стадии морфологическими отличительными признаками. Позиция автора заключается в последовательном и всестороннем изучении онтогенетических закономерностей формообразования толстой кишки как целостной системы, неразрывно связанной со всем пищеварительным трактом и организмом в целом, на протяжении пренатального и раннего постнатального онтогенеза. Анализ морфологических закономерностей перинатального онтогенеза, его органов и систем необходим для правильного понимания сущности процессов, происходящих в период внутриутробной жизни. Правомерность суждений о целесообразности изучения морфогенеза органов пищеварительной системы, в особенности на ранних этапах онтогенеза, подтверждается и тем, что в монографиях зарубежных исследователей детально анализируются данные, касающиеся морфогенеза, микроскопического строения отделов тонкой и толстой кишки, а также дискутируются вопросы молекулярных и биологических механизмов роста кишечника для интерпретации заболеваний кишечной трубки [Bertrana, 1998; Kenneth J. Mc. Namara, 1997].

Познание закономерностей органогенеза и гистогенеза органов и систем вселяет надежду овладения этими закономерностями для сознательного и перспективного управления процессами формообразования. С этой точки зрения выявлены закономерности развития отделов пищеварительной трубки, в частности, толстой кишки человека, становление формы и топографии ее отделов, судьбу производных первичной брыжейки и брюшины задней стенки брюшной полости, влияющие на дефинитивное положение толстой кишки. Этот проблемного характера вопрос представляется и важным, и сложным. Важным потому, что форма и положение толстой кишки подвержены большому разнообразию и изменчивости, создают анатомические условия для возникновения хирургической патологии [В. Тошовский, О. Вихитил, 1957; И. К. Анистратенко, 1969; Ю.Ф. Исаков, А.И. Ленюшкин, С.Я. Долецкий, 1972], а сложным потому, что объяснения вариантов и аномалий этого отдела пищеварительной системы, хотя и многочисленны, судя по литературе, но и протеворечивы [Gold, 1879; М.М. Резанов, 1914; П.А. Герцен, 1925; Н.В. Попова-Латкина, 1954; В.М. Пэттен, 1959; И. Станек, 1977; R. Fleischmajer,1998]. Между тем, толстая кишка может быть не только источником патологии, но и материалом для пластических реконструктивных операций [И.М. Матяшин, 1964, 1966; В.И. Казанский, 1973].

Нет таких отраслей медицины, которые прямо или косвенно не были бы связаны с антропологией. Контакты медицины и антропологии приводят к их взаимному обогащению. Антропология, представляя собой естественную историю человечества, является дисциплиной, обобщающей многие важные отделы медицины и значительно расширяющей круг наших сведений о человеке (П.А. Минаков). В.В. Гинзбург подчеркивал, что антропологическое изучение человеческого организма является как бы эволюционной медициной и имеет целью определение путей его оздоровления и улучшения дальнейшего развития. Одним из кардинальных вопросов медицинской антропологии является выявление сходства и различий в процессах морфогенеза в условиях нормы и патологии. В этом ключе изучение динамики морфологических параметров отделов толстой кишки в пренатальном онтогенезе, как и закладок чревного ствола, верхней и нижней брыжеечных артерий и соответствующих венозных стволов, имеет важное не только теоретическое значение, но и определенный практический интерес. Накопленные данные по морфометрии отделов тонкой и толстой кишки составляют своего рода справочный материал, который может быть использован как в теоретическом плане при комплексной оценке роста органов брюшной полости у плодов и новорожденных человека, так и в практическом плане при расчетах резецируемых или реплантируемых отрезков кишечной трубки.

В процессе формирования толстой кишки на этапах пренатального онтогенеза определены периоды усиленного роста и резкие изменения структуры, названные критическими: для большинства отделов толстой кишки сенситивные периоды соответствуют 8,13,16 и 20 неделям онтогенеза.

С нашей точки зрения, результаты исследования лимфоидного аппарата отделов толстой кишки представляют несомненный практический интерес, тем более что лимфатическая система играет определенную роль в становлении иммунного статуса организма, Наши данные о колебаниях в концентрации в числе лимфоидных узелков в стенке кишки в пределах возрастной группы свидетельствуют о разной степени адаптации к новым условиям существования новорожденных и детей, находящихся на грудном, смешанном и обычном питании. Эти сведения могут быть использованы в педиатрии при разработке рекомендаций по вскармливанию детей в различные периоды после рождения, при проведении лечебных мероприятий у детей с пороками развития толстой кишки.

Подтверждением правомерности и актуальности исследований по вопросу о становлении лимфоидного аппарата отделов пищеварительного тракта в пренатальном и раннем постнатальном онтогенезе является ряд фундаментальных работ, имеющих место в зарубежной литературе [Nicholas Chiorazzi, 1997; R. Sackstein, Bone Marrow, 1995; Paolo Casali, 1995; L. Beck, 1994]. Данная работа вносит существенный вклад в иммунологию, раскрывая новые аспекты в лечении новообразований, в понимании эволюции иммунитета и интерпретации диагностики и клинических проявлений ряда инфекционных заболеваний. По определению М.Р. Сапина (1997), лимфатическая система является частью иммунной системы организма. В настоящее время, в конце 90-х годов XX столетия, понятие об иммунной системе и на анатомическом, и на функциональном уровнях стало очевидным. Функцией этих органов, в частности лимфоидных узелков стенки толстой кишки, является их участие в иммунных реакциях организма, определяющих его гомеостаз. Резистентность к возбудителям кишечных инфекций, в основном, обеспечивается местным иммунитетом.

Мы полагаем, что на основании выполненных исследований и разработок осуществлено решение крупной научной проблемы, касающейся процессов пренатального и раннего постнатального онтогенеза, вариантов формообразования толстой кишки, разновидностей ее формы. Выделение сроков формирования лимфоидной ткани толстой кишки, как одной из составных частей органов иммуногенеза, а также ряда индивидуальных вариантов формообразования и критических периодов ее развития имеют не только теоретическое, но и практическое значение. Совокупность отмеченных научных положений можно квалифицировать как одно из новых перспективных направлений в морфологии.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: