\

Различные варианты неконъюгированной гипербилирубинемии в неонатальном периоде

Билирубин: общий, прямой, непрямой

Уважаемые пациенты! Каталог анализов в настоящее время находится в стадии наполнения информацией и содержит в себе далеко не все выполняемые нашим центром исследования. Филиалами Центра эндокринологии проводится более 700 видов лабораторных анализов. С их полным списком Вы можете ознакомиться здесь.

Пожалуйста, уточняйте информацию о стоимости услуг и подготовке к анализам по телефонам (812) 565-11-12, +7 953 360 96 11. При сдаче анализов крови, пожалуйста, учитывайте стоимость забора биоматериала.

Готово к оформлению: 0 анализов

Общий билирубин представляет собой пигмент, продукт, образующий при деградации гемоглобина, миоглобина и цитохромов.

Билирубин как один из основных компонентов содержится в желчи, а в сыворотке крови представлен двумя фракциями: прямым (связанным, конъюгированным) и непрямым (свободным, несвязанным) билирубином. Обе фракции в сумме составляют общий билирубин.

В лабораторной практике обычно определяется общий и прямой билирубин. Непрямой билирубин является в таких случаях вычисляемой величиной, а именно разницей между общим и прямым билирубином.

В процессе распада гемоглобина в начале образуется свободный билирубин, не растворяющийся в воде, однако растворяющийся в жирах. Последнее его свойство объясняет его способность в соответствующих условиях проникать в биологические мембраны, например, в митохондриальные, что может приводить к обменным нарушениями в клетках. Билирубин обладает сравнительно высокой токсичностью. Из селезенки он в комплексе с белком альбумином транспортируется в печень, где, соединяясь с глюкуроновой кислотой, образует связанный (конъюгированный) билирубин. Конъюгированный билирубин водорастворим и обладает меньшей токсичностью. Эта форма билирубина выделяется в составе желчи в желчные протоки.

Клинически увеличение концентрации билирубина проявляется в виде желтушного окрашивания кожных покровов и слизистой оболочки. Так называемая физиологическая желтуха, которая может встречаться у новорожденных в первую неделю жизни, связана с усилением разрушения эритроцитов при относительном несовершенстве в этот период билирубин-конъюгирующей системы. В этом случае можно обнаружить увеличение содержания общего билирубина за счет непрямого билирубина. Повышенное содержание билирубина может наблюдаться в результате усиленного распада эритроцитов, при ухудшении обмена билирубина и ослаблении его транспорта в желчь клетками печени, а также при наличии механического препятствия в желчных путях.

Прямой билирубин — одна из фракций общего билирубина, которая образуется в процессе биохимической модификации свободного билирубина в печени.

Прямой (связанный) билирубин представляет собой комплекс свободного билирубина с веществом — глюкуроновой кислотой. Данный комплекс обозначается как билирубина глюкуронид. Соединение обладает хорошей растворимостью в воде, ввиду чего способно проникать в ткани. Сравнительно малотоксично. Название «прямой» эта фракция билирубина получила вследствие своей способности демонстрировать прямую реакцию с так называемым диазореактивом (в отличие от него «непрямой», или свободный, билирубин нуждается в добавлении дополнительного реагента).

Местом образования прямого билирубина является печень, откуда значительное его количество поступает в тонкую кишку в составе желчи. Глюкуроновая кислота, входящая в состав прямого билирубина, отщепляется с восстановлением билирубина в уробилин. В этом процессе также образуются такие соединения, как мезобилирубин и мезобилиноген. Далее с участием бактерий мезобилирубин трансформируется в стеркобилиноген. Часть его всасывается в кровь, выделяясь затем почками с мочой. Большая же часть превращается в так называемый стеркобилин и выделяется затем с калом. Некоторое количеств прямого билирубина попадает из гепатоцитов (клеток печени) в кровь. При повышении уровня билирубина в крови связанный билирубин может аккумулироваться в слизистых оболочках, глазном яблоке, эластической ткани. Такое увеличение уровня прямого билирубина может отмечаться при так называемых паренхиматозных (связанных с тканью печени) желтухах из-за нарушенной способности клеток печени транспортировать эту фракцию билирубина в желчь, и при механических желтухах в результате нарушения оттока желчи. Закономерным следствием повышения уровня билирубина в крови является появление его в моче — билирубинурия.

Непрямой (или свободный) билирубин представляет собой желчный пигмент, образующийся в результате разрушения эритроцитов и деградации гемоглобина. Эта форма билирубина нерастворима в воде, однако растворима в жирах, входящих в состав клеточных мембран: билирубин может проникать в клетки, нарушая их жизнедеятельность и являясь, таким образом, токсичным для них. Процессы обезвреживания этой формы билирубина протекают в печени — здесь он трансформируется в так называемый прямой (или связанный) билирубин, выделяясь затем в желчные протоки.

Повышение в крови концентрации непрямого билирубина наиболее часто имеет место при усиленном распаде эритроцитов (гемолизе), с высвобождением в результате этого большого количества гемоглобина. Как следствие образуется большое количество непрямого билирубина. Поскольку печень не успевает переводить все количество непрямого билирубина в прямой, то образуется его избыток. Одним из примеров такого состояния может служить желтуха новорожденных (или физиологическая желтуха).

Было также показано, что наряду с усиленным процессом гемолиза, причиной увеличения содержания непрямого билирубина может являться нарушение связывания его в ткани печени, наблюдаемое, в частности, при так называемом синдроме Жильбера. Данная патология связана с нехваткой особого фермента — уридиндифосфатглюкуронидазы, принимающего участие в процессе связывания непрямого билирубина. Вследствие этого свободный билирубин не трансформируется в связанное состояние и не выводится из организма, что ведет к повышению его содержания в крови и развитию желтухи.

Желтуха, обусловленная усиленным гемолизом или же нарушением процесса связывания непрямого билирубина, именуется надпеченочной или гемолитической. Для нее характерно увеличение содержания непрямого билирубина при нормальном уровне его прямой фракции.

Клиническими признаками этой патологии являются умеренная желтушность кожных покровов и склер, в ряде случаев отмечается незначительное увеличение размеров печени, наиболее часто увеличена селезенка.

Было показано, что надпеченочная желтуха может быть также вызвана определенными формами анемий или же в результате отравления веществами, вызывающими распад эритроцитов.

Содержание непрямого билирубина может увеличиваться также и при печеночной (или паренхиматозной) желтухе. При этом происходит поражение печени (гепатит, гепатоз), функции ее нарушаются, что ведет к затруднению процесса связывания непрямого билирубина, а также выведения прямого. По этой причине при печеночной желтухе отмечается увеличение обеих фракций билирубина (непрямой и прямой).

При подпеченочной (или механической) желтухе связывание непрямого билирубина происходит, однако нарушается процесс выведения из организма прямого билирубина, что ведет к увеличению концентрации его в крови. Возможными причинами этого могут быть воспаления желчного пузыря (холециститы), наличие камней в желчных протоках и некоторые другие.

Таким образом, определение в крови концентрации непрямого билирубина является важным этапом в дифференциальной диагностике патологий печени и крови. Данное исследование, в частности, дает возможность уточнить причину желтухи и подобрать соответствующее лечение.

Сдавать кровь рекомендуется в утренние часы (с 8 до 11). Накануне исследования рекомендуется не переедать, не употреблять жирные блюда. Прием жидкости не ограничивается. Анализ сдается на голодный желудок. После последнего приема пищи перед исследованием рекомендуется соблюдение интервала, составляющего от 8 до 14 часов.

Приведены лишь некоторые процессы, состояния и заболевания, при которых целесообразно назначение данного анализа.

Анализ на общий билирубин используется в комплексной диагностике анемий, сопровождающихся усиленным разрушением эритроцитов (гемолитические), при поражениях печени различного генеза, при застое желчи в желчных путях, а также для дифференциальной диагностики желтух различного происхождения.

Исследование на прямой билирубин проводится при дифференциальной диагностике желтух различной природы; при патологии печени; при застое желчи.

Исследование содержания непрямого билирубина может проводиться при наличии клинических признаков болезней печени, желчевыводящих путей (например желтушное окрашивание кожных покровов и слизистых оболочек, зуд кожных покровов, потемнение мочи, обесцвечивание кала, а также тяжесть, боли в области правого подреберья); при подозрении на наличие гемолитической анемии; при обследовании новорожденных с наличием выраженной и продолжительной желтухи; при обследовании лиц, принимающих медикаменты с вероятным гемолитическим и (или) гепатотоксическим побочным действием; при инфицировании вирусами гепатитов; при наличии хронических патологий печени, желчевыводящих путей (например гепатит, цирроз, холецистит, желчнокаменная болезнь).

Интерпретация результатов

Ниже приведены лишь некоторые возможные процессы, состояния и заболевания, при которых отмечается повышение или понижение билирубина. Следует помнить, что повышение или понижение показателя может не всегда являться достаточно специфичным и достаточным критерием для формирования заключения. Представленная информация никоим образом не служит целям самодиагностики и самолечения. Окончательный диагноз устанавливается только врачом при сочетании полученных данных с результатами других методов исследования.

Повышение уровня общего билирубина — гипербилирубинемия.

С лабораторно-клинической точки зрения может быть целесообразным выделение следующих групп:

Гемолитические гипербилирубинемии. Увеличение общего билирубина обусловлено преимущественно свободной его фракцией. Может встречаться при некоторых анемиях, таких, как гемолитические, В12-дефицитная, при талассемии. Кроме того, причиной такого повышения могут быть также обширные гематомы.

Паренхиматозные печеночные гипербилирубинемии. Увеличение уровня общего билирубина происходит как за счет прямого, так и за счет непрямого билирубина. Такое повышение может встречаться при различных патологиях печени, как например, диффузных заболеваниях печени, как острых, так и хронических; опухолях печени (первичных и метастатических); при дистрофиях печени как следствии заболеваний внутренних органов; при холестатическом гепатите; при поражениях печени веществами, могущими оказывать гепатотоксичное действие (хлороформ, изониазид, трихлорэтилен и др.).

Холестатические печеночные гипербилирубинемии. Увеличение уровня общего билирубина происходит как за счет прямого, так и за счет непрямого билирубина. Отмечается при внепеченочной закупорке желчевыводящих протоков; при желчнокаменной болезни; при опухолях поджелудочной железы; при паразитарных заболеваниях (в частности, гельминтозах).

Так называемые функциональные гипербилирубинемические синдромы. Среди них можно выделить идиопатическую неконъюгированную гипербилирубинемию (синдром Жильбера); нарушение транспорта билирубина из гепатоцитов в желчь (синдром Дабина-Джонсона); синдром Ротора и синдром Криглера-Найяра; некоторые другие метаболические нарушения: болезнь Вильсона (в поздних стадиях), тирозинемия и др.

Повышение прямого билирубина может отмечаться при поражениях печени различной этиологии: при гепатитах, вызываемых вирусами (гепатиты A, B, C, цитомегаловирусная инфекция, инфекционный мононуклеоз и др.), паразитами (описторхоз, актиномикоз, амебное поражение); при сифилитическом поражении печени; при токсических гепатитах и приеме медикаментов, могущих оказывать токсическое воздействие на печень; при опухолях печени, как первичных, так и метастатических; при циррозах печени; при нарушениях в желчевыводящих путях (воспаление желчного пузыря, желчных протоков, желчнокаменная болезнь, опухоли соседних органов, например, головки поджелудочной железы); при функциональных гипербилирубинемиях; при эндокринных нарушениях у новорожденных (гипотиреоз).

Повышение значений (или положительный результат) непрямого билирубина может встречаться при различных видах анемий (например гемолитическая, пернициозная, серповидноклеточная); аутоиммунном гемолизе; талассемии; желтухе новорожденных; синдроме Жильбера, Криглера-Найяра; малярии; кровоизлияниях в ткани; при гепатитах (вирусный, аутоиммунный, токсический), гепатозах; циррозе; инфекционном мононуклеозе; абсцессах печени; эхинококкозе печени; метастазах или массивных новообразованиях печени.

Понижение значений (или отрицательный результат): отмечается редко, клинически малозначимо.

Читайте также  В Голливуде меняются стандарты красоты?

Неконьюгированная гипербилирубинемия у новорожденных

Рассказывает Барсукова Ольга Васильевна

Врач-гастроэнтеролог, инфекционист детского медицинского центра «ОННИ»

В последние годы участились случаи неконьюгированной гипербилирубинемии у новорожденных детей, а затем и детей грудного возраста. Приблизительно у 50% доношенных и 80% недоношенных детей желтуха развивается в первые 2–4 дня после рождения. Неонатальная желтуха чаще встречается у младенцев мужского пола.

Что такое гипербилирубинемия у новорожденных?

Билирубин, желчный пигмент желто-оранжевого цвета, является катаболическим продуктом метаболизма гемоглобина эритроцитов. В зависимости от формы билирубина, присутствующего в плазме крови, гипербилирубинемия может быть классифицирована как неконъюгированная (непрямая) или конъюгированная (прямая). Неконъюгированная гипербилирубинемия — это состояние, определяемое как повышение уровня билирубина в плазме крови контрольного уровня. Неконъюгированная гипербилирубинемия обычно возникает в результате нарушения регуляции метаболизма билирубина, а именно: повышения продукции, нарушение его переработки в печени и снижение конъюгации билирубина.

Нарушение захвата билирубина печенью может быть результатом снижения доставки билирубина в печень и неэффективного захвата билирубина гепатоцитами, обычно в результате снижения кровотока в печени (например, из-за застойной сердечной недостаточности и портосистемных шунтов). Неконъюгированная гипербилирубинемия может быть вызвана действием лекарств (рифампицином, флаваспидовой кислотой, новобиоцином и различными холецистографическими контрастными агентами). В этом случае она обычно проходит в течение 48 часов после отмены препарата. У 0,5–2,4% младенцев желтуха грудного молока возникает между 2 и 5 днями после рождения из-за повышенной энтерогепатической циркуляции билирубина.

Некоторые наследственные заболевания также могут вызывать неконъюгированную гипербилирубинемию, включая синдром Жильбера, синдромы Криглера-Наджара типа I и II, а также наследственные нарушения, вызывающие гемолитическую анемию. У новорожденных очень часто встречается неконъюгированная гипербилирубинемия, а повышенный уровень билирубина может вызвать опасную для здоровья и жизни ядерную желтуху. В этом случае билирубин может преодолевать гематоэнцефалический барьер, а его отложение в базальных ганглиях или мозжечке вызывает билирубин-индуцированную энцефалопатию или «ядерную» желтуху.

Что такое физиологическая желтуха?

Под физиологической желтухой понимают желтушное окрашивание кожных покровов, которое наблюдается у большинства новорожденных детей в первые дни жизни. Патогенез физиологической желтухи обусловлен накоплением в крови непрямого билирубина в результате временной незрелости глюкуронил-трансферазной системы печени. Это состояние в норме может длиться до двух недель. У недоношенных детей восстановление глюкуронил-трансферазной системы наступает позднее, желтуха имеет пролонгированное течение, иногда до 2-3 месяцев.

Превращение гемоглобина в билирубин представляет собой двухэтапную реакцию, на первом этапе фермент микросомальной гемоксигеназы превращает гемоглобин в биливердин, который, в свою очередь, восстанавливается до неконъюгированного билирубина ферментом — биливердин редуктазой. Неконъюгированный билирубин, прочно связанный с альбумином, транспортируется в печень. В клетках печени — гепатоцитах билирубин диссоциирует от альбумина и связывается с белками семейства глутатион-S-трансфераз. Затем неконъюгированный билирубин конъюгируется с одной или двумя молекулами глюкуроновой кислоты с помощью фермента глюкуронозилтрансферазы, который образует моноглюкуронид билирубина и диглюкуронид билирубина соответственно. Конъюгация увеличивает растворимость билирубина в плазме и тем самым усиливает его выведение из организма вместе с желчью

Неконъюгированная гипербилирубинемия возникает при одном из трех основных патофизиологических состояний или их комбинации:

  • Повышенная выработка билирубина
  • Нарушение усвоения билирубина
  • Нарушение конъюгации билирубина

Поскольку у недоношенных новорожденных или родившихся с низкой массой младенцев снижен порог чувствительности нейронов к непрямому билирубину, имеются различия в определении критического уровня билирубина для доношенных и недоношенных новорожденных.

  • у недоношенных и маловесных новорожденных показано проведение специфической терапии при уровне билирубина 170 мкмоль/л и выше.
  • у доношенных новорожденных с нормальной массой показано проведение специфической терапии при уровне билирубина 255 мкмоль/л и выше.

Лечение физиологической желтухи

В большинстве случаев желтуха новорожденных легкой степени не требует лечения, и она проходит сама по себе в течение нескольких недель. В случаях умеренной или тяжелой желтухи безопасным вариантом является фототерапия. Во время фототерапии кожа младенца подвергается воздействию света сине-зеленого спектра, который превращает билирубин в водорастворимый изомер и снижает его токсичность за счет усиления его выведения как с мочой, так и с калом. Во время фототерапии крайне важно поддерживать надлежащее увлажнение и диурез. При интенсивной и эффективной фототерапии уровень общего билирубина должен снижаться со скоростью 17-34 мкмоль/л (1-2мг%) в течение 4-6 часов, снижение должно продолжаться при отмене или паузе фототерапии. Если уровень общего билирубина нарастает до критических значений, рекомендуется проведение замененного переливания крови.

Фенобарбитал увеличивает как конъюгацию, так и выведение билирубина, стимулируя ген фермента UGT1A1, который индуцирует выработку конъюгированного билирубина и тем самым снижает уровень билирубина в сыворотке крови на 25%.

Прогноз при желтухе новорожденных будет отличным, если маленькому пациенту будет оказана медицинская помощь в соответствии с рекомендованными стандартами. В большинстве случаев желтуха проходит в течение одной-двух недель. В некоторых случаях, таких как желтуха грудного молока и желтуха материнской сыворотки, желтуха может сохраняться в течение нескольких недель. Таким образом, необходимо внимательно следить за уровнем билирубина в сыворотке ребенка с соответствующими корректировками лечения, чтобы предотвратить стойкую гипербилирубинемию и, следовательно, ее последствие — ядерную желтуху. Тяжелая гипербилирубинемия может вызывать билирубиновую энцефалопатию, которая характеризуется отложением неконъюгированного билирубина в клетках мозга. Некроз или повреждение нейронов происходит в базальных ганглиях, гиппокампе, ядрах гипоталамуса, промежуточном мозге, среднем мозге, ядрах ствола мозга и в мозжечке. Клинические проявления включают церебральный паралич, глухоту, судороги и тому подобные нарушения.

Родители новорожденных должны получить информацию о желтухе и ее последствиях. Им необходимо понимать роль неконъюгированной гипербилирубинемии в проявлении желтухи и ее степени тяжести. В случае желтухи новорожденных родителям необходимо знать причину физиологической или нефизиологической желтухи и доступные варианты лечения. При любых изменениях психического или неврологического статуса новорожденного при желтухе следует немедленно проконсультироваться с врачом. Будущим родителям с семейным анамнезом унаследованных синдромов Криглера-Наджара следует обратиться за генетической консультацией.

Своевременное уточнение причины неонатальной желтухи является основным фактором, препятствующим развитию осложнений гипербилирубинемии. Также поиск причины желтухи способствует выявлению врожденных и приобретенных заболеваний печени, аномалий развития желчевыводящих путей. Если появление желтухи нельзя объяснить инфекционными, метаболическими, эндокринными нарушениями необходима консультация гепатолога, хирурга, для исключения врожденных пороков развития печени и желчевыводящих путей.

Функциональные гипербилирубинемии

Доброкачественные (функциональные) гипербилирубинемии (пигментные гепатозы) – заболевания, связанные с наследственными нарушениями обмена билирубина (энзимопатиями), проявляющиеся хронической или перемежающейся желтухой без выраженного первичного изменения структуры и функции печени и без явных признаков гемолиза (кроме первичной гипербилирубинемии) и холестаза (кроме синдрома Байлера).

К функциональным гипербилирубинемиям относят:

1) синдром Жильбера;

2) синдром Криглера-Найяра 1 и 2 типов;

3) синдром Дабина-Джонсона;

4) синдром Ротора;

5) синдром Мейленграхта;

6) синдром Люси-Дрисколл;

7) синдром Аагенеса;

8) синдром Байлера;

9) первичную гипербилирубинемию.

Синдром Жильбера является наследственно обусловленным заболеванием и передается по аутосомно-доминантному типу. В основе синдрома Жильбера. лежит генетический дефект – кодирующий уридиндифосфатглюкуронилтрансферазу (УДФГТ). Однако одного только снижения синтеза фермента недостаточно для развития с-ма Ж.; необходимо также наличие других факторов, например, скрытого гемолиза и нарушение транспорта билирубина в печени. Поэтому при синдроме Жильбера отмечается также небольшое нарушение выделения бромсульфалеина и толбутамида. Предполагается также нарушение транспортной функции белков, доставляющих неконъюгированный билирубин к гладкому эндоплазматическому ретикулуму (микросомам) гепатоцитов. Таким образом, при синдроме Жильбера наблюдается снижение захвата из крови и конъюгация билирубина и развитие неконъюгированной гипербилирубинемии и появление желтухи.

В популяции частота синдрома Жильбера составляет 2-5%, (1-5%), в 10 раз чаще у мужчин, чем у женщин. Обычно выявляется в юношеском и молодом возрасте (чаще в 11-30 лет) и продолжается всю жизнь.

Общее состояние больных, как правило, удовлетворительное.

1. Преходящая желтуха: она может усиливаться после интеркуррентных инфекций или после голодания, может провоцироваться стрессовыми ситуациями, тяжелой физической нагрузкой. Может сопровождаться, особенно в периоды обострений, неинтенсивной болью в правом подреберье,

2. Диспепсический синдром (тошнота, горечь во рту, снижение аппетита, отрыжка, нарушения стула, запоры или понос, метеоризм).

3. Атеновегетативными проявлениями (депрессия – подавленное настроение, утомляемость, плохой сон, неприятные ощущения в области сердца, головокружение).

Наряду с желтухой в отдельных случаях наблюдаются ксантелазмы век, пигментация лица, рассеянные пигментные пятна на коже. Увеличение печени наблюдается у 25% больных. Печень выступает из-под реберной дуги на 1-2 (иногда до 4 см), консистенция обычная (мягкая), безболезненная при пальпации. Увеличение селезенки не характерно, но наблюдается у 10% больных.

У 9% больных заболевание протекает бессимптомно и выявляется случайно при медицинском обследовании.

ОАК без патологии, увеличение Hb до 160 г/л и уменьшение СОЭ. У 15% больных наблюдается небольшой ретикулоцитоз.

БАК: повышение содержания непрямого билирубина. Свободный билирубин (непрямой неконъюгированный) обычно не более 85-100 мк моль/л даже в периоды обострений. При этом билирубинурия отсутствует, количество уробилиновых тел в кале и моче не изменено.

В период обострений возможно небольшое повышение аминотрансфераз, снижение альбумина. Однако это обычно при длительном заболевании и развитии хр. гепатита.

Специальные диагностические пробы

1) проба с голоданием положительна (повышение уровня билирубина в сыворотке на фоне голодания в 2 раза за сутки)

2) проба с фенобарбиталом (прием фенобарбитала вызывает снижение уровня билирубина)

3) проба с никотиновой кислотой (в/венное введение никотиновой кислоты, которая снижает осмотическую резистентность эритроцитов, вызывает повышение уровня билирубина).

Этотропного лечения нет. Рекомендуется 4-кратное питание в день и 1-2 раза в году, проводят месячные курсы лечения желчегонным чаем для профилактики холестаза.

Медикаментозного лечения проводить не следует. Однако в некоторых случаях используют средства, снижающие уровень билирубина в сыворотке крови за счет индукции ферментов, осуществляющих конъюгации билирубина (фенобарбитал, зиксорин).

Это хроническое доброкачественное заболевание, проявляющееся идиопатической непостоянной желтухой с неидентифицированным пигментом печеночных клеток и повышенным уровнем преимущественно конъюгированного билирубина , в основе которого лежит врожденный дефект нарушения экскреторной функции гепатоцитов (постмикросомальная гепатоцеллюлярная желтуха).

Очень редкое заболевание, встречающееся преимущественно у мужчин молодого возраста, в некоторых случаях — с рождения. Этот синдром распространен преимущественно на Среднем Востоке среди иранских евреев.

В основе синдрома лежит ухудшение транспорта в желчь многих органических анионов, не относящихся к желчным кислотам, которое обусловлено дефектом АТФ-зависимой транспортной системы канальцев. Наследуется по аутосомно-рецессивному типу. Некоторые авторы предполагают аутосомно-доминантный тип наследования.

Первые клинические признаки заболевания обнаруживаются в период от рождения до 25 лет. Основной признак – это желтуха нередко выраженная, чаще интермиттирующая, реже хроническая. Желтуха может сопровождаться утомляемостью, тошнотой, иногда болями в животе, изредка по типу кризов. Кожный зуд не характерен, но может быть редко неинтенсивный. При осмотре обычно отчетливая субиктеричность склер. Печень и селезенка нормальных размеров. Изредка отмечается увеличение печени на 1-2 см.

Читайте также  Можно ли заразиться туберкулезом при уходе за туберкулезным больным?

В крови содержание билирубина повышено до 20-50 мкмоль/л (редко до 80-90 мкмоль/л) за счет преимущественно прямой его фракции. Некоторые авторы отмечают повышение ЩФ.

В моче — билирубинурия, темный цвет мочи.

Другие методы диагностики

Бромсульфалеиновая проба и радиоизотопная гепатография выявляют резкое нарушение экскреторной функции печени. При этом после начального снижения концентрации бромсульфалеина в сыворотке происходит повторное повышение, так что через 120 минут концентрация превышает концентрацию на 45-й минуте.

При рентгенологическом исследовании характерно отсутствие контрастирования или позднее и слабое заполнение желчных путей контрастом (пероральная холецистография).

При сцинтиграфии – экскреция лидофенина свидетельствует об отсутствии изменений в печени, желчных протоках и желчном пузыре.

Не разработано. Больные обычно сохраняют работоспособность и общее удовлетворительное состояние без лечения.

Это хроническая семейная негемолитическая желтуха с неконъюгированной гипербилирубинемией и нормальной гистологией печени, без неидентифицированного пигмента в гепатоцитах.

Эпидемиология не изучена из-за малой распространенности. Болеют мальчики и девочки с одинаковой частотой.

Патогенез синдрома Ротора аналогичен синдрому Дабина-Джонсона, но дефект экскреции билирубина выражен меньше. Предполагается возможность аутосомно-рецессивного типа наследования.

Нередко выраженная хроническая желтуха. Другие субъективные признаки (утомляемость, боль в правом подреберье, снижение аппетита) неотчетливы. Печень не увеличена, изредка незначительно увеличена.

В крови повышено содержание билирубина, в основном за счет конъюгированного.

В моче билирубинурия, потемнение мочи, периодически повышенное выделение уробилина.

Общий уровень копропорфинов в моче повышен как при холестазе, за счет изомера I (65% от всех).

Другие методы диагностики

После нагрузки бромсульфалеина отмечается повышенная задержка красителя через 45 мин., а вторичного повышения концентрации как при синдроме Дабина-Джонсона не происходит.

При рентгеновском исследовании нормальные результаты, т.е. контрастируется желчный пузырь при пероральной холецистографии.

При исследовании лидофенином печень, желчный пузырь и желчные протоки не визуализируются.

Лечение не разработано. Больные обычно сохраняют работоспособность и общее удовлетворительное состояние. Имеются наблюдения, когда различные наследственные гипербилирубинемии выявляют у одних членов семьи синдром Дабина-Джонсона, а у других Ротора, а также у одного и того же больного отмечено чередование конъюгированной и неконъюгированной гипербилирубинемий. Подобные наблюдения свидетельствуют об условностях этих синдромов и сложности механизма наследования.

Прогноз благоприятный, течение многолетнее, без существенных нарушений общего состояния. Периодически возможно обострение под давлением тех же факторов, что и синдрома ДабинаДжонсона. Оба эти синдрома могут привести к развитию желчекаменной болезни.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Полипептид 1A семейства УДФ-глюкуронилтрансферазы 1 UGT1A1: UGT1A1*28 в Москве

  • Приём, исследование биоматериала
  • Показания к назначению
  • Описание

Приём и исследование биоматериала

  • Можно сдать в отделении Гемотест
  • Можно сдать анализ дома

Когда нужно сдавать анализ Полипептид 1A семейства УДФ-глюкуронилтрансферазы 1 UGT1A1: UGT1A1*28?

  • Гипербилирубинемия.
  • Желтуха.
  • Синдром Жильбера или синдром Криглера-Найяра 2 типа в анамнезе у пациента или у близких родственников.
  • Генетическое исследование показано всем новорожденным при подозрении на синдром Жильбера, супружеским парам, планирующим беременность или имеющим в семье ребенка с синдромом Жильбера, ближайшим родственникам больного.

Подробное описание исследования

Название гена: UGT1A1 (Полипептид 1A семейства УДФ-глюкуронилтрансферазы 1 / UDP glucuronosyltransferase 1 family, polypeptide A1)
Исследуемый полиморфизм: UGT1A1*28

Синонимы названия полиморфизма: -23insТА, (TA)6/(TA)7, аллель *28

Функция гена:

Ген UGT1A1 кодирует уридиндифосфат-глюкуронилтрансферазу, фермент процесса глюкуронизации, который превращает небольшие липофильные молекулы, такие как стероиды, билирубины, гормоны и лекарственные препараты, в водорастворимую форму, пригодную для экскреции. Этот ген является частью комплексного локуса, который кодирует несколько UDP-глюкуронилтрансфераз. Локус включает тринадцать уникальных экзонов, за которыми следуют четыре более консервативных экзона, свойственных всему семейству. Четыре из тринадцати уникальных экзонов считаются псевдогенами. Каждый из остальных девяти уникальных 5′-экзонов могут присоединяться к четырем консервативным экзонам, в результате чего образуется девять белков с различными N-концами и идентичными C-концами. Каждый первый экзон кодирует сайт связывания субстрата, который регулируется своим собственным промотером.

Предпочтительным субстратом данного фермента является билирубин, хотя он также имеет невысокое сродство с простыми фенолами, флавоноидами и C18-стероидами. Мутации в этом гене связаны с синдромом Криглера-Найяра I и II типа и синдромом Жильбера.

Характерные проявления мутации:
Тип наследования мутации: аутосомно-доминантный (встречается у мужчин и женщин с одинаковой частотой, для проявления заболевания достаточно унаследовать 1 мутантный вариант гена от одного из родителей).

При варианте (TA)7 уровень продукции фермента понижен до 80% и 20% от нормы у гетеро- и гомозигот соответственно, что приводит к повышению уровня билирубина в крови и появлении желтухи, особенно на фоне физической или психической нагрузки. Соответственно, приданном варианте повышен риск синдрома Жильбера и синдрома Криглера-Найяра 2 типа, однако для постановки диагноза наличие мутации обязательно, но не достаточно.

Синдром Жильбера — доброкачественная неконъюгированная гипербилирубинемия — наследственное заболевание, включающее гетерогенную группу нарушений, многие из которых являются следствием компенсированного гемолиза. Синдром встречается с частотой 3-10 % в разных популяциях и занимает первое место по частоте среди наследственных функциональных гипербилирубинемий.

Синдром Жильбера проявляется периодическим повышением в крови общего билирубина, редко превышающим 50 мкмоль/л (17-85 мкмоль/л); эти повышения часто бывают связаны с физическим и эмоциональным напряжением и различными заболеваниями. При этом отсутствуют изменения других показателей функции печени, нет клинических признаков печеночной патологии. Клинически заболевание проявляется желтушностью склер, слизистой оболочки полости рта, кожных покровов различной степени выраженности, астено-вегетативный синдром: слабость, повышенная утомляемость, диспептические проявления: дискомфорт и незначительные боли в области правого подреберья.

Подготовка к исследованию

Специальной подготовки к исследованию не требуется. Необходимо следовать общим правилам подготовки к исследованиям.

ОБЩИЕ ПРАВИЛА ПОДГОТОВКИ К ИССЛЕДОВАНИЯМ:

  1. Кровь рекомендуется сдавать утром, в период с 8 до 11 часов, натощак (между последним приемом пищи и взятием крови должно пройти не менее 8-ми часов, воду можно пить в обычном режиме), накануне исследования легкий ужин с ограничением приема жирной пищи.
  2. Накануне исследования (в течение 24 часов) исключить алкоголь, интенсивные физические нагрузки, прием лекарственных препаратов (по согласованию с врачом).
  3. За 1-2 часа до сдачи крови воздержаться от курения, не употреблять сок, чай, кофе, можно пить негазированную воду. Исключить физическое напряжение (бег, быстрый подъем по лестнице), эмоциональное возбуждение. За 15 минут до сдачи крови рекомендуется отдохнуть, успокоиться.
  4. Не следует сдавать кровь для лабораторного исследования сразу после физиотерапевтических процедур, инструментального обследования, рентгенологического и ультразвукового исследований, массажа и других медицинских процедур.

Если Вы принимаете лекарства, обязательно предупредите об этом лечащего врача.

Лечение неонатального аутоиммунного транзиторного гипертиреоза новорожденных

Лечение неонатального аутоиммунного транзиторного гипертиреоза новорожденных

Введение

Неонатальный аутоиммунный гипертиреоз новорожденных – редкое заболевание, чаще транзиторного характера, встречающееся у 2% детей от матерей с аутоиммунными заболеваниями щитовидной железы (чаще диффузным токсическим зобом (ДТЗ)). Развитие данного состояния ассоциировано с повышенной летальностью в неонатальном периоде и может приводить к долгосрочным неврологическим последствиям. Ввиду отсутствия скрининга на неонатальный гипертиреоз новорожденных важным является выявление беременных женщин с повышенным титром аутоантител к рецептору ТТГ (АТ к рецептору ТТГ) для раннего выявления и своевременного лечения заболевания.

Патогенез

Аутоиммунный фетальный и неонатальный гипертиреоз обусловлен проникновением материнских активирующих АТ к рецептору ТТГ через плаценту. Стимулирующие аутоантитела активируют аденилатциклазу тиреоцитов щитовидной железы плода, что приводит к повышению синтеза тиреоидных гормонов и развитию заболевания. Фетальный аутоиммунный гипертиреоз может развиваться после 20-й недели беременности, когда рецепторы тиреоцитов плода становятся восприимчивыми к действию тиреотропного гормона и АТ к рецептору ТТГ.

Таким образом, основной причиной развития неонатального транзиторного гипертиреоза является наличие активной болезни у матери (ДТЗ, аутоиммунного тиреоидита) или носительство АТ к рецептору ТТГ у беременной на фоне ремиссии болезни Грейвса (медикаментозной, после радиойодтерапии или оперативного лечения).

Клинические проявления

Основными признаками и симптомами гипертиреоза новорожденных являются:

  • задержка внутриутробного развития (ЗВУР) и недоношенность;
  • различной степени выраженности неонатальный зоб;
  • повышенный аппетит в сочетании с плохими темпами набора массы тела;
  • гипогликемический синдром;
  • частые тошнота и рвота, приводящие к обезвоживанию;
  • аритмия, тахикардия, повышение АД, признаки застойной сердечной недостаточности и легочной гипертензии;
  • аномалии развития головы: краниосиностоз, микроцефалия, ускорение костного созревания;
  • офтальмологические симптомы: периорбитальный отек, экзофтальм;
  • беспокойство, раздражительность, гиперкинезы;
  • петехиальные кровоизлияния, тромбоцитопения, спленомегалия, гипербилирубинемия, печеночный холестаз;
  • оппортунистические инфекции.

Неонатальный гипертиреоз манифестирует обычно на 5–10-й день после рождения, но может быть отсрочен при наличии ТТГ-блокирующих антител. С учетом всех особенностей симптомы гиперфункции щитовидной железы могут проявляться на 1–45-й день жизни. Частота развития гипертиреоза у мальчиков и девочек одинакова. Длительность неонатального гипертиреоза не превышает 6 месяцев. Летальность составляет 12–16% и обычно связана с застойной сердечной недостаточностью, обструкцией трахеи большим зобом, тромбоцитопенией и оппортунистическими инфекциями.

Диагностика

А) Во время беременности

Выявление факта носительства АТ к рецептору ТТГ у беременных с активной формой ДТЗ или в стадии ремиссии заболевания после консервативного, хирургического лечения или радиойодтерапии является главной составляющей профилактики и ранней диагностики неонатального транзиторного гипертиреоза. Рекомендуется проводить скрининг на носительство АТ к рецептору ТТГ сразу после наступления беременности, а также во второй половине беременности после 20–24-й недели гестации. Особенно тщательно следует отнестись к беременным женщинам из группы риска с 2–3-кратным повышением титра АТ к рецептору ТТГ. В данном случае следует дополнительно проводить фетометрию и УЗИ щитовидной железы плода для выявления признаков фетального гипертиреоза (признаки ЗВУР, увеличение размеров щитовидной железы, микроцефалия и др.). Инвазивные методы для диагностики фетального гипертиреоза, такие как амниоцентез и кордоцентез, не рекомендуются.

Б) В неонатальном периоде

Аутоиммунный гипертиреоз новорожденных можно заподозрить в неонатальном периоде на основании вышеперечисленных клинических признаков в сочетании с отягощенным анамнезом у матери.

Лабораторная диагностика основана на определении в сыворотке крови новорожденного повышенных уровней свободного Т4 и свободного Т3, в сочетании с подавленным уровнем ТТГ. Оценку тиреоидного профиля у детей из группы риска следует проводить на 3-й, 5-й, 7-й, 10-й и 15-й дни жизни в связи с тем, что манифестация заболевания может быть отсроченной.

Важным этапом диагностики является определение АТ к рецептору ТТГ, выявление повышенного титра которых свидетельствует об аутоиммунном характере процесса.

Дифференциальная диагностика

Аутоиммунный гипертиреоз новорожденных следует дифференцировать с еще более редкой неиммунной формой врожденного гипертиреоза, обусловленной активирующими мутациями в гене рецептора ТТГ. Может наблюдаться большая изменчивость в возрасте начала и тяжести клинических проявлений. Гипертиреоз, как правило, сохраняется более года. Тиреоидстимулирующие антитела в крови у ребенка и матери при данном виде тиреотоксикоза отсутствуют. Лечение проводится тиреостатическими препаратами (тиамазол); при тяжелом течении проводится субтотальная тиреоидэктомия с возможной последующей абляцией оставшейся ткани щитовидной железы радиоактивным йодом.

Читайте также  Ановуляторный менструальный цикл

Лечение

А) Во время беременности

Пропилтиоурациол (ПТУ) является предпочтительным препаратом для лечения тиреотоксикоза в I триместре беременности. Если беременность наступила на фоне приема тиамазола, целесообразно перевести пациентку на прием ПТУ. По завершении I триместра следует снова перейти на тиреостатическую терапию препаратами тиамазола. При необходимости возможно использование комбинированной терапии тиреостатиками и левотироксином (схема «блокируй и замещай»). В этом случае женщине назначается относительно большая доза тиреостатика, необходимая для ее заместительной терапии. При таком подходе тиреостатическая терапия будет блокировать щитовидную железу как матери, так и плода. Однако существуют определенные сложности в коррекции дозы тиреостатиков.

Б) В неонатальном периоде

При наличии клинических и лабораторных проявлений терапия аутоиммунного неонатального гипертиреоза обычно включает:

  • тиреостатическую терапию препаратами тиамазола в дозе 0,5–1,0 мг/кг/сут, разделенной на 2–3 приема. Контроль тиреоидного профиля;
  • пропранолол может использоваться для контроля тахикардии в дозе 2 мг/кг в сутки, разделенной на 2–3 приема. Длительность терапии составляет обычно не более 2 недель. β-блокаторы помогают в борьбе с симптомами, вызванными адренергической стимуляцией. Кроме того, они подавляют дейодирование Т4 в Т3. При лечении пропранололом возможны развитие брадикардии и склонность к гипогликемии.

Длительность тиреостатической терапии может составлять от 4–12 недель. При коррекции терапии важно не полагаться только на уровень ТТГ; измерение уровней Т4 св. и Т3 св. происходят гораздо раньше, и именно на них следует ориентироваться в первые недели назначения тиреостатической терапии. Сразу после нормализации Т4 св. следует начать снижать дозы тиамазола.

Неизвестно, нужно ли лечить детей с лабораторными признаками тиреотоксикоза при отсутствии клинических симптомов и признаков.

Не следует отказываться от грудного вскармливание детей с неонатальным гипертиреозом, если мать получает тиреостатическую терапию тиамазолом в суточной дозе

Анемии, патология гемостаза, онкогематология

019. НАСЛЕДСТВЕННЫЕ ГЕМОЛИТИЧЕСКИЕ АНЕМИИ СВЯЗАННЫЕ С НАРУШЕНИЕМ ФЕРМЕНТОВ ЭРИТРОЦИТОВ (ЭНЗИМОПАТИИ)

Материалы представлены из учебного пособия РУДН

Анемии. Клиника, диагностика и лечение / Стуклов Н.И., Альпидовский В.К., Огурцов П.П. – М.: ООО «Медицинское информационное агентство», 2013. – 264 с.

Копирование и тиражирование материалов без указания авторов запрещено и преследуется по закону.

Энзимопатии эритроцитов – это наследственные нарушения активности ферментов. Снижение ферментативной активности в большинстве случаев не означает отсутствия ферментов в эритроците, а является результатом наличия у больного его патологической малоактивной формы.

Наследственная недостаточность активности ферментов эритроцитов из-за нарушения выработки энергии, а также в результате снижения способности противостоять воздействию окислителей может привести к развитию так называемых врожденных, несфероцитарных гемолитических анемий, которые объединяют следующие признаки:

— отсутствие сфероцитоза или других характерных изменений формы эритроцитов;

— нормальная или увеличенная осмотическая резистентность эритроцитов;

— частое появление гемолиза при приеме некоторых лекарственных средств;

— рецессивный тип наследования.

В зависимости от уровня нарушения в эритроците обмена глюкозы и связанных с ним систем при энзимопатиях выделяют несколько типов врожденных несфероцитарных гемолитических анемий:

I. гемолитические анемии, обусловленные дефицитом активности ферментов пентозофосфатного цикла (Г-6-ФДГ);

II. гемолитические анемии, обусловленные дефицитом активности ферментов гликолиза (пируваткиназы, триозофосфатизомеразы, гексокиназы и др.);

III. гемолитические анемии, связанные с дефицитом ферментов, участвующих в обмене глютатиона (синтетазы редуктазы и пероксидазы глютатиона);

гемолитические анемии, обусловленные дефицитом активности ферментов, участвующих в использовании АТФ (АТФ-азы, аденилатциклазы).

Гемолитическая анемия вследствие дефицита глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы (Г-6-ФДГ)

Среди врожденных энзимопатических гемолитических анемий наиболее распространена гемолитическая анемия, развивающаяся вследствие дефицита активности глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы. По данным ВОЗ, на земном шаре проживает около 200 млн. человек с генетическим дефектом Г-6-ФДГ в эритроцитах, главным образом, в странах, расположенных вокруг Средиземного моря, в Африке, на Среднем Востоке, Индийском субконтиненте и в странах Юго-Восточной Азии. На распространенность дефицита Г-6-ФДГ в этих районах значительное влияние, по-видимому, оказала высокая заболеваемость населения малярией. Большая устойчивость носителей дефицита Г-6-ФДГ к малярии послужила селективным фактором в распространении дефицита этого энзима.

В настоящее время известно более 200 патологических вариантов Г-6-ФДГ, различающихся по биохимическим и кинетическим свойствам и внутриклеточной стабильности. Наиболее изучены Африканский (А ⁻ ) и средиземноморский варианты дефицита Г-6-ФДГ.

А ⁻ -вариант дефицита Г-6-ФДГ характеризуется слабовыраженной недостаточностью фермента (средняя ферментативная активность – 8 – 20% нормальной) и высокой электрофоретической подвижностью. Особенности структуры А ⁻ варианта Г-6-ФДГ обуславливают быстрое снижение активности фермента по мере старения клеток, тогда как в молодых эритроцитах активность Г-6-ФДГ существенно не изменена. В период гемолитического криза деструкции подвергаются только старые эритроциты, поэтому гемолиз при А ⁻ -варианте Г-6-ФДГ самоограничен и не столь значителен.

Для Средиземноморского варианта дефицита Г-6-ФДГ свойственно резко выраженное снижение активности фермента (0 – 4% нормальной активности) при его нормальной электрофоретической подвижности. Дефицит Г-6-ФДГ этого типа имеется даже в молодых эритроцитах и ретикулоцитах, поэтому гемолитический процесс протекает более тяжело, иногда угрожая жизни больного.

В странах Восточной и Юго-Восточной Азии встречаются другие, менее изученные варианты дефицита Г-6-ФДГ, которые отличаются от Средиземноморского и А ⁻ -вариантов.

Ген, ответственный за структуру Г-6-ФДГ, находится на Х-хромосоме, поэтому наследование дефицита Г-6-ФДГ связано с полом. Гемолитическая анемия, обусловленная дефицитом активности Г-6-ФДГ, наблюдается главные образом у мужчин, унаследовавших эту патологию от матерей, и у гомозиготных женщин, которым данная энзимопатия была передана обоими родителями. У женщин – гетерозигот с патологией гена, ответственного за структуру Г-6-ФДГ, только в одной хромосоме-Х в крови присутствуют две популяции эритроцитов: нормальная и патологическая с дефицитом Г-6-ФДГ. В большинстве случаев вследствие незначительного содержания в крови патологических эритроцитов гетерозиготное носительство дефицита Г-6-ФДГ протекает бессимптомно, однако, у 1/3 гетерозиготных женщин с достаточно высокой пропорцией Г-6-ФДГ –дефицитных эритроцитов наблюдаются клинические признаки гемолиза.

Наиболее типичным клиническим проявлением дефицита Г-6-ФДГ являются гемолитические кризы. Гемолиз обычно развивается у больных, эритроциты которых содержат менее четверти нормальной активности Г-6-ФДГ. Гемолитические кризы развиваются после приема противомалярийных препаратов (хинин, примахин), сульфаниламидов, нитрофуранов, невиграмона, группы препаратов изоникотиновой кислоты, салицилатов, ПАСК и викасола.

Все эти лекарственные средства, являясь активными восстановителями, катализируют окислительную денатурацию гемоглобина молекулярным кислородом, которая при дефиците Г-6-ФДГ происходит вследствие нарушения метаболизма глютатиона. Выпавшие в осадок цепи глобина, взаимодействуя с белками мембраны эритроцитов, образуют тельца Гейнца, которые нарушают проницаемость клеточной мембраны и обуславливают внутрисосудистый лизис эритроцитов, а также способствуют их фагоцитозу макрофагами селезенки.

Лекарственный гемолиз развивается при любом варианте дефицита Г-6-ФДГ. Однако, наиболее тяжелые гемолитические кризы с резким падением уровня гемоглобина и выделением мочи черного цвета, а иногда и с развитием шока и острой почечной недостаточности, наблюдаются при Средиземноморском варианте дефицита Г-6-ФДГ.

В типичных случаях лекарственный гемолиз при дефиците Г-6-ФДГ наступает спустя 2-3 дня после приема препарата, и его выраженность зависит от принятой дозы.

Однако, в каждом конкретном случае на активность гемолиза влияют степень дефицита Г-6-ФДГ, особенности взаимодействия гемолизирующего медикаментозного средства и данного варианта патологического энзима, индивидуальные различия метаболизма и экскреции лекарственного средства из организма больного.

У некоторых больных с дефицитом Г-6-ФДГ развитие анемии может быть обусловлено инфекционным процессом вне связи с приемом каких-либо лекарственных средств. Гемолиз в этих случаях происходит через несколько дней после появления фебрильной температуры и обычно не бывает значительным. Желтуха умеренно выражена, а ретикулоцитоз при сохранении инфекционного процесса отсутствует.

У больных со средиземноморским вариантом дефицита Г-6-ФДГ гемолиз может быть вызван употреблением бобов Fava (фавизм). Это осложнение, однако, не наблюдается при А ⁻ -варианте дефицита Г-6-ФДГ. Употребление бобов Fava обычно провоцирует острую гемолитическую анемию, протекающую с выраженной гемоглобинемией и гемоглобинурией, которая может закончиться острой почечной недостаточностью и шоком.

Хотя все больные фавизмом страдают дефицитом Г-6-ФДГ, далеко не в каждом случае дефицита этого энзима возникает фавизм. Поскольку распространение фавизма, по-видимому, ограничено отдельными семьями, предполагается, что для развития этого осложнения необходимы дополнительные генетические факторы, природа которых неизвестна. Гемолизирующее вещество, содержащееся в бобах Fava , также еще не установлено.

Дефицит Г-6-ФДГ может быть ответственным за развитие желтухи у новорожденных при отсутствии какой-либо групповой несовместимости между матерью и плодом. Неонатальная гипербилирубинемия чаще развивается при Средиземноморском варианте дефицита Г-6-ФДГ и у лиц китайского происхождения с дефицитом этого фермента. В тяжелых случаях энзимопатической болезни новорожденных наблюдается ядерная желтуха с выраженной неврологической симптоматикой.

У некоторых больных с дефицитом Г-6-ФДГ имеет место хроническая гемолитическая анемия, обнаруживающаяся с раннего детства. Причины постоянного гемолиза в этих случаях неясны, а спленэктомия неэффективна. Хронически протекающий гемолиз при дефиците Г-6-ФДГ усиливается после приема некоторых лекарственных средств и при инфекционных заболеваниях.

Вне гемолитического криза эритроциты с дефицитом Г-6-ФДГ не отличаются от нормальных. Непосредственно перед развитием лекарственного гемолиза или в его ранней фазе в эритроцитах с дефицитом Г-6-ФДГ обнаруживаются тельца Гейнца. При тяжелом гемолизе в мазке крови появляются сфероциты и фрагментированные эритроциты. Снижение уровня гемоглобина сопровождается появлением ретикулоцитоза и полихромазии. В плазме определяется гипербилирубинемия за счет неконъюгированной фракции и гемоглобинемия, а в моче – повышение содержания уробилина и свободного гемоглобина.

Дефицит Г-6-ФДГ устанавливается на основании количественного определения активности этого фермента в эритроцитах биохимическим или цитохимическим методами, а также с помощью скрининг-тестов: пробы с бриллиантовым крезиловым синим, теста тетразолиевого пятна и восстановительно-ингибирующего теста GSU (глютатиона).

Необходимость терапии при дефиците Г-6-ФДГ возникает только при появлении гемолитических кризов. При эпизодах легкого гемолиза показана только отмена провоцирующего лекарственного средства. При тяжелых гемолитических кризах, протекающих с выраженной гемоглобинурией, основные терапевтические мероприятия следует направить на профилактику и лечение острой почечной недостаточности. При значительном падении уровня гемоглобина и резком снижении гематокрита необходимо переливание эритроцитарной массы. При желтухе новорожденных, обусловленной дефицитом Г-6-ФДГ, проводятся обменные переливания крови. Спленэктомия при анемии, обусловленной дефицитом Г-6-ФДГ, как правило, неэффективна.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: