\

Протективный иммунитет при гельминтозах

Протективный иммунитет при гельминтозах

Весьма важным, но пока недостаточно изученным, остается вопрос о механизмах протективного иммунитета. На основании имеющихся в настоящее время данных можно наметить три основных защитных механизма при гельминтозах: действие антител, цитотоксическое действие эффекторных клеток, феномен «самоосвобождения».

Действие антител при гельминтозах . Наблюдения показали, что личинки разных видов нематод, помещенные in vitro в соответствующую иммунную сыворотку, погибают очень быстро (например, личинки аскарид — через 12-20 ч), тогда как в нормальной сыворотке сохраняют жизнеспособность в течение 5-6 сут. Установлено также, что введение реципиенту в больших дозах сыворотки или выделенного из нее гамма-глобулина иммунного донора частично защищает от проверочного заражения. Однако механизм защитного действия антител остается пока недостаточно ясным. Из литературы известно, что антитела, являясь основным показателем иммунного ответа, непосредственным защитным свойством не обладают.

Они могут действовать на инфицирующий агент лишь опосредованно, активизируя систему комплемента, стимулируя адгезивную активность и цитотоксичность эффекторных клеток, усиливая фагоцитоз, адсорбируясь на поверхности макрофагов и повышая их сродство с антигеном и др. Вместе с тем установленный при многих гельминтозах факт образования in vitro преципитатов антиген — антитело, облепляющих личинок гельминтов, дает основание считать, что наблюдающаяся при этом гибель паразитов обусловлена нарушением обменных процессов, вызванным, возможно, как механической закупоркой выводных отверстий преципитатами, так и специфическим действием антител.

Цитотоксические действия клеток . Большое значение в защитных механизмах иммунитета при гельминтозах придается в последние годы цитотоксическому действию эффекторных клеток, вызывающему гибель паразита мишени. Оно установлено в настоящее время при ряде инвазий — шистосомозах, фасциолезе, эхинококкозах, гименолепидозе, аскаридозе, трихинеллезе и др. Механизм этого явления сложен и включает приближение клетки к паразиту мишени, осуществляемое в силу хемотаксиса, прикрепление к его тегументу и взаимодействие с ним иммунным путем, т. е. при участии антител и комплемента. Вызванная таким путем активация эффекторных клеток и превращение их в клетки-«убийцы» получила название «антителозависимой комплементобусловленной цитотоксичности». Механизм ее таков: молекула антитела одним своим концом соединяется с активным участком наружной мембраны паразита по принципу антиген — антитело. Другим концом она через Fc-участок константной области тяжелых цепей вступает в реакцию-с эффекторной клеткой, имеющей на поверхности специальные рецепторы для Fc-фрагмента иммуноглобулинов того или иного класса. Такие рецепторы обнаружены в настоящее время на мембранах лимфоцитов, моноцитов, эозинофилов, тучных клеток, а также клеток некоторых тканей.

В силу специфичности указанных рецепторов антитела того или иного класса иммуноглобулинов могут соединяться лишь с определенным типом клеток. Наибольшей цитофильностью обладают антитела субклассов IgG 1-4, так как рецепторы к ним имеются у всех типов клеток. Антитела IgA-класса могут связываться с нейтрофилами, а гомологичные IgG- и IgE- и гетероло-гичные IgG2a-антител а адсорбируют базофилы и тучные клетки, тогда как эозинофилы — антитела класса IgE и субкласса Ig2. Те и другие связываются с клетками только в ассоциированном состоянии. В клетках, активизированных фиксированными на них антителами, происходят сложные биохимические процессы, приводящие к дегрануляции с выделением из гранул ряда ферментов и других биологически активных веществ, вызывающих деструкцию тегумента паразита. Цитотоксичность активизированных клеток значительно возрастает под воздействием третьего компонента (С3) системы комплемента, в свою очередь активизированной комплексом антиген — антитело.

Главную роль в активации адгезивной активности клеток играют при гельминтозах реагины класса IgE и субкласса IgG20, а клетками-«убийцами» служат главным образом макрофаги, нейтрофилы, эозинофилы.

Следует отметить, что роль эозинофилов в протективном иммунитете при гельминтозах установлена лишь в последние годы, хотя эозинофилия периферической крови и тканей как один из универсальных симптомов при заболеваниях, вызванных гельминтами, известна давно. Результаты исследований, проведенных in vitro и in vivo, показали, что эозинофилы несут две защитные функции, оказывая, с одной стороны, цитотоксическое действие на мембраны паразита, а с другой — разрушая с помощью специальных ферментов (гистаминаза, фосфолипиза-D, арульсульфатаза) медиаторы, выделяемые тучными клетками, активизированными антигенами возбудителя, и таким путем снимая вредные для организма хозяина аллергические реакции.

Эозинофил привлекается к паразиту хемотаксическими факторами, которыми служат лимфокины (из сенсибилизированных антигеном лимфоцитов), производные насыщенных жирных кислот из сенсибилизированных тучных клеток, промоторы самих паразитов. Эозинофил прилипает к тегументу паразита через обволакивающие его антитела, к которым у него имеются рецепторы, дегранулирует и выделяет ряд ферментов, Из них супероксид 02 и фосфолипаза В вызывают деструкцию тегумента, приводящую к гибели паразита, а гистоминаза и фосфолипа-за-D нейтрализуют амины тучных клеток, снимая таким путем аллергическую реакцию.

Феномен самоосвобождения от гельминтов . Большую роль в механизмах протективного иммунитета при гельминтозах играет так называемый феномен самоосвобождения, обусловливающий элиминацию всех или части гельминтов, поступивших в организм хозяина при повторных заражениях. Этот процесс рассматривается в настоящее время как комплекс ряда последовательно развивающихся событий, осуществляемых в два этапа. На первом из них антитела или какие-либо повреждающие факторы воздействуют на паразита, на втором — в кишечнике хозяина создается неблагоприятное для паразита микроокружение, под воздействием которого они элиминируют. Причиной изменения условий в неблагоприятную для паразита сторону может служить развитие под воздействием аминов сенсибилизированных тучных клеток воспалительной аллергической реакции немедленного типа, сопровождающееся усиленной перистальтикой гладкой мускулатуры кишечника, и (или) нарушение биохимических процессов, в частности выделение эозинофилами фосфолипазы-В и образование простагландина Е, нарушающих обменные процессы паразита и повреждающих его тегумент.

Указанные защитные реакции формируются уже в процессе развития первичной инвазии, а при повторной встрече паразита и хозяина значительно усиливаются. Это обусловливает ту или иную степень ограничения жизнедеятельности паразита, проявляющуюся в большинстве случаев уменьшением численности популяции, сокращением длительности жизни, заканчивающейся нередко на ранней стадии, замедлением сроков развития, угнетением репродуктивной активности. При ряде повторных заражений инвазионным материалом в небольших количествах может развиться полная невосприимчивость к данной инвазии.

Возникает естественный вопрос — каким образом гельминты, несмотря на защитные реакции хозяина, приживаются в его организме и даже длительно сохраняются в нем?

Существует ряд гипотез для объяснения этого явления. Одна из них основывается на наличии у паразитов поверхностных антигенов или антигенных детерминант, общих с антигенами хозяина. Эти антигены, по мнению одних авторов, образовались в процессе эволюции и естественного отбора, по мнению других — приобретаются в процессе развития инвазии. В результате наличия таких антигенов хозяин не распознает паразита и слабо реагирует на него. Косвенным подтверждением данной гипотезы может служить более интенсивный иммунный ответ хозяина на неадаптированных к нему паразитов по сравнению с ответом на хорошо адаптированные виды.

Вторая гипотеза заключается в том, что в процессе развития паразита происходит утрата ряда рецепторов его тегумента, через которые осуществляется воздействие эффекторных механизмов. Так, в опытах на шистосомулах Schistosoma mansoni четко проявилась зависимость активности эффекторных механизмов от количества поверхностных рецепторов, имеющихся у трехчасовых шистосомул. Происходившая по мере роста паразита утрата значительной части активных центров обусловила его возрастающую устойчивость к защитным реакциям хозяина.

Третья, наиболее распространенная в настоящее время гипотеза основывается на экспериментально доказанном факте тормозящего воздействия гельминтов на функциональную активность иммунной системы хозяина, обусловливающего ее ареактивность, определяющую возможность пребывания паразита в хозяине.

Паразитарные заболевания. Как заподозрить и диагностировать?

Паразитарные заболевания – широко распространенная, разнообразная группа болезней, вызываемых гельминтами и простейшими, которые проходят жизненный цикл в организме человека, питаясь и размножаясь за счёт «хозяина» и вызывая поражение различных органов и систем. Учитывая воздействие на весь организм в целом, заподозрить и распознать их довольно сложно.

Как происходит заражение?

До попадания в организм человека, гельминты и простейшие проходят цикл развития в других средах или живых организмах.

  • В почве при определённых условиях температуры и влажности сохраняются яйца и личинки аскарид, стронгилоид, анкилостом Человек заражается при попадании зараженной почвы через грязные руки, воду, непромытые фрукты и овощи, непосредственно с землёй.
  • В живых организмах проходят циклы развития следующие гельминты: описторхи (кошачья двуустка), клонорхи, трихинеллы, токсокары, эхинококки, свиной и бычий цепень. До достижения зрелости, чтобы паразитировать в человеке, возможна смена одного или двух промежуточных хозяев. Это моллюски, ракообразные, рыба, насекомые. Употребление термически недостаточно обработанной рыбы и мяса, сырой воды приводит к заражению.

Ещё один путь заражения — при непосредственном контакте людей через рукопожатия, общие предметы гигиены и быта или путем самозаражения. Речь идёт о контагиозных гельминтах: энтеробиоз, стронгилоидоз, цистицеркоз, лямблиоз.

Как можно заподозрить паразитарное заболевание?

Проявления могут быть разнообразными, течение от легкого до тяжёлого. Редко возникают типичные признаки, выдающие конкретного возбудителя. Зачастую признаков нет, или они маскируются под другие заболевания, или исчезают по мере окончания одного цикла развития паразита и начала другого. Например, личинки аскарид сначала попадают в лёгкие человека, где дозревают и мигрируют в кишечник. Ребёнка может беспокоить недолгий кашель (похоже на простуду), не настораживающий родителя.

Тем не менее, обычно выделяют острую и хроническую фазы течения паразитарного заболевания.

Острые проявления возникают вследствие общего воздействия на организм:

  • Влияния токсинов – повышение температуры до 37 – 37,5 градусов, слабость, головные боли, снижение настроения и работоспособности, нарушения сна;
  • Аллергических реакций – кожный зуд, крапивница, бронхоспазм, одышка, реже отёк Квинке;
  • Активации иммунной системы– боли в мышцах и суставах; увеличение лимфоузлов, печени и селезенки
  • Механического воздействия – если посмотреть под микроскопом, у каждого гельминта можно увидеть приспособления для закрепления в организме, травмирующие слизистую: зубья, крючья, присоски. В результате возникают боли в животе, частый стул, диспепсия.

Хроническая фаза характеризуется поражением определённых органов и систем. Чаще всего страдает кишечник, длительное механическое воздействие приводит к его воспалению, нарушениям всасывания и переваривания пищи. Развивается анемия, недостаток витаминов и микроэлементов, а у маленьких детей отмечается задержка роста и набора веса. Могут поражаться желчный пузырь и желчевыводящие пути (лямблиоз); сердечно-сосудистая система, лёгкие, нервная система (чаще трихинеллез); лёгкие и печень (эхинококкоз) и так далее. При длительном течении подавляется иммунитет и присоединяются вторичные инфекции.

Читайте также  Цитологические индексы в гормональной оценке вагинальных мазков

Итак, мы имеем множество путей заражения, механизмов развития и проявлений паразитарных болезней. Получается, что каждый второй человек имеет риск заболеть, так? Но иногда гельминты могут не задержаться в организме: погибнуть и выйти, или пройти «мимоходом», не начав паразитировать (именно поэтому обнаружение «червяка» в кале не доказывает факт наличия заболевания). Многое зависит от стадии гельминта, его инвазивных свойств и иммунной системы человека. Более подвержены развитию гельминтозов дети до 5 лет, активно познающие мир «на язык» и люди с хроническими заболеваниями и ослабленным иммунитетом.

Если Вы обнаружили любой из перечисленных признаков, сдайте клинический анализ крови с лейкоцитарной формулой. Повышение эозинофилов до 7-10% и более станет ещё одним подозрительным критерием.

Как выявить паразитарное заболевание?

  1. Исследование кала на простейшие и яйца гельминтов, предпочтительнее обогащающий метод – PARASEP Определяет яйца всех видов гельминтов и простейших, обитающих в кишечнике

Критерием активности заболевания является обнаружение яиц! Это означает прохождение цикла развития гельминта в организме, его паразитирования и размножения. В основном это кишечные гельминтозы, когда человек – окончательный хозяин, «постоянное место жительства» паразита, а яйца необходимы для дальнейшего распространения и начала следующего цикла.

Следует обратить внимание на следующие моменты:

  • У каждого гельминта свой цикл развития, поэтому однократного исследования недостаточно. При отрицательном результате рекомендовано трехкратное исследование с интервалом 3-7 дней
  • Есть такие формы гельминтозов, когда человек является промежуточным хозяином (носителем личинок гельминтов) или «биологическим тупиком», когда личинки перепутали хозяина и не смогут дальше развиться вообще. В таких случаях яйца никогда не появятся в кале, заболевание можно выявить только определив антитела (см. ниже)
  1. Исследование соскоба на энтеробиоз – выявляет только яйца остриц в перианальных складках. Самки остриц откладывают яйца, выходя из кишечника исключительно в ночное время, когда человек расслаблен. Поэтому исследование проводится строго после сна ДО ПОДМЫВАНИЯ!
  2. Исследование антигена лямблий в кале – высокоточный метод выявления лямблий. Для лучшего обнаружения рекомендовано перед исследованием придерживаться желчегонной диеты.
  3. Исследование антител к гельминтам (иммуноглобулинов) направлены на оценку иммунной системы к возбудителям. В основном определяются самые стойкие иммуноглобулины — класса G (IgG), отражающие факт заражения, но не позволяющие понять есть гельминт в организме сейчас или нет, поскольку IgG сохраняются в организме достаточно долго в «архиве памяти».

На что нужно обратить внимание?

  • Наличие проявлений и одновременное обнаружение IgG могут свидетельствовать о хронической фазе гельминтоза
  • В сомнительных случаях рекомендовано повторное исследование IgG через 2 недели. Нарастание уровня антител в 2 раза и более говорит об активности гельминта
  • При трихинеллезе, эхинококкозе, цистицеркозе определение антител – единственный возможный метод лабораторной диагностики, поскольку человек – промежуточный хозяин для данных гельминтов.

Для Вашего удобства сформирован комплекс «Диагностика паразитарных заболеваний», включающий клинический анализ крови, общий IgE (аллергическая составляющая) и определение антител к наиболее часто встречающимся гельминтам и простейшим.

Глисты у детей: признаки, симптомы, лечение, профилактика.

По материалам учебного пособия «Принципы терапии паразитарных инвазий у детей»

Коллектив авторов (Римарчук Г.В., Васечкина Л.И., Пелепец Л.П., Тюрина Т.К., Москалец О.В.), Изд-во Триада, Тверь, 2011г.

Паразитарное заболевание (глистная инвазия) – развитие неспецифических болезненных симптомов, являющихся результатом жизнедеятельности гельминтов или простейших в организме ребенка.

В течение жизни каждыи? человек неоднократно переносит различные паразитарные заболевания. Чаще всего глисты диагностируются у детей. Этому способствуют широкая распространенность в окружающеи? среде цист, яиц, личинок паразитов, недостаточное развитие гигиенических навыков, а также периоды ослабления иммуннои? защиты слизистых оболочек пищеварительного тракта, которые сопровождают некоторые фазы развития ребенка.

Самые распространенные и изученные заболевания – аскаридоз, энтеробиоз и лямблиоз – регистрируются повсеместно. Ежегодно в мире аскаридозом заражаются около 650 млн человек, энтеробиозом – 460 млн (Chan M.S., 1997), а в России ежегодно выявляется более 2 млн больных нематодозами.

Детский организм имеет ряд особенностей, предрасполагающих к высокому риску паразитарнои? инвазии:

  • высокая активность обменных процессов;
  • незрелость механизмов регуляции;
  • повышенная чувствительность к влиянию различных факторов;
  • наличие критических периодов развития.

Для этих периодов жизни ребенка характерна напряженность процессов адаптации и уменьшение резервов защиты наряду с интенсивным влиянием окружающеи среды.

Профилактика глистов у детей.

К сожалению, в настоящее время бытует отношение к профилактике гельминтозов, как и других заболеваний, только как к лечению выявленных больных. Это является однои из причин широкои распространенности паразитозов среди детей, нарушающих становление всех систем организма и ведущих к развитию хронических заболевании? даже при условии естественнои? санации ребенка с течением времени.

НАРУШЕНИЕ ЕСТЕСТВЕННОИ? ИММУННОИ? ЗАЩИТЫ СЛИЗИСТОИ? ОБОЛОЧКИ ЖЕЛУДОЧНО-КИШЕЧНОГО ТРАКТА РЕБЕНКА – ГЛАВНОЕ УСЛОВИЕ ЗАРАЖЕНИЯ ГЛИСТАМИ

Самка острицы

Иммунную защиту желудочно-кишечного тракта ребенка можно условно разделить на специфическую и неспецифическую. К неспецифическои защите относят комплекс условии нормального пищеварения: зрелость ферментативных систем, обеспечение нормального уровня pH в различных отделах ЖКТ, деятельность нормальной микрофлоры, адекватную моторику.

Для такого заболевания, как лямблиоз, предрасполагающим фактором инвазии является нерегулярное и недостаточное отделение желчи в кишечник при аномалиях развития желчного пузыря (перетяжки, перегибы). Выявленныи лямблиоз у детеи в педиатрическом отделении МОНИКИ сопровождался дисфункциеи билиарного тракта в 100% случаев.

У детеи в восстановительном периоде после острых кишечных инфекции, после массивнои антибиотикотерапии, а также у пациентов с хроническои патологиеи органов пищеварения нарушения ферментного обеспечения, нормофлоры и моторики кишечника также делают желудочно-кишечныи тракт более уязвимым для паразитов.

Неоценимую важность для профилактики паразитозов имеет длительность и качество грудного вскармливания. При переводе на искусственное вскармливание или при введении докорма риск паразитарнои инвазии резко повышается.

Механизм специфическои иммуннои защиты слизистых оболочек пищеварительного тракта является однои из наиболее древних систем иммуннои защиты организма, учитывая, что гельминтозы сопровождают человечество в течение многих тысячелетии?. Он представлен прежде всего эозинофилами крови и иммуноглобулином Е.

Особенностью иммунного ответа при гельминтно-протозоиных инвазиях является его слабая специфичность, обусловленная гетерогенностью паразитарных антигенов. Наряду со стимуляциеи иммунного ответа гельминты оказывают иммуносупрессивное деиствие. Это отрицательно влияет на резистентность человека к бактериальным, вирусным и другим инфекциям, снижает эффективность профилактических прививок.

Таким образом, можно выделить следующие способы профилактики гельминтозов у детей:

  1. Длительное грудное вскармливание.
  2. Своевременное прививание навыков гигиены.
  3. Лечение хронических заболеваний ЖКТ.
  4. Поддержание нормальной микрофлоры кишечника.
  5. Укреплением иммунитета.

Симптомы и признаки глистов у детей

Дирофилярия

Деиствие паразитов на организм ребенка осуществляется как на местном уровне, так и с вовлечением многих систем организма. Местное влияние паразиты осуществляют, вызывая воспаление слизистои оболочки в результате высвобождения протеолитических ферментов и гиалуронидазы, активно нарушая процессы пищеварения, моторику желудочно-кишечного тракта и воздеиствуя на состав микрофлоры.

Системное влияние оказывается за счет использования паразитом пищи в ущерб организму ребенка, индукции аллергии и аутоиммунных процессов, целенаправленному подавлению иммунитета, общеи интоксикации, нарушения микробиоценоза.

Среди детеи с атопическим дерматитом паразитозы выявляются у 69,1%, при этом лямблиоз из числа всех инвазии? составляет 78,5%.

В 75,3% случаев паразитозы сопровождаются разнообразными функциональными нарушениями желудочно-кишечного тракта.

В клиническои картине паразитозов выделяют острую и хроническую фазы. Острая фаза (инвазия) – общая аллергическая реакция на антигены мигрирующих личинок и ранних стадии развивающихся паразитов: лихорадка, отеки, высыпания на коже, мышечные боли, боли в суставах, лимфаденопатия, боли в легких, в животе, повышение числа эозинофилоа, диспротеинемия. В хронической фазе преобладают симптомы и синдромы, отражающие нарушение функции органа или системы, в которои паразитирует возбудитель.

Проникая в организм ребенка, паразиты обладают способностью нарушать микроэкологическое равновесие и вызывать дисбаланс микробнои флоры.

Нарушения кишечной флоры при паразитозах:

  • Снижение общего количества кишечной палочки с нормальной ферментативной активностью менее 300 млн/г
  • Повышение количества кишечной палочки со сниженной ферментативной активностью более 10 % от общего количества кишечной палочки
  • Присутствие кокковой флоры в количествах, превышающих 25 % от общей суммы микробов
  • Существенное снижение лактобактерий: на два порядка и более (меньше 10 5 )
  • Нарушение биоценоза кишечника

Диагностика паразитозов.

До настоящего времени ведется поиск простого, доступного и надежного метода диагностики гельминтозов. Имеющиеся методики прямого визуального обнаружения требуют многократных повторных исследовании. Известные способы диагностики глистных инвазии имеют ряд недостатков, связанных как с особенностями развития паразита, так и с состоянием организма человека и его реактивностью.

Вместе с тем затраченные усилия могут быть бесполезными, если исследование проводится в период паузы выработки цист или яиц. Например, периодичность яицекладки самками остриц определяет неинформативность перианального соскоба при 1–2-кратном методе обследования. Особенность выделения цист лямблиями получила название «феномен прерывистого цистовыделения», при котором фазы массивного выделения цист заменяются отрицательнои фазои, которая может длиться от 2–3 суток до 2–3 недель. В этот период обнаружить лямблии в кале практически невозможно.

Непрямые методы исследования (определение специфических антител) обладают недостаточнои специфичностью и достоверностью.

Определение паразитов методом ПЦР из-за дороговизны и сложности не может быть скрининговым, когда, например, нужно обследовать группу детеи из детского учреждения.

Косвенными лабораторными признаками паразитоза могут быть анемия, базофилия, эозинофилия, увеличение АСТ.

Токсокара

Исследования специалистов детскои клиники МОНИКИ показа- ли, что при ультразвуковом исследовании органов брюшнои полости у ребенка старше 3 лет косвенными признаками паразитоза являются гепатоспленомегалия, неравномерность паренхимы за счет мелких гиперэхогенных сигналов, увеличенные лимфатические узлы в воро- тах селезенки.

Портрет ребенка, больного гельминтозом:

Эмоционально лабильный и тревожный ребенок с сухими бледными кожными покровами, с увеличенными лимфатическими узлами, с аденоидами II-III степени, «заедами» в углах рта, «географическим» языком, со сниженным или избирательным аппетитом, часто с проявлениями аллергии, с неустойчивым стулом, чаще со склонностью к разжижению

Аскаридоз

Развитие происходит в 2 стадии: миграционную и кишечную. Заражение происходит при заглатывании зрелого яйца аскариды вместе с частицами почвы на овощах, зелени, ягодах.

Читайте также  Осложнения неврогенной булимии

Личинка, вышедшая из яйца, внедряется в стенку кишечника и с током лимфы может попасть в печень и легкие.

В легких, печени и кишечнике она вызывает кровоизлияния.

Аскаридоз оказывает большое влияние на качество питания и иммунологические механизмы у детей. Может вызывать боли в правом верхнем отделе живота, катаральные явления, респираторные аллергии, нарушения функций ЖКТ, рвоту, понос.

Энтеробиоз

Самый распространенный среди других гельминтозов. Заражение происходит при заглатывании яиц с грязных рук, овощей, зелени, предметов быта.

Нарушаются процессы всасывания и переваривания пищи. Нарушается микрофлора кишечника. Это приводит к снижению массы тела ребенка, задержке роста и развития.

Лямблиоз

Лямблии — одноклеточные жгутиковые, живут в тонкой кишке. Источники заражения — человек или домашние животные. В острой фазе заражения у ребенка наблюдается водянистый пенистый стул, вздутие живота, рвота, краснухоподобные высыпания (не всегда).

В хронической фазе чаще всего — атопический дерматит и хроническая интоксикация.

Обследование на лямблиоз показано:

  • при наличии заболеваний пищеварительного тракта с тенденцией к хроническому течению с частыми, но умеренно выраженными обострениями;
  • при нейроциркуляторной дисфункции, особенно в сочетании с желудочно-кишечными нарушениями;
  • при стойкой эозинофилии крови;
  • при аллергическом синдроме;
  • при гепатомегалии (боли в верхнем отделе живота) неясного генеза.

Лечение глистов у детей.

Лечение должно начинаться с применения специфицеских антигельминтных препаратов, диеты.

Прием антипаразитарных препаратов должен проводиться с учетом вида возбудителя инвазии.

Терапия паразитозов

I этап: антигельминтный (антипротозойный) препарат (Мебендазол, Пирантел, Альбендазол)

II этап: курс энтеросорбентов – 5 дней (Смекта, Энтеросгель, Рекицен, Энтегнин)

III этап: ферментные препараты – 7-14 дней

IV Этап: биопрепараты – 7-21 день (Нормофлорины Л, Б, Д)

V этап: витаминно-минеральный комплекс

Необходимо помнить о возможной реакции на антипаразитарной терапии в связи с активным разрушением гельминов — на второй третий день возможно ухудшение самочувствия ребенка, появление высыпаний, повышение температуры тела, боль в животе, тошнота, рвота. Это нормальная реакция не требующая отмены препарата, а, наоборот, свидетельствующая об эффективности терапии. С целью профилактики такой реакции дают энтеросорбенты.

Так как гельминтозы зачастую сопровождаются ферментопатией, обязательно в схему лечения включать ферментные препараты.

Для устранения явлений дисбактериоза, восстановления функций микрофлоры, стимулирования иммунитета (который напрямую зависит от состояния микрофлора) обязательно принимать пробиотики.

Витаминно-минеральные комплексы необходимы для коррекции полимикронутриентной недостаточности.

В заключение, еще раз хотелось бы отметить важность профилактики гельминтозов, а именно — поддержание нормальной микрофлоры кишечника и организма в целом. Это имеет особую важность как для детей, так и для взрослых, поскольку здоровая микрофлора и крепкий иммунитет — важнейшая защита организма человека от глистной инвазии, выработанная веками!

Иммунный ответ на коронавирус SARS-CoV‑2 у больных COVID‑19

Академик Российской академии наук, д.м. н., президент
ФБГУ «НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева» Минздрава России

В статье представлен анализ результатов исследований иммунного ответа и памяти к SARS-CoV‑2, включая все ветви адаптивного иммунитета, иммуноглобулины, В-клетки памяти, CD8+- и CD4+-T-клетки у больных в динамике в течение 6–8 месяцев после начала заболевания.

Гуморальное звено

У большинствабольшинства людей, инфицированных SARS-CoV‑2, отмечается сероконверсия спустя неделю после появления клинических признаков заболевания. На 2‑й неделе обнаруживаются антитела как к эпитопам шипа (RBD), или спайк-протеина (S), так и нукле- окапсида (NCP) коронавируса (рис. 1). Клас- сический вариант смены IgM → IgG → IgA нарушен. Первыми на 2‑й неделе определяются секреторные антитела класса А: на 7‑е сутки — у 75 %, на 10–12‑й день — у 100 % пациентов. За ними на 2‑й неделе повышаются макроглобулины (IgM) и на третьей неделе — Ig G.

Факт первичного иммунного ответа слизистых на COVID‑19 необычен и требует объяснения. Обсуждаются две гипотезы.

Первая: вирусы контаминируют слизистые дыхательных путей и ЖКТ за 7–14 дней до появления системного ответа и клинических проявлений инфекции, поражая клетки микробиоты — используют их для репродукции вируса.

Вторая: кросс-реактивная продукция антител, предпосылкой которой являются Spike-реактивные CD4+-Т-клетки, обнаруженные у большинства пациентов с COVID‑19 и более чем у 34 % неинфицированных людей. Это подтверждает существование общих эпитопов эндемичных коронавирусов, вызывающих банальные ОРВИ и COVID‑19.

Важно, что изотипы иммуноглобулинов (либо IgG, либо IgA) конкурировали за нейтрализующую активность по отношению к SARS-CoV‑2 в зависимости от локализации. Сывороточные антитела IgG сильно коррелировали с величиной IgG-ответа и тяжестью заболевания. У пациентов, например, с IgA-назальным ответом определялась высокая активность нейтрализации вирусов. Инфекция у таких больных протекала бессимптомно.

Это, с одной стороны, предполагает возможность нейтрализации вируса с помощью IgA слизистых без системного ответа, что имеет отношение к исходам заболевания. А с другой стороны, из-за множества корреляций, наблюдаемых между типами антител и их активностью в разных анатомических участках, клиническая интерпретация гуморального ответа существенно затруднена.

Кроме того, эти данные имеют важное значение для нашего понимания защиты вакцинации, индуцирующей системный ответ на вакцинные гены или белки коронавируса по классическому пути и обеспечивающей иммунный ответ слизистых оболочек на 3–6‑й неделе после вакцинации. В идеале вакцина должна не только защитить реципиента от неизбежной болезни, но и предотвратить бессимптомное носительство, что закрыло бы проблему бессимптомных носителей в популяции.

Интерес представляет динамика уровней специфических антител в течение заболевания и после выздоровления (рис. 2). Так, титры нейтрализующих антител SARS-CoV‑2 Spike IgG в исследовании ELISA были стабильными от 20 до 240 дней (хотя и неоднородными у разных пациентов) и колебались в диапазоне от 5 до 73 071 (медиана — 575). Период полувыведения (t1/2) составлял 140 дней. Кинетика SARS-CoV‑2 NCP IgG аналогична Spike IgG в течение 10 месяцев наблюдения (t1/2— 68 дней, разброс — от 50 до 160 дней) за выздоровевшими больными. В конечном итоге у 90 % пациентов присутствовали нейтрализующие антитела в титре более 20 через 6–9 месяцев после появления симптомов.

Титры Spike IgА и RBD IgА сохранялись на стабильном уровне на протяжении всего периода наблюдения t1/2— 210 дней, но у отдельных пациентов уровень специфических IgА-антител достоверно снижался через 90 дней.

Нельзя дать однозначный ответ в отношении серонегативных случаев COVID‑19. По-видимому, кроме протективного эффекта иммунитета слизистых, ответ напрямую связан с уровнем вирусной нагрузки SARS-CoV‑2. С одной стороны, высокие вирусные нагрузки связаны с более ранним ответом антител, в то время как у пациентов с низкой вирусной нагрузкой не может быть сероконверсии. С другой стороны, кинетика иммунного ответа может быть показателем скорости элиминации вируса у больного.

Идентификация специфичных В-клеток памяти к Spike, RBD и NCP с использованием флюоресцентно окрашенных зондов на IgD– и (или) CD27+ c последующей дифференцировкой по изотипам поверхностных IgM, IgG или IgA показала следующее. Количество специфических В-клеток увеличивалось в течение 120 дней после начала заболевания с последующим выходом на плато, в то время как Spike-специфические В-клетки памяти у людей, не заболевших COVID‑19, практически не встречались. RBD-специфические В-клетки появлялись на 16‑й день, и их количество увеличивалось в течение последующих 4–5 месяцев. Интересно, что только 10–30 % Spike-специфических В-клеток памяти было специфично для домена RBD через 6 месяцев после выздоровления больных.

NCP-специфичные В-клетки памяти также стабильно увеличивались в те же сроки и определялись спустя 5–6 месяцев после заболевания. Представленность изотипов иммуноглобулинов Spike-специфических В-клеток имела следующую динамику. В ранней фазе (20–60 дней) после заболевания IgM+ и IgG+ на В-клетках были представлены одинаково. В период после 60 дней до 240‑х суток преобладали IgG+ Spike-специфические В-клетки. Частота IgА+ Spike-специфических клеток составляла примерно 5 %, и они равномерно распределялись в течение всего периода наблюдения в 8 месяцев. Корреляция между сывороточным IgA и IgA слизистых оболочек не проводилась.

Сходная картина динамики наблюдалась и в случае IgG+, IgM+ и IgА+ к эпитопам RBD и NCP коронавируса. В то же время долгосрочное присутствие циркулирующих В-клеток памяти, направленных как против основных SARS-CoV‑2‑нейтрализующих таргетов (Spike и RBD), так и против не нейтрализующего таргета (NCP), свидетельствует о клеточной памяти, сохраняющейся после естественного воздействия вируса. Это может быть использовано для планирования ревакцинации. Тот факт, что почти все RBD- специфические IgG+-В-клетки памяти экспрессировали CD27, свидетельствует о долгосрочной иммунной памяти.

Анализ полученных данных говорит о том, что снижение нейтрализующих и других антител к SARS-CoV‑2 после клинического выздоровления вовсе мунитета. Просто с развитием и сохра- нением памяти В-клеток, способных активизироваться при встрече с новыми штаммами коронавируса, уровень антител в сыворотке снижается, в то время как IgА-ответ слизистых сохраняется на постоянном уровне в течении всего периода наблюдения.

Клеточный ответ

Процент больных с обнаруживаемыми циркулирующими CD8+-Т-клетками памяти через месяц после возникновения симптомов составил 70 %. К 6–9 месяцам клетки обнаруживались у 50 % выздоровевших пациентов. Фенотипические маркеры показали, что большинство SARS-CoV‑2‑специфичных CD8+-Т-клеток представлены терминально дифференцированными клетками памяти.

Циркулирующие SARS-CoV‑2‑специфичные CD4+-Т-клетки памяти через месяц после начала заболевания обнаруживались у 93 % пациентов. Через 6–9 месяцев уровень этих клеток был стабильным, а сами они выявлялись у более чем у 90 % пациентов, перенесших COVID‑19. Причем это касалось как Spike-специфичных, так и мембраноспецифичных CD4+-Т-клеток памяти.

Интересно, что при сравнении параметров иммунного ответа у больных с тяжелым и легким течением инфекции гуморальные показатели были более высокими у тяжелых больных, в то время как CD8+-Т-клетки были стабильными, а CD4+ — более низкими в тяжелых случаях заболевания. Объяснений этому феномену нет, важно, что слабый ответ Т-клеток наблюдается в острой фазе заболевания. Кроме того, важна и методология исследования клеточного им-мунитета.

Нарушения клеточного ответа проиллюстрированы дефицитом интерферонов I и II типов у пациентов с тяжелыми и среднетяжелыми формами COVID‑19 по сравнению с легкими и бессимптомными случаями заболевания. Это может быть связано с подавлением воспаления интерлейкином‑12 (IL‑12) и развитием вторичного дефекта клеточного иммунитета.

Читайте также  Действующий приворот парня с зелеными глазами

Иммунное взаимодействие

Большой интерес представляет изучение взаимодействия гуморального и клеточного ответа на SARS-Cov‑2. В исследованиях RBD-IgG, Spike IgА, RBD-В-клеток памяти, CD8+- и CD4+-Т-клеток в динамике у одних и тех же пациентов установлено, что у большинства из них (64 %) положительные показатели отмечались через 1–2 месяц после начала заболевания. Через 5–8 месяцев число реконвалесцентов, позитивных на пять тестов, снизилось до 43 %. В то же время как минимум три из пяти тестов были положительными спустя 6–9 месяцев. Важно отметить, что IgG на Spike дает на порядок больше положительных ответов, чем на RBD-антиген. Попытки связать гуморально- клеточные взаимодействия не привели к успеху из-за неоднородности участников исследования и методик оценки иммунного ответа.

Неопределенный результат

В метаанализе 22 исследований (4969 пациентов) установлены неблагоприятные признаки тяжелых форм болезни и летальных исходов, такие как лимфопения и нейтрофилез. Поскольку CD4+-Т-клетки необходимы для сбалансированного и эффективного иммунного ответа, неудивительно, что низкий уровень лимфоцитов может отражать гипервоспалительные процессы и способствовать более тяжелому течению заболевания и повышенной смертности.

Нейтрофилы как неотъемлемая часть врожденной защиты контролируют баланс микробиоты и элиминацию продуктов клеточной деструкции за счет производства активных форм кислорода и высвобождения нейтрофильных внеклеточных ловушек в венозном кровотоке. Лимфопения (менее 500 клеток в 1 мкл) указывает на повышение риска тяжелой формы заболевания и смертельных исходов при COVID‑19 в 3 раза. Стойкий нейтрофилез со сдвигом влево свидетельствует об истощении костномозгового резерва, а при сдвиге вправо отражает нарушения выхода клеток в ткани. Этот легко контролируемый анализом крови параметр указывает на более чем семикратное увеличение для пациента риска заболеть тяжело и погибнуть от COVID‑19.

Попытки выявить закономерности иммунного ответа на SARS-CoV‑2 оказались пока безуспешными.

Во-первых, можно сделать вывод, что переболевшие коронавирусной инфекцией сохраняют иммунную память в последующие 6–9 месяцев. Дальнейшие динамические исследования покажут, в какие сроки наступает снижение иммунного ответа, требующее профилактической вакцинации и (или) ревакцинации.

Во-вторых, и это очень интересно, каждый изученный компонент иммунного ответа и иммунной памяти демонстрирует различную кинетику. Это связано с индивидуальным ответом на инфекцию, наличием преморбида и частого превращения моноинфекции в смешанные инфекции SARS-CoV‑2 с активизировавшейся микробиотой больного.

В-третьих, неоднородность ответа может быть центральным признаком, характеризующим иммунную память к SARSCoV‑2. Биологические специфические IgG имеют 21 день периода полураспада, уровень антител с течением времени отражает продукцию короткоживущих, а потом и долгоживущих плазматических клеток. С точки зрения исчезновения возбудителя в течение нескольких дней после появления клиники, процесс наработки антител должен быть снижен к 6 месяцам, но, если SARS-CoV‑2 Spike и RBD IgG сохраняются дольше 8 месяцев, это означает, что вирус персистирует в организме хозяина или его микробиоте. Нельзя исключать и связь с пролонгированным иммунным ответом естественной реиммунизации циркулирующими эпидемическими альфа-коронавирусами, поддерживающими иммунный ответ.

В-четвертых, выявление и анализ SARSCoV‑2‑специфических В-клеток памяти потенциально могут применяться в качестве маркера гуморального ответа при вакцинации. Сейчас исследования поствакцинального иммунного ответа проводятся с использованием иммунофлуоресцентного анализа с оценкой IgM- и IgG-антител в качестве маркеров эффективности вакцины (рис. 3). Методы ИФА-диагностики, к сожалению, не стандартизованы едиными белками S, RBD, NCP, качество которых зависит от очистки антигена. Поскольку количество В-клеток памяти стабильно с течением времени, они могут представлять собой более надежный маркер продолжительности гуморальных иммунных реакций, чем иммуноглобулины сыворотки крови.

Таким образом, из результатов исследований иммунного ответа у больных COVID‑19 невозможно сделать какие-либо выводы о защитном иммунитете при новой коронавирусной инфекции. Ведь изучение антител и клеток памяти при этом заболевании пока еще не завершено. А значит, обсуждаемые механизмы защитного иммунитета против SARS-CoV‑2 у людей окончательно не определены.

Источник: Газета «Педиатрия сегодня» №6, 2021

Патогенез и Иммунитет При Гельминтозах

Хозяин и паразитирующие в его организме гельминты постоянно находятся в сложных антагонистических отношениях, оказывая один на другого определенное влияние. В результате их взаимодействия изменяются жизнедеятельность и биологические свойства каждого из них.

Влияние гельминтов на организм хозяина может

быть самым разнообразным в зависимости от биологических и физиологических процессов в период их развития и от защитных свойств и ответных реакций организма животного, а также от условий внешней среды.

Гельминты оказывают патогенное (болезнетворное) воздействие на животных, которое складывается из аллергического (антигенного), токсического и механическо* го действия, инокуляции микробов и поглощения пищевых веществ.

Антигенное действие, согласно современным воззрениям, играет ведущую роль в возникновении и развитии патологического процесса при трихинеллезе, ранней фазе (миграционной) аскаридатозов и других гельминтозах. Оно развивается у животных в результате сенсибилизации (повышения чувствительности) их организма продуктами обмена и распада паразитических червей. Наиболее ярко аллергия проявляется при ПОВТОРНОМ заражении животных гельминтозами (супер- и реинва-зии). Аллергические реакции могут носить как местный характер (чаще в форме воспаления), так и общий (вплоть до анафилактического шока), что отрицательно сказывается на развитии молодняка и продуктивности взрослых. Характер аллергических (иммунологических) реакций зависит от степени сенсибилизации организма хозяина антигенами гельминта и других причин.

В патогенезе (механизме развития) гельминтозов, вероятно, значительная роль принадлежит токсическо-м у действию ядовитых веществ — продуктов секреторных желез и др. Наиболее резко оно выражено при мо-ниезиозе ягнят, дрепанидотениозе гусей и других болезнях. Раньше преувеличивалась роль токсинов в патогенезе гельминтозов.

Часто паразитические черви оказывают механическое воздействие. В местах локализации взр.ослые гельминты повреждают разные ткани органами фиксации (присосками, зубами, кутикулярными шипами и др.). Hall

пример, миграция личинок по лимфатической, кровеносной системам и внутренним органам животного сопровождается разрывом капилляров и патологическими изменениями в органах, тканях (слизистой кишечника, лимфоузлах, коже). При скоплении большого количества гельминтов (от десятков до тысяч паразитов) может произойти закупорка кишечника, бронхов, прободение, разрывы органов и атрофия тканей с

последующими осложнениями, летальным исходом.

Гельминты и их личинки инокулируют микробов, фильтрующихся вирусов и патогенных простейших в поврежденные ткани животных, в результате чего могут возникать или осложняться инфекционные и некоторые протозойные болезни. Аскаридоз свиней способствует появлению в хозяйствах рожи, геморрагической септицемии и чумы.

Связь гельминтов и возбудителей инфекционных болезней К. И. Скрябин образно выразил словами: «Гель-минтозная инвазия открывает ворота инфекции».

Следует также отметить, что некоторые инфекционные заболевания способствуют более тяжелому течению гельминтозов. Например, в птицеводческих хозяйствах, неблагополучных по паратифу, утки легко заражаются и тяжело переболевают дрепанидотениозом и другими не специфичными для них гельминтозами, а также с трудом поддаются излечению.

Поглощение паразитическими червями пищевых веществ и тканей хозяина снижает его защитные силы и упитанность. Гельминты-гематофаги выделяют особые вещества, которые препятствуют свертыванию крови, в результате чего кровотечения из ранок продолжаются длительное время. Потребляя из организма хозяина витамины (особенно витамин А), гельминты могут вызвать или усилить витаминную недостаточность. У инвазиро-ванных животных снижается аппетит.

Под влиянием отмеченных выше воздействий паразитических червей в организме животного могут развиться патологические процессы не только в местах обитания паразитов, но и в органах и тканях, свободных от гельминтов. Гельминтозы надо считать как заболевания всего организма.

Следует подчеркнуть, что степень болезнетворного влияния возбудителей гельминтозов на организм животного в значительной степени зависит от состояния им-

мунитета (невосприимчивости) к паразитическим червям и внешних условий.

Иммунитет при гельминтозах представляет собой изменчивый биологический процесс, развивающийся в результате взаимодействия организмов хозяина и паразита. Работами последних лет установлено, что он вырабатывается преимущественно в период пребывания паразитических червей в организме хозяина в личиночных стадиях (особенно во время линьки личинок).

В создании иммунитета.при гельминтозах принимают участие специфические защитные механизмы (антитела) и неспецифические (барьеры кишечной стенки, печени, лимфоузлов), тканевые реакции аллергического характера, которые сопровождаются обильной пролиферацией и образованием капсул вокруг паразитов, а также нервно-рефлекторные реакции организма.

Способность к выработке иммунитета при заболеваниях, вызываемых паразитическими червями, тесно связана с общим состоянием организма: хорошие условия содержания и полноценное кормление животных (достаточное количество белка и витаминов) усиливают у них защитные реакции. На этом основан принцип патогенетической терапии гельминтозов (назначение больным животным рыбьего жира и других препаратов).

Неодинаково проявляются гельминтозы у животных (от гельминтоносительства до резко выраженных клинических признаков болезни) при различной напряженности иммунитета.

В отличие от иммунитета при инфекционных и прото-зойных болезнях иммунитет при гельминтозах имеет ряд существенных особенностей, обусловленных своеобразием строения и развития паразитических червей. По действию он непродолжителен, не создает полной невосприимчивости, а его напряженность зависит от интенсивности инвазии, числа повторных заражений животных и других причин.

Гельминтозы патогенетически следует рассматривать как аллергические заболевания, а аллергические реакции — как один из механизмов иммунитета (В. С. Ершов).

Различают естественный (абсолютный или относительный), приобретенный и возрастной иммунитет.

По степени напряженности приобретенного иммунитета болезни, вызываемые паразитическими червями,

можно условно разделить на три группы: 1) гельминтозы со стойким иммунитетом — при супер- и реинвазии (повторном заражении), животные, как правило, клинически не заболевают (ценуроз овец, диктиокаулез телят, аскаридоз и метастронгилез свиней и др.); 2) гельминтозы с кратковременным иммунитетом, при котором защитные механизмы выражены слабее, поэтому нередко бывает повторное заражение (мониезиоз, аскаридиоз, фасциолез и др.); 3) гельминтозы со слабо развитыми защитными реакциями (стронгилидозы, оксиуратозы и др.), поэтому почти все животные способны повторно заболевать.

В последние годы в СССР проводятся научные исследования по изготовлению вакцин и сывороток против дик-тйокаулеза крупного рогатого скота, а также других гельминтозов (искусственная иммунизация, как разновидность приобретенного иммунитета).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: