\

Иммунная реакция Артюса

Феномен Артюса

Феномен Артюса – это разновидность местной реакции гиперчувствительности, особенностью которой является формирование иммунных комплексов в крови и повреждение микроциркуляторного русла различных тканей и органов. Чаще всего встречается форма патологии, возникающая после введения лекарственных средств. Ее симптомами являются резкое покраснение, боль, припухлость на месте инъекции, в дальнейшем возможен некроз кожи и нижележащих структур. Диагностика производится методом осмотра кожи, сбора анамнеза жизни больного, определения того, какие лекарственные средства он использовал в последнее время. Лечение включает прием глюкокортикоидных и антигистаминных средств, устранение контактов с аллергеном.

МКБ-10

  • Причины
  • Патогенез
  • Симптомы феномена Артюса
  • Осложнения
  • Диагностика
  • Лечение феномена Артюса
  • Прогноз и профилактика
  • Цены на лечение

Общие сведения

Феномен Артюса является одним из вариантов непереносимости лекарств, обусловленным иммунологической гиперчувствительностью к действующим или вспомогательным веществам в их составе. Впервые был описан в 1903 году французским врачом Морисом Артюсом. Может возникать в любом возрасте, обычно проявляется в ответ на парентеральное (подкожное или внутримышечное) введение препаратов. Повышенная частота заболевания наблюдается среди лиц с атопическими состояниями (бронхиальной астмой, дерматитами, поллинозом).

Несмотря на местный характер состояния, оно представляет серьезную угрозу своими осложнениями. Значительно усугубляет проявления феномена длительный контакт (экспозиция) с провоцирующим препаратом. Это происходит из-за позднего появления симптомов (через недели и даже месяцы), когда патология обнаруживается уже после многократного введения аллергена – например, в рамках курсового лечения.

Причины

Этиология заболевания многофакторная, как и у любого другого аллергического состояния. В его основе лежат как индивидуальные внутренние особенности организма, так и последствия внешних влияний (экология, питание, перенесенные заболевания). Характер патологического процесса также зависит от природы аллергена – лишь некоторые группы лекарственных средств способны провоцировать появление феномена. Чаще всего реакция Артюса возникает при применении следующих препаратов:

  • Иммунологические средства. К ним относят сыворотки, некоторые вакцины, анатоксины и другие лекарства, обладающие высокой иммуногенностью. Они могут прямо взаимодействовать с иммунной системой и иногда провоцировать непереносимость.
  • Антибиотики. Отдельные группы антибактериальных средств способны вызывать аллергию при парентеральном введении. Чаще всего такую реакцию потенцируют пенициллины, тетрациклины, крайне редко – макролиды.
  • Витаминные комплексы. Растворы витаминов, используемые во многих схемах поддерживающего лечения, могут вступать в реакцию со специфическими антителами. Как и в случае с антибиотиками, патология осложняется курсовым применением данных препаратов, что увеличивает количество аллергена в организме.
  • Инсулин. У небольшой доли больных сахарным диабетом феномен Артюса возникает из-за инъекций растворов инсулина. Гиперчувствительность обычно развивается не к самому гормону, а к примесям в составе лекарственного средства.

Такая реакция может обнаруживаться и при использовании других белковых и полипептидных веществ. Иногда феномен регистрируется после косметологических процедур инъекционного характера (мезотерапии, биоревитализации, ботулинотерапии). Основными условиями являются парентеральное введение аллергена, его растворимость в биологических жидкостях и определенная иммуногенность.

Патогенез

Феномен Артюса, являющийся особой формой аллергии, в тоже время имеет несколько иной характер патогенеза. В основном наблюдаются процессы третьего (иммунокомплексного) типа реакции гиперчувствительности. При первом контакте организма с провоцирующим веществом происходит сенсибилизация – активируется процесс иммунного ответа и распознавание аллергена. Итогом становится выделение плазмоцитами специфических к антигену иммуноглобулинов классов G и М.

При новом поступлении соединение связывается данными антителами с образованием иммунных комплексов. Одновременно происходит повторная стимуляция лимфоцитов с синтезом новых порций специфических IgG и IgM. Возникшие иммунные комплексы, в отличие от антигенов и антител, являются нерастворимыми, оседают на стенках сосудов микроциркуляторного русла. Там они активируют систему комплемента, повреждая эндотелий и запуская процесс свертывания крови. Формирующиеся микротромбы в сочетании с цитотоксическими иммунными реакциями приводят к некрозу тканей.

Итогом данных процессов становится местное повреждение кожи, подкожной жировой клетчатки, мышечных волокон в области наибольшей концентрации антигена – в месте инъекции. При значительном количестве иммунных комплексов они способны разноситься по организму с током крови, приводя к клинической картине хронической сывороточной болезни (ХСБ).

Симптомы феномена Артюса

При наличии сенсибилизации для развития патологии достаточно однократной инъекции препарата, содержащего в своем составе аллерген. В случае интактного организма возникновение феномена возможно только при многократном введении (курсовое лечение) или повторном использовании лекарства через некоторое время (например, ревакцинация). Симптоматика заболевания проявляется через 7-10 дней с момента контакта с антигеном, иногда этот срок составляет до нескольких месяцев. Вокруг места инъекции возникает покраснение, отек, переходящий в плотный и напряженный инфильтрат. Больные жалуются на выраженный зуд, болезненность в зоне патологического процесса.

При незначительном количестве введенного аллергена и низкой реактивности феномен Артюса ограничивается инфильтратом, который самопроизвольно рассасывается на протяжении нескольких недель. В тяжелых случаях развивается некроз кожи с формированием длительно незаживающей язвы. При внутримышечном введении лекарственного средства может возникать миозит. Из-за интоксикации организма продуктами некроза тканей повышается температура тела, появляется ощущение слабости, головная боль. Особую угрозу несет вторичная бактериальная инфекция, воспалительный процесс приобретает гнойно-некротический характер. Заживление патологического очага происходит в течение 1-3 месяцев с формированием заметного рубца.

Осложнения

Наиболее серьезным осложнением феномена Артюса является развитие сывороточной болезни – системной иммунокомплексной реакции. Симптоматика включает сильную лихорадку, папулезную или эритематозную сыпь по всему телу, припухлость суставов, нарушения со стороны сердца и почек. Обычно ХСБ возникает через 1-3 недели после введения лекарственного средства, содержащего провоцирующие соединения. Нередко инфильтрат или очаг некроза кожи поражается бактериальной инфекцией, тяжесть симптомов зависит от характера микрофлоры. В крайне редких случаях феномен сочетается с реакциями по типу крапивницы или ангионевротического отека. Это считается тревожным признаком, поскольку указывает на риск анафилактического шока.

Диагностика

Диагноз выставляется на основании результатов осмотра врача аллерголога-иммунолога и ряда лабораторных исследований. Часто требуется консультация дерматолога для исключения иных кожных патологий, а также мнение специалиста, назначившего инъекционное введение лекарственного средства. Некоторые диагностические техники направлены на выявление ранних признаков осложнений – бактериальной инфекции или ХСБ. Определение феномена Артюса производится по следующему алгоритму:

  • Опрос и сбор анамнеза. В ходе беседы с пациентом выясняется, когда именно появились симптомы патологии, производилось ли перед этим парентеральное введение лекарств. Изучается история болезни (при ее наличии), устанавливается тип и дозировка препаратов.
  • Осмотр. Осуществляется визуальное исследование области патологического процесса – чаще всего феномен проявляется на латеральной поверхности плеча, в подлопаточной области или на ягодицах. Наличие локализованного инфильтрата или ограниченного некроза кожи указывает на аллергическое состояние.
  • Лабораторные исследования. При неосложненных формах картина общего анализа крови изменяется незначительно – увеличивается СОЭ, регистрируется небольшой лейкоцитоз. При присоединении вторичной инфекции возрастает количество нейтрофилов. Изменения в биохимическом анализе крови (повышение концентрации С-реактивного белка, АсАТ, АлАТ) свидетельствуют о начале развития ХСБ.
  • Иммунологические тесты. Иммуноферментный анализ крови (ИФА) на определение циркулирующих иммунных комплексов необходим для ранней диагностики ХСБ. При легких вариантах феномена Артюса результаты обычно отрицательные. Также выполняется выявление антител к антибиотикам или иным препаратам, которые вводились больному.

Дифференциальную диагностику осуществляют с гнойничковыми и воспалительными поражениями кожи (стрептодермией, стафилодермией) и иными дерматологическими состояниями. Для подтверждения ХСБ может потребоваться проведение ЭКГ, биохимического исследования крови, общего анализа мочи.

Лечение феномена Артюса

Основными целями терапии являются ослабление иммунологической реакции, элиминация имеющегося в организме аллергена и предотвращение дальнейших контактов с ним. Для этого в иммунологии применяют ряд лечебных мероприятий, их конкретный план зависит от множества факторов – выраженности феномена, длительности экспозиции антигена, его характера и количества в организме. Следует уделять внимание и местному лечению, направленному на ослабление симптомов, ускорение процессов заживления и профилактику инфицирования. Терапия феномена Артюса включает использование следующих препаратов и методик:

  • Глюкокортикостероидные средства. Преднизолон и другие соединения этой группы способствуют эффективному ослаблению аллергических реакций, замедляют как образование иммунных комплексов, так и цитотоксические процессы в тканях. При раннем выявлении заболевания и назначении кортикостероидов практически всегда удается избежать развития некроза и других осложнений.
  • Инфузионная терапия. Направлена на ускорение элиминации аллергена из организма, производится посредством приема большого количества жидкости, внутривенных вливаний. Иногда корректируется в зависимости от характера провоцирующего антигена – например, приемом определенных диуретиков, изменением pH мочи для лучшего растворения провоцирующего вещества.
  • Антигистаминные препараты. Эффективны в большинстве случаев феномена Артюса, значительно снижают риск некроза и дальнейшего распространения патологического процесса. Применяются в сочетании со стероидными средствами.
  • Местные мероприятия. Для профилактики инфекционных осложнений необходима тщательная асептическая обработка пораженной зоны. Для уменьшения зуда и ослабления воспалительного процесса используют мази и гели с содержанием стероидов (гидрокортизон). При изъязвлении кожи наносят ранозаживляющие средства.

При первом выявлении признаков феномена Артюса отменяется введение любых лекарственных средств за исключением жизненно важных до определения аллергена. В дальнейшем запрещается любое использование провоцирующего вещества и соединений, сходных с ним по химической структуре – например, при непереносимости пенициллина противопоказаны все антибиотики данного ряда. Если причиной патологии стал препарат инсулина, средство заменяют гормоном от другого производителя, после чего требуется регулярное наблюдение у аллерголога-иммунолога. Контроль длится 3-6 месяцев, это нужно для уверенности в отсутствии реакции на новое лекарственное средство.

Прогноз и профилактика

В подавляющем большинстве случаев феномен Артюса имеет благоприятный прогноз. При правильном лечении патология не создает угрозы жизни человека, кожные нарушения исчезают бесследно. При развитии некроза после заживления остается заметный рубец. Основную опасность представляют осложнения, в особенности ХСБ, которая способна привести к системному васкулиту с поражением множества органов. Потенциальный риск имеет и наличие гиперчувствительности к некоторым лекарствам – часто это требует дорогостоящего лечения инфекционных и иных заболеваний.

Профилактика заключается в использовании более качественных препаратов – установлено, что высокая степень очистки действующих веществ снижает вероятность нежелательных реакций. При наличии подтвержденной непереносимости определенных средств следует избегать их применения – в частности, при обращении к врачу всегда информировать об этом специалиста.

феномен Артюса

Феномен Артюса – это гиперергическая реакция, то есть реакция, характеризующаяся резким ускорением процесса воспаления в ответ на действие тех или иных раздражителей. В ее основе лежит образование иммунных комплексов (состоящих из иммуноглобулинов — белков, защищающих организм от чужеродных агентов (бактерий, вирусов, грибов), которые откладываются на стенке капилляров (мелких кровеносных сосудов), негативно влияя на организм, вызывая аллергический васкулит (воспаление сосудов аллергической природы)).

Читайте также  Дезинтеграция микробов в организме в течение экспериментальной стрептококковой инфекции

Как правило, такая реакция возникает в ответ на повторное введение лекарственного средства, на которое есть аллергия, подкожно или внутримышечно. Реакция может развиться как через 1-2 дня, так и через 1 месяц после введения лекарственного препарата. В среднем, это происходит через 7-9 дней.

Тяжесть повреждения тканей при феномене Артюса зависит от природы и времени экспозиции (продолжительности воздействия) вводимого вещества: если контакт длился недолго, то все симптомы обратимы, если воздействие было длительным, то может наблюдаться тканевая деструкция (разрушение).

Симптомы феномен артюса

В месте введения лекарственного средства могут возникать следующие симптомы:

покраснение и припухлость кожи;

инфильтрат (наличие жидкости);

некроз (отмирание) кожи;

В основе возникновения феномена Артюса лежит образование патогенных (патологических, вызывающих болезнь повреждений) иммунных комплексов. Они представляют собой связанные друг с другом иммуноглобулины (белки, защищающие организм от чужеродных агентов) и собственно чужеродные агенты (бактерии, вирусы, грибы). Иммунные комплексы откладываются на стенке мелких сосудов – капилляров – и вызывают воспаление.

Данные иммунные комплексы образуются в результате введения в организм:

антибиотиков (противомикробных средств);

сывороток, использующихся в качестве вакцин (например, противостолбнячной сыворотки – вакцины против столбняка (инфекционного поражения нервной системы));

инсулина – гормона поджелудочной железы, применяемого при сахарном диабете (заболевании, характеризующимся уменьшением количества инсулина и вызывающим гипергликемию – повышение уровня сахара в крови).

Диагностика

Анализ жалоб больного: когда (как давно) у пациента появились покраснения и припухлости, зуд и жжение в месте введения лекарственного средства.

Данные анамнеза жизни – наличие лекарственной непереносимости (возникновения аллергической реакции на некоторые лекарственные средства), аллергических заболеваний у близких родственников в анамнезе.

Результаты объективного осмотра: врач может обратить внимание на гиперемию (покраснение) и отек (припухлость) кожи и подкожной клетчатки в месте введения лекарственного средства.

Возможна также консультация терапевта.

Лечение феномен артюса

Исключение контакта с лекарственным средством, являющимся аллергеном (веществом, которое воспринимается иммунитетом как чужеродное и вызывает аллергическую реакцию).

Глюкокортикостероиды (синтетические аналоги гормонов надпочечников). Вводятся в организм человека внутривенно, внутримышечно или перорально (через рот). Эти препараты уменьшают аллергическое воспаление, снижают выраженность симптомов – отеков и болезненности.

Антигистаминные (противоаллергические) препараты. Уменьшают аллергическое воспаление. Обладают менее выраженным действием по сравнению с глюкокортикостероидами.

Осложнения и последствия

Образование свищей (тяжело заживающих патологических (ненормальных) каналов, которые сообщаются с внешней средой).

Возникновение хронической сывороточной болезни, характеризующейся образованием иммунных комплексов. Они представляют собой связанные друг с другом иммуноглобулины (белки, защищающие организм от чужеродных агентов) и собственно чужеродные агенты (бактерии, вирусы, грибы). Иммунные комплексы откладываются на стенке мелких сосудов – капилляров – и вызывают воспаление.

Развитие анафилактического шока (тяжелой аллергической реакции, в которую вовлекаются многие системы внутренних органов; анафилактический шок характеризуется снижением артериального давления, нарушением сердечной деятельности, спутанностью (вплоть до потери) сознания, это состояние может угрожать жизни пациента).

Летальный исход (смерть) в результате развившегося анафилактического шока.

Профилактика феномен артюса

Исключение контакта с лекарственным средством, являющимся аллергеном (веществом, которое воспринимается иммунитетом как чужеродное и вызывает аллергическую реакцию).

Отказ от использования в лечении пациента лекарственных препаратов, относящихся к той же группе, что и препарат, на введение которого развился феномен Артюса.

Иммунная реакция Артюса

Цитотоксические аллергические реакции (гиперчувствительность II типа)

Аллергические реакции II типа могут носить системный или локализованный характер. Цитолитические реакции имеют место при переливании несовместимых групп крови, резус-несовместимости матери и плода, лежат в основе развития ряда аутоиммунных заболеваний, в частности, аутоиммунной лейкопении, анемии, тромбоцитопении, а также трансплантационного иммунитета и других форм патологии.

При аллергических реакциях II типа индуктором аллергии является антиген клеточной мембраны.

Возможны два основных варианта подобных антигенов:

1. Антиген является структурным компонентом клеточной мембраны (антигены гистосовместимости – МНС I и МНС II, Rh-антигены эритроцитов, антигены эритроцитов системы АВО и др.);

2. Органоспецифические антигены, модифицированные под влиянием ксенобиотиков, инфекционных патогенных факторов, воздействий физической или химической природы на структуру клеток.

Антигены, индуцирующие развитие цитолитических реакций, могут иметь и внеклеточное происхождение (антигены миелина, коллагена, базальной мембраны клубочков почек).

В отличие от анафилактических реакций при ряде цитотоксических реакций антиген-аллерген персистирует в организме, выполняя роль сенсибилизирующей и разрешающей доз воздействия, т.е. вызывает выработку антител-агрессоров и вступает с ними в реакции взаимодействия на клеточном уровне. Подобный феномен имеет место при аутоиммунных заболеваниях, трансплантационном иммунитете. В тех случаях, когда аллерген является естественным компонентом мембраны клеток (групповые или Rh-антигены эритроцитов) реакции развиваются при введении в организм комплементарных антител.

Антигенпрезентирующие клетки на фоне антигенной стимуляции обеспечивают не только экспрессию на цитоплазматических мембранах модифицированной части антигена в комплексе с белками гистосовместимости MHC II, но и интенсивную продукцию IL-12 и IL-18. Последние вызывают пролиферацию антигенчувствительного клона Th1. В свою очередь Th1 секретируют γ-интерферон, IL-2 и TNF-α, обеспечивающие переключение биосинтеза иммуноглобулинов в дифференцирующихся В-лимфоцитах с IgМ на IgG. Ответственными за развитие цитолитических реакций являются комплементсвязывающие цитолитические антитела классов IgG1, IgG2, IgG3 и IgM (рис. 1).

Рис. 1. Индукция иммунного ответа при цитотоксических реакциях

Различают три основных механизма цитолиза клеток в реакциях II типа:

• антителозависимая клеточная цитотоксичность;

• антителозависимый фагоцитоз опсонизированных клеток.

Комплементзависимый цитолиз обусловлен активацией комплемента комплексом антиген-антитело на мембране клеток по классическому пути, что приводит к формированию гидрофильного канала в мембране клетки с последующим развитием осмотического лизиса клетки.

Антителозависимая клеточная цитотоксичность возникает в том случае, если Fab-фрагменты аллергических антител связаны с антигеном клеточной мембраны, а к свободным Fc-фрагментам антител фиксируются макрофаги, эозинофилы, нейтрофилы с помощью соответствующих рецепторов. Нейтрофилы, макрофаги и NK-клетки обеспечивают цитолиз, взаимодействуя с Fc-фрагментом IgG, эозинофилы обеспечивают цитолиз при участии IgE и IgA.

В механизмах развития цитотоксичности при участии различных видов лейкоцитов важная роль отводится активации лизосомальных ферментов, освобождению катионных белков, лейкотриенов, лейкокининов, миелопероксидазы, свободных радикалов, вызывающих деструкцию клеток мишеней. Фагоцитоз опсонизированных клеток происходит в соответствии с общеизвестными закономерностями: разрушение клеток мишеней обеспечивается действием гидролитических ферментов в фаголизосомах, а также участием кислородзависимых и кислороднезависимых систем киллинга.

В последнее время выделяют четвертый механизм повреждающего действия на клетки-мишени, сопровождающийся развитием антителозависимой клеточной дисфункции (в ряде источников именуемые как рецепторно-опосредованные аллергические реакции, или V тип гиперчувствительности).

В роли антигенов при указанных реакциях выступают нейромедиаторы или гормоны (ацетилхолин, инсулин, тиреотропный гормон), индуцирующие синтез антител главным образом класса IgG.

Последние взаимодействуют со структурами, расположенными в рецепторном комплексе, вызывая стимулирующий или ингибирующий эффект на клетку-мишень.

Примером рецепторно-опосредованного стимулирующего типа аллергических реакций является развитие гипертиреоидного состояния при имитации антителами эффектов тиреотропного гормона. Описана возможность ингибирующего влияния антител на клетки и подавление ими эффектов инсулина.

Иммунокомплексные аллергические реакции (гиперчувствительность III типа)

Иммунокомплексная патология может носить локализованный и системный характер.

К местным проявлениям иммунокомплексной патологии относятся феномен Артюса, некоторые случаи лекарственной и пищевой аллергии. В ряде случаев иммунокомплексная патология приводит к развитию системных заболеваний (сывороточная болезнь, аутоиммунные заболевания, в частности гломерулонефрит, ревматоидный артрит, системная красная волчанка, артриты, эндокардит).

К числу аллергенов, вызывающих развитие иммунокомплексной патологии, относятся различные лекарственные препараты, антитоксические сыворотки, гамма-глобулины, пищевые, ингаляционные, вирусные и бактериальные аллергены.

К факторам риска развития иммунокомплексных реакций относится наследственная или приобретенная недостаточность системы элиминации иммунных комплексов, т.е. фагоцитоза, системы комплемента, недостаточность экспрессии CR1-рецепторов на мембранах эритроцитов, способных адсорбировать иммунные комплексы.

Механизмы развития иммунокомплексной патологии могут быть представлены следующим образом (рис. 2):

• презентация антигена макрофагами в комплексе с белками II класса МНС Тh1 и антигенчувствительным клонам В-лимфоцитов;

• секреция Тh1 гуморальных индукторов иммунопоэза ИЛ-2 и гамма-интерферона;

• стимуляция пролиферации и дифференцировки соответствующих антигенчувствительных клонов В-лимфоцитов, усиление продукции преципитирующих и комплементсвязывающих антител классов IgG1, IgG2, IgG3 и IgM.

Рис. 2. Индукция иммунного ответа при иммунокомплексных реакциях

При развитии иммунокомплексной патологии изначально ни антиген, ни антитело не связаны с клеточной мембраной. Образование высокотоксических растворимых комплексов происходит в системной циркуляции при условии взаимодействия антигена с антителом при небольшом избытке антигена; ММ токсических комплексов составляет 900`000 – 1`000`000. Они плохо фагоцитируются и долго находятся в организме.

Иммунные комплексы обладают способностью отслаивать эндотелий и фиксироваться на базальной мембране сосудов. При этом возникают обнажение коллагена, активация XII фактора Хагемана и связанного с ним каскада реакций освобождения медиаторов воспаления: активация калликреин-кининовой системы, коагуляционного и тромбоцитарного звеньев системы гемостаза, системы фибринолиза.

Для иммунокомплексных реакций характерно развитие выраженных расстройств микроциркуляции в различных органах и тканях, формирование циркуляторной гипоксии, снижение трофики органов и тканей, повышение проницаемости сосудистой стенки и другие нарушения.

Важная роль в патогенезе иммунокомплексной патологии отводится и медиаторам тучных клеток, тромбоцитов, нейтрофильных и базофильных лейкоцитов, активирующихся при участии антигена и системы комплемента.

Иммунный ответ на коронавирус SARS-CoV‑2 у больных COVID‑19

Академик Российской академии наук, д.м. н., президент
ФБГУ «НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева» Минздрава России

В статье представлен анализ результатов исследований иммунного ответа и памяти к SARS-CoV‑2, включая все ветви адаптивного иммунитета, иммуноглобулины, В-клетки памяти, CD8+- и CD4+-T-клетки у больных в динамике в течение 6–8 месяцев после начала заболевания.

Гуморальное звено

У большинствабольшинства людей, инфицированных SARS-CoV‑2, отмечается сероконверсия спустя неделю после появления клинических признаков заболевания. На 2‑й неделе обнаруживаются антитела как к эпитопам шипа (RBD), или спайк-протеина (S), так и нукле- окапсида (NCP) коронавируса (рис. 1). Клас- сический вариант смены IgM → IgG → IgA нарушен. Первыми на 2‑й неделе определяются секреторные антитела класса А: на 7‑е сутки — у 75 %, на 10–12‑й день — у 100 % пациентов. За ними на 2‑й неделе повышаются макроглобулины (IgM) и на третьей неделе — Ig G.

Факт первичного иммунного ответа слизистых на COVID‑19 необычен и требует объяснения. Обсуждаются две гипотезы.

Первая: вирусы контаминируют слизистые дыхательных путей и ЖКТ за 7–14 дней до появления системного ответа и клинических проявлений инфекции, поражая клетки микробиоты — используют их для репродукции вируса.

Читайте также  Ингаляционный наркоз в гинекологии

Вторая: кросс-реактивная продукция антител, предпосылкой которой являются Spike-реактивные CD4+-Т-клетки, обнаруженные у большинства пациентов с COVID‑19 и более чем у 34 % неинфицированных людей. Это подтверждает существование общих эпитопов эндемичных коронавирусов, вызывающих банальные ОРВИ и COVID‑19.

Важно, что изотипы иммуноглобулинов (либо IgG, либо IgA) конкурировали за нейтрализующую активность по отношению к SARS-CoV‑2 в зависимости от локализации. Сывороточные антитела IgG сильно коррелировали с величиной IgG-ответа и тяжестью заболевания. У пациентов, например, с IgA-назальным ответом определялась высокая активность нейтрализации вирусов. Инфекция у таких больных протекала бессимптомно.

Это, с одной стороны, предполагает возможность нейтрализации вируса с помощью IgA слизистых без системного ответа, что имеет отношение к исходам заболевания. А с другой стороны, из-за множества корреляций, наблюдаемых между типами антител и их активностью в разных анатомических участках, клиническая интерпретация гуморального ответа существенно затруднена.

Кроме того, эти данные имеют важное значение для нашего понимания защиты вакцинации, индуцирующей системный ответ на вакцинные гены или белки коронавируса по классическому пути и обеспечивающей иммунный ответ слизистых оболочек на 3–6‑й неделе после вакцинации. В идеале вакцина должна не только защитить реципиента от неизбежной болезни, но и предотвратить бессимптомное носительство, что закрыло бы проблему бессимптомных носителей в популяции.

Интерес представляет динамика уровней специфических антител в течение заболевания и после выздоровления (рис. 2). Так, титры нейтрализующих антител SARS-CoV‑2 Spike IgG в исследовании ELISA были стабильными от 20 до 240 дней (хотя и неоднородными у разных пациентов) и колебались в диапазоне от 5 до 73 071 (медиана — 575). Период полувыведения (t1/2) составлял 140 дней. Кинетика SARS-CoV‑2 NCP IgG аналогична Spike IgG в течение 10 месяцев наблюдения (t1/2— 68 дней, разброс — от 50 до 160 дней) за выздоровевшими больными. В конечном итоге у 90 % пациентов присутствовали нейтрализующие антитела в титре более 20 через 6–9 месяцев после появления симптомов.

Титры Spike IgА и RBD IgА сохранялись на стабильном уровне на протяжении всего периода наблюдения t1/2— 210 дней, но у отдельных пациентов уровень специфических IgА-антител достоверно снижался через 90 дней.

Нельзя дать однозначный ответ в отношении серонегативных случаев COVID‑19. По-видимому, кроме протективного эффекта иммунитета слизистых, ответ напрямую связан с уровнем вирусной нагрузки SARS-CoV‑2. С одной стороны, высокие вирусные нагрузки связаны с более ранним ответом антител, в то время как у пациентов с низкой вирусной нагрузкой не может быть сероконверсии. С другой стороны, кинетика иммунного ответа может быть показателем скорости элиминации вируса у больного.

Идентификация специфичных В-клеток памяти к Spike, RBD и NCP с использованием флюоресцентно окрашенных зондов на IgD– и (или) CD27+ c последующей дифференцировкой по изотипам поверхностных IgM, IgG или IgA показала следующее. Количество специфических В-клеток увеличивалось в течение 120 дней после начала заболевания с последующим выходом на плато, в то время как Spike-специфические В-клетки памяти у людей, не заболевших COVID‑19, практически не встречались. RBD-специфические В-клетки появлялись на 16‑й день, и их количество увеличивалось в течение последующих 4–5 месяцев. Интересно, что только 10–30 % Spike-специфических В-клеток памяти было специфично для домена RBD через 6 месяцев после выздоровления больных.

NCP-специфичные В-клетки памяти также стабильно увеличивались в те же сроки и определялись спустя 5–6 месяцев после заболевания. Представленность изотипов иммуноглобулинов Spike-специфических В-клеток имела следующую динамику. В ранней фазе (20–60 дней) после заболевания IgM+ и IgG+ на В-клетках были представлены одинаково. В период после 60 дней до 240‑х суток преобладали IgG+ Spike-специфические В-клетки. Частота IgА+ Spike-специфических клеток составляла примерно 5 %, и они равномерно распределялись в течение всего периода наблюдения в 8 месяцев. Корреляция между сывороточным IgA и IgA слизистых оболочек не проводилась.

Сходная картина динамики наблюдалась и в случае IgG+, IgM+ и IgА+ к эпитопам RBD и NCP коронавируса. В то же время долгосрочное присутствие циркулирующих В-клеток памяти, направленных как против основных SARS-CoV‑2‑нейтрализующих таргетов (Spike и RBD), так и против не нейтрализующего таргета (NCP), свидетельствует о клеточной памяти, сохраняющейся после естественного воздействия вируса. Это может быть использовано для планирования ревакцинации. Тот факт, что почти все RBD- специфические IgG+-В-клетки памяти экспрессировали CD27, свидетельствует о долгосрочной иммунной памяти.

Анализ полученных данных говорит о том, что снижение нейтрализующих и других антител к SARS-CoV‑2 после клинического выздоровления вовсе мунитета. Просто с развитием и сохра- нением памяти В-клеток, способных активизироваться при встрече с новыми штаммами коронавируса, уровень антител в сыворотке снижается, в то время как IgА-ответ слизистых сохраняется на постоянном уровне в течении всего периода наблюдения.

Клеточный ответ

Процент больных с обнаруживаемыми циркулирующими CD8+-Т-клетками памяти через месяц после возникновения симптомов составил 70 %. К 6–9 месяцам клетки обнаруживались у 50 % выздоровевших пациентов. Фенотипические маркеры показали, что большинство SARS-CoV‑2‑специфичных CD8+-Т-клеток представлены терминально дифференцированными клетками памяти.

Циркулирующие SARS-CoV‑2‑специфичные CD4+-Т-клетки памяти через месяц после начала заболевания обнаруживались у 93 % пациентов. Через 6–9 месяцев уровень этих клеток был стабильным, а сами они выявлялись у более чем у 90 % пациентов, перенесших COVID‑19. Причем это касалось как Spike-специфичных, так и мембраноспецифичных CD4+-Т-клеток памяти.

Интересно, что при сравнении параметров иммунного ответа у больных с тяжелым и легким течением инфекции гуморальные показатели были более высокими у тяжелых больных, в то время как CD8+-Т-клетки были стабильными, а CD4+ — более низкими в тяжелых случаях заболевания. Объяснений этому феномену нет, важно, что слабый ответ Т-клеток наблюдается в острой фазе заболевания. Кроме того, важна и методология исследования клеточного им-мунитета.

Нарушения клеточного ответа проиллюстрированы дефицитом интерферонов I и II типов у пациентов с тяжелыми и среднетяжелыми формами COVID‑19 по сравнению с легкими и бессимптомными случаями заболевания. Это может быть связано с подавлением воспаления интерлейкином‑12 (IL‑12) и развитием вторичного дефекта клеточного иммунитета.

Иммунное взаимодействие

Большой интерес представляет изучение взаимодействия гуморального и клеточного ответа на SARS-Cov‑2. В исследованиях RBD-IgG, Spike IgА, RBD-В-клеток памяти, CD8+- и CD4+-Т-клеток в динамике у одних и тех же пациентов установлено, что у большинства из них (64 %) положительные показатели отмечались через 1–2 месяц после начала заболевания. Через 5–8 месяцев число реконвалесцентов, позитивных на пять тестов, снизилось до 43 %. В то же время как минимум три из пяти тестов были положительными спустя 6–9 месяцев. Важно отметить, что IgG на Spike дает на порядок больше положительных ответов, чем на RBD-антиген. Попытки связать гуморально- клеточные взаимодействия не привели к успеху из-за неоднородности участников исследования и методик оценки иммунного ответа.

Неопределенный результат

В метаанализе 22 исследований (4969 пациентов) установлены неблагоприятные признаки тяжелых форм болезни и летальных исходов, такие как лимфопения и нейтрофилез. Поскольку CD4+-Т-клетки необходимы для сбалансированного и эффективного иммунного ответа, неудивительно, что низкий уровень лимфоцитов может отражать гипервоспалительные процессы и способствовать более тяжелому течению заболевания и повышенной смертности.

Нейтрофилы как неотъемлемая часть врожденной защиты контролируют баланс микробиоты и элиминацию продуктов клеточной деструкции за счет производства активных форм кислорода и высвобождения нейтрофильных внеклеточных ловушек в венозном кровотоке. Лимфопения (менее 500 клеток в 1 мкл) указывает на повышение риска тяжелой формы заболевания и смертельных исходов при COVID‑19 в 3 раза. Стойкий нейтрофилез со сдвигом влево свидетельствует об истощении костномозгового резерва, а при сдвиге вправо отражает нарушения выхода клеток в ткани. Этот легко контролируемый анализом крови параметр указывает на более чем семикратное увеличение для пациента риска заболеть тяжело и погибнуть от COVID‑19.

Попытки выявить закономерности иммунного ответа на SARS-CoV‑2 оказались пока безуспешными.

Во-первых, можно сделать вывод, что переболевшие коронавирусной инфекцией сохраняют иммунную память в последующие 6–9 месяцев. Дальнейшие динамические исследования покажут, в какие сроки наступает снижение иммунного ответа, требующее профилактической вакцинации и (или) ревакцинации.

Во-вторых, и это очень интересно, каждый изученный компонент иммунного ответа и иммунной памяти демонстрирует различную кинетику. Это связано с индивидуальным ответом на инфекцию, наличием преморбида и частого превращения моноинфекции в смешанные инфекции SARS-CoV‑2 с активизировавшейся микробиотой больного.

В-третьих, неоднородность ответа может быть центральным признаком, характеризующим иммунную память к SARSCoV‑2. Биологические специфические IgG имеют 21 день периода полураспада, уровень антител с течением времени отражает продукцию короткоживущих, а потом и долгоживущих плазматических клеток. С точки зрения исчезновения возбудителя в течение нескольких дней после появления клиники, процесс наработки антител должен быть снижен к 6 месяцам, но, если SARS-CoV‑2 Spike и RBD IgG сохраняются дольше 8 месяцев, это означает, что вирус персистирует в организме хозяина или его микробиоте. Нельзя исключать и связь с пролонгированным иммунным ответом естественной реиммунизации циркулирующими эпидемическими альфа-коронавирусами, поддерживающими иммунный ответ.

В-четвертых, выявление и анализ SARSCoV‑2‑специфических В-клеток памяти потенциально могут применяться в качестве маркера гуморального ответа при вакцинации. Сейчас исследования поствакцинального иммунного ответа проводятся с использованием иммунофлуоресцентного анализа с оценкой IgM- и IgG-антител в качестве маркеров эффективности вакцины (рис. 3). Методы ИФА-диагностики, к сожалению, не стандартизованы едиными белками S, RBD, NCP, качество которых зависит от очистки антигена. Поскольку количество В-клеток памяти стабильно с течением времени, они могут представлять собой более надежный маркер продолжительности гуморальных иммунных реакций, чем иммуноглобулины сыворотки крови.

Таким образом, из результатов исследований иммунного ответа у больных COVID‑19 невозможно сделать какие-либо выводы о защитном иммунитете при новой коронавирусной инфекции. Ведь изучение антител и клеток памяти при этом заболевании пока еще не завершено. А значит, обсуждаемые механизмы защитного иммунитета против SARS-CoV‑2 у людей окончательно не определены.

Источник: Газета «Педиатрия сегодня» №6, 2021

Артюса феномен – Кабинет врача

Аллергические реакции человеческого организма на какие-либо раздражающие факторы (иначе называются аллергенами) проявляются неодинаково. Речь пойдет об аллергических реакциях типа феномена Артюса-Сахарова.

  1. Общие сведения
  2. Проявление аллергии
  3. Связанные заболевания и их лечение
  4. Стандарты мед. помощи
  5. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИММУННОЙ СИСТЕМЫ
  6. Названия
  7. Патогенез
  8. Симптомы феномена Артюса
  9. Диагноз и лечение
  10. Феномены человеческого сознания и мозга
  11. Феномен веры.
  12. Феномен одиночества.
  13. Феномен дежавю.
  14. Феномен позитивного мышления.
  15. Осложнения
  16. Диагностика
  17. Клиники для лечения с лучшими ценами
Читайте также  На меня навели порчу!

Общие сведения

Феномен Артюса является одним из вариантов непереносимости лекарств, обусловленным иммунологической гиперчувствительностью к действующим или вспомогательным веществам в их составе. Впервые был описан в 1903 году французским врачом Морисом Артюсом. Может возникать в любом возрасте, обычно проявляется в ответ на парентеральное (подкожное или внутримышечное) введение препаратов. Повышенная частота заболевания наблюдается среди лиц с атопическими состояниями (бронхиальной астмой, дерматитами, поллинозом).

Несмотря на местный характер состояния, оно представляет серьезную угрозу своими осложнениями. Значительно усугубляет проявления феномена длительный контакт (экспозиция) с провоцирующим препаратом. Это происходит из-за позднего появления симптомов (через недели и даже месяцы), когда патология обнаруживается уже после многократного введения аллергена – например, в рамках курсового лечения.

Проявление аллергии

Феномен Артюса – это местная реакция, которая характеризуется резким ускорением воспалительного процесса в ответ на воздействие каких-либо раздражителей. Их называют также ягодичными реакциями, образуются они на месте введения лекарства. При феномене Артюса-Сахарова образуются имунные комплексы, состоящие из белков. Они отрицательно влияют на организм, откладываясь на стенках мелких сосудов – капилляров, и вызывая аллергический процесс.

Реакция может проявиться как через два дня, так и через месяц после введения препарата. В среднем это происходит на восьмой-девятый день.

Степень повреждения тканей зависит от двух факторов: от природы введенного лекарства и от того, насколько долго оно воздействовало на организм человека. Если же контакт был недолгим, то лечение проходит быстро. А если он был длительным, может наблюдаться разрушение тканей и другие осложнения.

На наличие аллергии данного типа указывает следующее: возникновение некроза (патологический процесс гибели тканей), интенсивные реакции вокруг него, быстрое образование капсулы вокруг очага воспаления, образование гранулем.

Связанные заболевания и их лечение

Стандарты мед. помощи

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИММУННОЙ СИСТЕМЫ

Иммуногенная реактивность — ответ организма на антигенный стимул. Материальным субстратом иммуногенной реактивности является иммунная, или иммунокомпетентная, система (ИКС). Иммунная система представляет собой совокупность органов, тканей и клеток, обеспечивающих биохимическую, структурную и функциональную однородность и индивидуальность организма путем обнаружения, уничтожения и удаления (элиминации) из него чужеродных антигенов. Читать далее →

Названия

Название: Феномен Артюса.

Феномен Артюса

Патогенез

Феномен Артюса, являющийся особой формой аллергии, в тоже время имеет несколько иной характер патогенеза. В основном наблюдаются процессы третьего (иммунокомплексного) типа реакции гиперчувствительности. При первом контакте организма с провоцирующим веществом происходит сенсибилизация – активируется процесс иммунного ответа и распознавание аллергена. Итогом становится выделение плазмоцитами специфических к антигену иммуноглобулинов классов G и М.

При новом поступлении соединение связывается данными антителами с образованием иммунных комплексов. Одновременно происходит повторная стимуляция лимфоцитов с синтезом новых порций специфических IgG и IgM. Возникшие иммунные комплексы, в отличие от антигенов и антител, являются нерастворимыми, оседают на стенках сосудов микроциркуляторного русла. Там они активируют систему комплемента, повреждая эндотелий и запуская процесс свертывания крови. Формирующиеся микротромбы в сочетании с цитотоксическими иммунными реакциями приводят к некрозу тканей.

Итогом данных процессов становится местное повреждение кожи, подкожной жировой клетчатки, мышечных волокон в области наибольшей концентрации антигена – в месте инъекции. При значительном количестве иммунных комплексов они способны разноситься по организму с током крови, приводя к клинической картине хронической сывороточной болезни (ХСБ).

Симптомы феномена Артюса

При наличии сенсибилизации для развития патологии достаточно однократной инъекции препарата, содержащего в своем составе аллерген. В случае интактного организма возникновение феномена возможно только при многократном введении (курсовое лечение) или повторном использовании лекарства через некоторое время (например, ревакцинация). Симптоматика заболевания проявляется через 7-10 дней с момента контакта с антигеном, иногда этот срок составляет до нескольких месяцев. Вокруг места инъекции возникает покраснение, отек, переходящий в плотный и напряженный инфильтрат. Больные жалуются на выраженный зуд, болезненность в зоне патологического процесса.

При незначительном количестве введенного аллергена и низкой реактивности феномен Артюса ограничивается инфильтратом, который самопроизвольно рассасывается на протяжении нескольких недель. В тяжелых случаях развивается некроз кожи с формированием длительно незаживающей язвы. При внутримышечном введении лекарственного средства может возникать миозит. Из-за интоксикации организма продуктами некроза тканей повышается температура тела, появляется ощущение слабости, головная боль. Особую угрозу несет вторичная бактериальная инфекция, воспалительный процесс приобретает гнойно-некротический характер. Заживление патологического очага происходит в течение 1-3 месяцев с формированием заметного рубца.

Диагноз и лечение

При постановке диагноза учитываются жалобы пациента, данные о перенесенных заболеваниях и непереносимости некоторых лекарств или их компонентов (данные анамнеза жизни). Наличие высокой температуры и быстрое развитие воспалительного процесса для феномена Артюса нехарактерно. Оперативное лечение не проводится.

Отменяется введение лекарственного средства, вызвавшего аллергический процесс. После этого назначаются глюкокортикостероиды, являющиеся аналогом гормонов надпочечников. Препарат уменьшает воспаление, снижает проявление таких симптомов, как болезненность и отёки. Также больному могут назначить антигистаминные препараты. Они, как и глюкокортикостероиды, снижают воспаление, но обладают меньшим действием.

Феномены человеческого сознания и мозга

Существуют тысячи книг и научных трудов, которые дают определение человеческому сознанию и психике. Но единой договоренности по этому поводу пока нет. Как факт принимаются диаметрально противоположные утверждения. Одни ученые считают: сознанием наделены абсолютно все живые существа. Этой же точки зрения придерживается и буддизм. Другие утверждают, что сознание неотделимо от понятия рефлексии (самоанализа).

Пока когнитивные науки рассуждают о природе сознания, возникновении мысли, устройстве мозга, ученые продолжают спорить на тему популярных социально-психологических феноменов.

Феномен веры.

Наука требует доказательств, а вера в них не нуждается. Хотя есть результаты магнитно-резонансного сканирования мозга во время молитвы, которые выявляют специфическую электрическую активность, активности теменной и височной долях. Но ведь истинная вера не сводится к электрическим разрядам. Религиозная вера помогла выжить людям в нечеловеческих условиях войны, голода и концлагерей. Вера в себя помогает нам стать сильнее, изменить жизнь. Вера является основой для другого непостижимого явления – эффекта Плацебо, когда человек вместо лекарства получает «пустышку», но выздоравливает.

Феномен одиночества.

Одиночество относится к числу понятий, которые известны вроде бы всем, но на самом деле скрывают сложное, противоречивое философское содержание. Казалось бы все однозначно: одиночество – это когда ты один. Но человек может жить один и при этом иметь много друзей знакомых и родственников. У жителей мегаполисов есть другая проблема – одиночество вдвоем, когда человек находится в отношениях, в кругу друзей и близких, а внутри пустота. И это не все постановки проблемы. Есть еще добровольное одиночество человека, который не хочет вступать в брак, вынужденное одиночество в новом коллективе, отсутствие эмоциональной связи с людьми, отсутствие родственников.

Феномен дежавю.

Дежавю – мимолетное чувство узнавания незнакомого, которое можно испытать в бытовых ситуациях. Дежавю дает иллюзию ясновидения, когда нам кажется, что мы видели будущее во сне или можем предсказать его. В Античности это чувство называли «воспоминанием о прошлой жизни», а современные ученые считают эффект игрой нашего подсознания. Но дежавю остается одной из самых странных, непостижимых и неуправляемых способностей человека.

Феномен позитивного мышления.

Принципиальное отличие действия позитивных и негативных мыслей на жизнь человека доказано наукой. Безусловно, позитивное мышление уменьшает депрессию, продлевает жизнь. Но его часто путают с магическим. Нам кажется, что достаточно нескольких положительных мыслей и вуаля – все произойдет само собой. Но позитивная мысль, умноженная на нулевое действие, дает ноль результата. А иллюзия контроля и всемогущества мешает нам реально оценивать происходящее. Так что установки позитивного мышления подходят не всем. А феномен оптимизма заключается именно в негативном мышлении.

Осложнения

Наиболее серьезным осложнением феномена Артюса является развитие сывороточной болезни – системной иммунокомплексной реакции. Симптоматика включает сильную лихорадку, папулезную или эритематозную сыпь по всему телу, припухлость суставов, нарушения со стороны сердца и почек. Обычно ХСБ возникает через 1-3 недели после введения лекарственного средства, содержащего провоцирующие соединения. Нередко инфильтрат или очаг некроза кожи поражается бактериальной инфекцией, тяжесть симптомов зависит от характера микрофлоры. В крайне редких случаях феномен сочетается с реакциями по типу крапивницы или ангионевротического отека. Это считается тревожным признаком, поскольку указывает на риск анафилактического шока.

Диагностика

Диагноз выставляется на основании результатов осмотра врача аллерголога-иммунолога и ряда лабораторных исследований. Часто требуется консультация дерматолога для исключения иных кожных патологий, а также мнение специалиста, назначившего инъекционное введение лекарственного средства. Некоторые диагностические техники направлены на выявление ранних признаков осложнений – бактериальной инфекции или ХСБ. Определение феномена Артюса производится по следующему алгоритму:

  • Опрос и сбор анамнеза. В ходе беседы с пациентом выясняется, когда именно появились симптомы патологии, производилось ли перед этим парентеральное введение лекарств. Изучается история болезни (при ее наличии), устанавливается тип и дозировка препаратов.
  • Осмотр. Осуществляется визуальное исследование области патологического процесса – чаще всего феномен проявляется на латеральной поверхности плеча, в подлопаточной области или на ягодицах. Наличие локализованного инфильтрата или ограниченного некроза кожи указывает на аллергическое состояние.
  • Лабораторные исследования. При неосложненных формах картина общего анализа крови изменяется незначительно – увеличивается СОЭ, регистрируется небольшой лейкоцитоз. При присоединении вторичной инфекции возрастает количество нейтрофилов. Изменения в биохимическом анализе крови (повышение концентрации С-реактивного белка, АсАТ, АлАТ) свидетельствуют о начале развития ХСБ.
  • Иммунологические тесты. Иммуноферментный анализ крови (ИФА) на определение циркулирующих иммунных комплексов необходим для ранней диагностики ХСБ. При легких вариантах феномена Артюса результаты обычно отрицательные. Также выполняется выявление антител к антибиотикам или иным препаратам, которые вводились больному.

Дифференциальную диагностику осуществляют с гнойничковыми и воспалительными поражениями кожи (стрептодермией, стафилодермией) и иными дерматологическими состояниями. Для подтверждения ХСБ может потребоваться проведение ЭКГ, биохимического исследования крови, общего анализа мочи.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: