\

Эпидемиология и борьба со стронгилоидозом в прошлом веке

Стронгилоидоз

Стронгилоидоз – инвазия круглыми гельминтами — кишечными угрицами, протекающая с аллергическим и гастроинтестинальным синдромами. Манифестное течение стронгилоидоза сопровождается зудящими кожными высыпаниями, кашлем с астматическим компонентом, тошнотой, рвотой, диареей, миалгиями, артралгиями, гепатоспленомегалией, желтушностью кожи и склер. Диагноз стронгилоидоза подтверждается с помощью обнаружения личинок глистов в кале или дуоденальном содержимом, а также антител к гельминту в крови. Лечение стронгилоидоза осуществляется противогельминтными препаратами (тиабендазол, ивермектин).

МКБ-10

  • Причины стронгилоидоза
  • Симптомы стронгилоидоза
  • Диагностика и лечение стронгилоидоза
  • Прогноз и профилактика стронгилоидоза
  • Цены на лечение

Общие сведения

Стронгилоидоз – кишечный нематодоз, характеризующийся преимущественным поражением пищеварительной и гепатобилиарной системы, а также аллергическими реакциями со стороны кожи и органов дыхания. Впервые стронгилоидоз был описан в последней четверти XIX в. на основании наблюдения за солдатами, вернувшимися из Вьетнама и страдавшими упорными поносами. Тогда гельминтоз получил название «кохинхинской диареи». Заболеваемость стронгилоидозом характерна, главным образом, для тропического и субтропического пояса, где инвазированность населения кишечными угрицами достигает 30–40%. На территории России стронгилоидоз выявляется с частотой 0,2–2 %. В настоящее время интерес к стронгилоидозу обусловлен его отнесением к ВИЧ-ассоциированным паразитозам.

Причины стронгилоидоза

Гельминтная инвазия вызывается представителем круглых паразитических червей Strongyloides stercoralis — кишечной угрицей. Развитие гельминта протекает со сменой паразитического (филириевидного) и свободноживущего (рабдитовидного) поколения. Взрослые угрицы представляют собой мелкие нитевидные нематоды длиной 0,7-2,2 мм, шириной 0,03-0,07 мм, живущие в криптах 12-перстной кишки (при массивной инвазии — в пилорическом отделе желудка и всей тонкой кишке). На головном конце гельминтов расположено ротовое отверстие. Кишечные угрицы – раздельнополые гельминты; после оплодотворения самка за сутки откладывает в кишечнике до 50 яиц, из которых выходят неинвазионные (рабдитовидные) личинки. Вместе с испражнениями личинки попадают во внешнюю среду — дальнейшее развитие возбудителя стронгилоидоза происходит в почве.

После линьки личинки превращаются в свободноживущие половозрелые особи, способные откладывать яйца в почве. Часть вышедших из яиц рабдитовидных личинок дифференцируется в половозрелых червей, другая – превращается в филяриевидные личинки, способные к инвазии. Проникновение личинок кишечных угриц в организм хозяина происходит преимущественно перкутантным путем (через кожу при контакте с почвой), также возможно заражение стронгилоидозом алиментарным путем (при употреблении инвазированных личинками продуктов и воды). В некоторых случаях рабдитовидные личинки превращаются в филяриевидные непосредственно в кишечнике человека, реализуя, таким образом, механизм аутоинвазии при стронгилоидозе. Такая ситуация обычно наблюдается у лиц с нарушениями функции иммунной системы, а также страдающих запорами. Повышенная заболеваемость стронгилоидозом отмечается среди пациентов с заболеваниями ЖКТ, ВИЧ-инфекцией, туберкулезом. Описаны внутрибольничные вспышки стронгилоидоза в стационарах психиатрического профиля.

Проникнув в организм человека через кожу или слизистые ЖКТ, личинки попадают в кровеносное русло, малый круг кровообращения, а затем – в бронхиолы и бронхи. При кашле вместе с мокротой личинки выходят в глотку, откуда при заглатывании бронхиального секрета проникают в пищеварительный тракт. Здесь происходит их превращение в половозрелых особей и откладывание яиц. В миграционную стадию, которая длится около 1 месяца, развивается сенсибилизация организма продуктами жизнедеятельности и распада личинок, что находит клиническое выражение в возникновении аллергических реакций. В органах, где паразитируют личинки кишечных угриц, возникает воспалительная реакция, эозинофильная инфильтрация, гранулемы, абсцессы. В тонком кишечнике образуются эрозии, язвенные поражения, кровоизлияния. Взрослые особи паразитируют в организме хозяина несколько месяцев, однако при аутоинвазии стронгилоидоз может длиться до 20-30 лет. При иммунодефицитах возможна генерализация инфекции с миграцией личинок в головной мозг, миокард, печень, присоединение вторичной бактериальной флоры с развитием летальных исходов.

Симптомы стронгилоидоза

По выраженности клинических симптомов течение стронгилоидоза может быть бессимптомным и манифестным; по тяжести — легким, среднетяжелым или тяжелым. Бессимптомные формы отмечаются у лиц, проживающих в эндемических очагах. В развитии манифестного стронгилоидоза выделяют раннюю (миграционную) и позднюю (хроническую) фазы.

Ранняя фаза стронгилоидоза протекает с преобладанием аллергических реакций: зудящих кожных высыпаний по типу крапивницы, приступообразного кашля, гиперэозинофилии. Сыпь представляет собой волдыри розово-красноватого цвета, обычно локализующиеся на животе, бедрах, ягодицах, спине, груди. При расчесывании элементов площадь поражения кожи увеличивается. Сыпь бесследно исчезает через 2-3 суток, однако периодически возвращается снова. Возможно развитие астматического бронхита, пневмонии, острого аллергического миокардита. При рентгенографии легких выявляют летучие инфильтраты. В ранний период больных стронгилоидозом беспокоит лихорадка неправильного типа, артралгии и мышечные боли, утомляемость, раздражительность, головные боли. Примерно через 2-3 недели после возникновения аллергического симптомокомплекса развиваются диспепсические нарушения, характеризующиеся болями в эпигастрии, тошнотой, рвотой, диареей с тенезмами. В некоторых случаях отмечается увеличение печени и селезенки, появление желтушности кожи и склер.

В поздней фазе, в зависимости от преобладающего синдрома, стронгилоидоз может протекать в дуодено-желчнопузырной, желудочно-кишечной, нервно-аллергической и смешанной формах. Дуодено-желчнопузырная форма сопровождается умеренным болевым синдромом в правом подреберье, горечью во рту, потерей аппетита, периодической тошнотой. По данным холецистографии устанавливается дискинезия желчного пузыря. При желудочно-кишечной форме ведущими в клинике стронгилоидоза являются диспепсические расстройства: длительные поносы, иногда чередующиеся с запорами, боли в животе. На этом фоне у больных может развиваться гипоацидный гастрит, энтерит, проктосигмоидит, язва двенадцатиперстной кишки, желудочно-кишечное кровотечение. Признаками нервно-аллергической формы стронгилоидоза служат упорные зудящие высыпания, астено-невротический синдром, потливость, бессонница, повышенная раздражительность. Перечисленные варианты стронгилоидоза редко встречаются изолированно, их симптомы обычно сочетаются друг с другом, обусловливая развитие смешанной формы глистной инвазии. У больных с иммунной супрессией течение стронгилоидоза может осложняться энцефалитом, абсцессом мозга, миокардитом, гепатитом, пиелонефритом, кератитом, конъюнктивитом.

Диагностика и лечение стронгилоидоза

По поводу отдельных клинических симптомов больные стронгилоидозом могут безуспешно лечиться у аллерголога, дерматолога, гастроэнтеролога. Опорными признаками, позволяющими думать о глистной инвазии, служат сочетание крапивницы, диареи, высокой эозинофилии крови и отсутствие эффекта от проводимого симптоматического лечения. Определенное диагностическое значение имеют данные эпиданамнеза (нахождение в очагах стронгилоидоза, работа с землей, подавление иммунитета и пр.).

Лабораторная диагностика стронгилоидоза основывается на выявлении личинок паразита в фекалиях, мокроте или дуоденальном содержимом, полученном при зондировании 12-перстной кишки. При хронической инвазии наибольшую чувствительность имеют серологические тесты (РИФ, ИФА), выявляющие наличие антител к паразиту. В раннем периоде у больных стронгилоидозом необходимо исключение лекарственной и пищевой аллергии; в позднем – дизентерии.

Больные стронгилоидозом госпитализируются в инфекционные клиники. Специфическая противогельминтная терапия осуществляется препаратами тиабендазол или ивермектин; реже – альбендазол, мебендазол. Параллельно назначаются десенсибилизирующие средства, проводится заместительная терапия ферментами. Повторные анализы берутся через две недели и затем ежемесячно в течение 3-х месяцев.

Прогноз и профилактика стронгилоидоза

В большинстве случаев дегельминтизация приводит к излечению от стронгилоидоза, однако больным с хронической формой требуется длительная (в течение 1 года) реабилитация с целью восстановления функции ЖКТ. При развитии органных осложнений летальность достигает 60-85%. К основным профилактическим направлениям относится выявление и лечение инвазированных лиц, охрана почвы от фекального загрязнения, санитарное благоустройство населенных пунктов. Следует помнить о недопустимости удобрения почвы в садах и огородах необезвреженными фекалиями; употребления немытых овощей, фруктов, зелени, некипяченой воды; проведения земляных работ без защитных рукавиц. Залогом массовой профилактики является повышение информированности населения о возможных путях заражения стронгилоидозом и другими кишечными гельминтозами.

Газета «Новости медицины и фармации» Инфекционные болезни (330) 2010 (тематический номер)

Вернуться к номеру

Поражение центральной нервной системы при стронгилоидозе

Авторы: А.И. Салоникиди, Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького

Версия для печати

В последние годы наблюдается тенденция к увеличению пораженности некоторыми гельминтозами, в том числе растет количество больных токсокарозом, трихоцефалезом, стронгилоидозом [1]. Согласно данным официальной статистики, в нашей стране ежегодно выявляется до 500 тыс. больных паразитарными инвазиями, из них гельминтозы составляют 90,23 %, протозоозы — 9,76 % [1].

Однако истинные масштабы распространения инвазий в Украине значительно больше, и с учетом различных экспертных оценок число инвазированных может достигать 5 млн [2]. Стронгилоидоз входит в число наиболее распространенных гельминтозов наряду с трихоцефалезом, амебиазом и лямблиозом. Среди них на долю стронгилоидоза приходится 3,3 % [2].

Стронгилоидоз — хронический гельминтоз, не имеющий тенденции к самоизлечению, сопровождающийся выраженной сенсибилизацией организма, поражением различных органов и систем, что обусловливает неспецифичность и полиморфизм клинических проявлений. Фактором, поддерживающим хроническое течение и тяжесть этого заболевания, является аутоинвазия. Стронгилоидоз встречается повсеместно, но наиболее распространен в странах тропического пояса, особенно в Южной Америке, где заболеваемость населения составляет 30–40 %. В настоящее время в связи с улучшением гельминтологического обследования доказано, что и в странах с умеренным климатом стронгилоидоз не столь редкое заболевание, показатель пораженности населения в среднем 0,6–2 %, в отдельных регионах с умеренным климатом может достигать 20 %. В СНГ наиболее интенсивные очаги стронгилоидоза имеют место во влажных субтропиках Азербайджана (пораженность населения в среднем 18,6 %, максимальная — до 40 %), Грузии (средняя пораженность 2,4 %) и Украины (1,5–2 % в лесостепной зоне). В России, в Краснодарском крае стронгилоидоз выявляется с частотой от 0,2 до 2 % [4, 5].

Читайте также  Эритремия и эритроцитозы

Возбудитель стронгилоидоза Strongy­loides stercoralis — раздельнополые гельминты, развивающиеся без промежуточного хозяина, со сменой паразитической и свободноживущей генераций. Паразитическая самка — мелкая нитевидная нематода может жить во внешней среде или в тонком кишечнике человека — в криптах двенадцатиперстной и тощей кишок. Из отложенных самкой яиц в просвете либеркюновых желез вылупливаются рабдитовидные (неинвазивные) личинки, которые со временем превращаются в филяриевидные (инвазивные) личинки или же в свободноживущих особей: самок и самцов. Последние живут и размножаются во влажной теплой почве. Развитие заболевания обусловлено проникновением в организм филяриевидных (инвазивных) личинок преимущественно через кожу, реже перорально, через слизистую оболочку желудочно­кишечного тракта. Аутоинвазия обусловлена способностью филяриевидных личинок, вылупившихся в кишечнике из яиц паразитирующей самки, внедряться в слизистую оболочку кишки или кожу перианальной области.

Личинки, проникающие через кожу, мигрируют по кровотоку в легкие, оттуда с мокротой попадают в глотку, а затем в желудочно­кишечный тракт. Патогенез стронгилоидоза определяется главным образом сенсибилизирующим действием антигенов гельминта. Инвазия S.stercoralis вызывает частичный иммунитет к суперинвазии, и гельминты локализуются только в тонкой кишке. При нарушении иммунного ответа хозяина создаются условия для аутосуперинвазии из кишечника. У лиц с измененной реактивностью возможна генерализация с миграцией личинок в мозг, лимфатические узлы, печень, миокард. Кроме этого, личинка является хозяином таких микроорганизмов, как Escherichia coli, Klebsiella, Serratia и энтерококки, как на своей поверхности, так и в пищеварительном тракте, что может явиться причиной развития вторичных менингитов и грамотрицательного сепсиса.

Ранняя миграционная стадия стронгилоидоза часто протекает остро с лихорадкой, экзантемой, другими аллергическими симптомами. Возможны изменения со стороны легких: кашель, сухие или влажные хрипы, приступы удушья. Рент­генологически в легких выявляются летучие инфильтраты, бронхопневмонии. Наблюдаются боли в эпигастрии, тошнота, рвота, расстройство стула, нередко увеличиваются печень и селезенка. В крови выявляются гиперэозинофильный лейкоцитоз (до 4 х 109/л) и эозинофилия (до 80 %). В хронической стадии стронгилоидоза преобладают нарушения со стороны желудочно­кишечного тракта [11]. В зависимости от преобладания клинических симптомов выделяют кишечную, печеночную, дуоденожелудочнопузырную, аллергическую, нервную и другие формы заболевания. Вследствие полиморфизма клинических проявлений диагностика затруднена. При иммуносупрессии (на фоне хронической патологии, ВИЧ­инфекции, лечения кортикостероидами, цитостатиками) возможна генерализация инфекции. В последние годы стронгилоидоз начали с повышенной частотой выявлять у больных СПИДом [3].

Обычно при стронгилоидозе центральная нервная система (ЦНС) в патологический процесс не вовлекается. Но у 11,8 % больных возможна невротическая форма заболевания. Иногда изменения со стороны нервной системы могут быть единственным проявлением болезни [5].
По характеру изменений в центральной нервной системе можно выделить два типа нарушений: функциональные нарушения и органические, с развитием менингитов, менингоэнцефалитов, абсцессов головного мозга, обусловленных нахождением в центральной нервной системе личинок S.stercoralis или их паразитов (Escherichia coli, Klebsiella, Serratia, энтерококки) [1].

Преобладают функциональные нарушения нервной системы по типу астенического синдрома или психоневроза [5]. Больные жалуются на общую слабость, головные боли, головокружения, расстройства сна, повышенную раздражительность, потливость. Могут наблюдаться синдром Меньера, обморочные состояния, неустойчивость артериального давления с наклонностью к гипотонии. Разными авторами описаны отдельные случаи парестезий, расстройств чувствительности, нарушение ритма дыхания и сердечной деятельности, кратковременное расстройство акта глотания, вялая реакция зрачков на свет. После установления диагноза стронгилоидоза и курса специфической терапии общее состояние приходило в норму.

При инфекционном процессе с диссеминацией паразита возможно развитие бактериального менингита, вызванного грамотрицательной флорой. В большинстве случаев это вторичный менингит, осложняющий бактериемию, ассоциированную с миграцией инвазивной личинки. Гораздо реже патологические процессы бывают результатом прямой инвазии личинок в различные отделы центральной нервной системы. Подтверждением этого является обнаружение личинки в ликворе или менингеальных оболочках. Owor и Wamukota [10] нашли личинку, ассоциированную с грамотрицательной палочкой, в субарахноидальном пространстве 45­летнего мужчины из Уганды с тяжелым хроническим заболеванием, в финале которого была диссеминация личинок S.stercoralis и острый бактериальный менингит.

Редко личинки находят в паренхиме головного мозга. Neefe с соавт. [9] описали пациента, у которого на фоне лечения кортикостероидами развилось заболевание с преимущественным поражением центральной нервной системы. Личинки проникли в мозг гематогенным путем через мелкие кровеносные сосуды и явились причиной микроинфарктов. На вскрытии мозг был отечен, с участками геморрагий и некрозов. Микроинфаркты с воспалительными инфильтратами были разбросаны в паренхиме мозга, окруженные зонами демиелинизации и клетками с микровакуолями. Несколько жизнеспособных личинок были найдены в головном мозге и мозжечке без признаков перифокального воспаления и некрозов. Кроме этого, личинки были обнаружены в периваскулярном пространстве, твердой мозговой оболочке, эпидуральном, субдуральном и субарахноидальном пространствах, однако бактериальный менингит у этого пациента не развился [9]. Авторы считают, что наблюдаемое расположение личинок показывает, что некоторые из них попали в головной мозг путем миграции через спинномозговой канал, двигаясь вверх по направлению к головному мозгу.

R. Meltzer с соавт. (1979) описали редчайший случай прижизненной диагностики поражения центральной нервной системы личинками возбудителя стронгилоидоза: у больной со стронгилоидозом на фоне спленэктомии и кортикостероидной терапии наступила массивная диссеминация личинок паразита. Больную беспокоила головная боль, температура повысилась до фебрильных цифр, отмечалась патологическая сонливость, в общем анализе крови был выраженный лейкоцитоз. Личинки паразита были обнаружены в спинномозговой жидкости, мокроте и кале. Больная погибла от стронгилоидоза с поражением центральной нервной системы [12].

Большинству описанных пациентов диагноз диссеминированного стронгилоидоза установлен посмертно [7, 9, 10]. Если диагноз подтверждается при жизни, лечение следует проводить тиабендазолом 25 мг/кг 2 раза в день, при своевременно начатой терапии прогноз более благоприятный [8]. Arroyo и Brown [6] показали, что тиабендазол проникает в ЦНС у пациентов с диссеминированным стронгилоидозом и менингитом, вызванным Serratia.

Диссеминированный стронгилоидоз — заболевание, ассоциированное с нарушением иммунного статуса, например, у больных онкологическими заболеваниями, ВИЧ­инфекцией, при лучевой терапии, назначении кортикостероидов и цитостатиков. В этом аспекте стронгилоидоз можно рассматривать как оппортунистическую инфекцию. Поэтому при планируемом проведении иммунодепрессивной терапии (например, при трансплантации внутренних органов, лечении бронхиальной астмы, коллагенозов и др.) больным из эндемичных очагов предварительно следует провести обследование на стронгилоидоз. Поражение нервной системы, лихорадочные состояния у лиц со сниженным иммунитетом также требуют проведения обследования на стронгилоидоз.

федеральное бюджетное учреждение здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Республике Марий Эл»

Стронгилоидоз (strongyloidosis) — хронический нематодоз, не имеющий тенденции к самоизлечению, характеризующийся чрезвычайным разнообразием патологии желудочно-кишечного тракта и гепатобилиарной системы.

Источником стронгилоидоза всегда является человек при выделении заражённых фекалий, с которыми яйца попадают во внешнюю среду. В почве личинки вылупляются, а затем переходят к новому носителю через кожу или путем употребления зараженных продуктов питания. И в том, и в другом случае паразиты мигрируют в желудок и кишечник, где самки откладывают новые яйца.

Инкубационный период , его продолжительность установить трудно. В эксперименте он составил 17 дней. Обычно инвазия длится долгое время — годами и даже десятками лет с периодами ремиссий и обострений.

Симптомы стронгилоидоза. В ранней, миграционной фазе преобладает симптомокомплекс аллергических реакций — неправильного типа лихорадка, кожные зудящие высыпания, крапивница и др. Кожные проявления очень типичны . Розово-красноватого цвета, удлиненной, овальной формы волдыри возвышаются над поверхностью кожи, меняют форму, сопровождаются сильным зудом и «ползут» за расчесом, в результате чего образуются линейной формы высыпания, которые чаще всего локализуются на животе, ягодицах, спине, пояснице, груди, бедрах. Сыпь держится от нескольких часов до 2 — 3 суток и исчезает, не оставляя следов. Следы могут быть только при сильных повреждениях кожи во время расчесов.

Высыпания, как правило, повторяются от нескольких раз в месяц, до нескольких раз в год и реже без какой бы то ни было цикличности.

Клинический опыт позволяет признать, что для дуодено-желчнопузырной формы характерно медленное монотонное течение. Больные жалуются на горечь во рту, горькие отрыжки, потерю аппетита, боли в правом подреберье, периодически возникающие тошноту и рвоту.

Ведущими симптомами у больных желудочно-кишечной формой стронгилоидоза являются диспепсические явления и расстройства стула, выражающиеся в чередовании поносов с запорами с частотой стула 3-4 и более раз в сутки. Стул водянистый, иногда с примесью слизи и крови. При объективном обследовании у больных определяется обложенный язык, болезненность при пальпации различных отделов живота. Нередко регистрируются симптомы гипоацидного гастрита, энтерита, энтероколита. У некоторых больных проявляются симптомы язвенной болезни двенадцатиперстной кишки, желудка. Иногда больные с подозрением на дизентерию направляются в инфекционные отделения больниц.

Основными проявлениями нервно-аллергической формы является аллергический синдром — крапивница, сопровождающаяся резким зудом кожи, и эозинофилия. Характер высыпаний может быть различным, но типично для стронгилоидоза, что элементы высыпаний возвышаются над поверхностью кожи, чаще располагаются в местах сжатия кожи одеждой (поясом, лифом, ремнем), локализуются преимущественно на коже живота, спины, ягодиц, бедер, как правило, не поднимаются на кожу головы и не опускаются ниже колен. Они имеют «ползучий» характер, нередко принимают «линейный» характер — «линейная крапивница». Высыпания держатся 12 — 48 часов, реже дольше и исчезают бесследно. При этом наблюдаются функциональные расстройства нервной системы. Больные подавлены, они жалуются на общую слабость, головные боли, головокружения, расстройство сна, повышенную раздражительность, слезливость, потливость.

Читайте также  В Сургуте милиция ликвидирует описторхоз…

Как и при всех других паразитарных и инфекционных болезнях, стронгилоидоз может протекать в легкой, средней тяжести и тяжелой формах.

Диагностика. Диагностика стронгилоидоза может оказаться довольно трудной задачей, золотого стандарта для выявления болезни не существует. Зачастую диагноз выставляется очень поздно или неверно, из-за неспецифичности и размытости жалоб. У пациентов с хронической формой болезни количество живущих паразитов обычно невелико, личинки выделяются с калом нерегулярно и в малых количествах, что значительно затрудняет диагностику.

Окончательный диагноз подтверждается только положительными результатами лабораторного исследования кала, дуоденального содержимого, реже мокроты при обнаружении личинок стронгилоидеса.

Для обнаружения личинок в кале используют специальные методы. Обычные копроовоскопические методы (мазок Като), нативный мазок малоэффективны, методы обогащения с солевыми растворами (Фюллеборна, Калантарян), в котором личинки погибают и сморщиваются, также неприемлемые.

Поэтому в направлении анализа для лабораторного исследования врач должен указать не просто «анализ кала на глистную инвазию», а подчеркнуть — «анализ кала на стронгилоидоз» или назвать специальный метод.

Лечение. Больные стронгилоидозом подлежат лечению в стационаре. Курс лечения стронгилоидоза длится несколько дней , после чего у больного берутся повторные анализы на стронгилоидоз для возможной коррекции процесса выздоровления. Для купирования наиболее сильных признаков болезни применяются симптоматические средства.

Профилактика. Профилактические мероприятия при стронгилоидозе направлены на выявление и оздоровление инвазированных и на охрану окружающей среды от загрязнения фекалиями.

Обязательному обследованию на стронгилоидоз подлежат больные, страдающие заболеваниями органов пищеварения, гепатобилиарной системы, особенно при наличии у них эозинофилии или крапивницы, т. е. при наличии характерных для инвазии клинических показаний.

Учитывая особенности эпидемиологии стронгилоидоза, наличие групп профессий повышенного риска заражения, обследованию методом Бермана подлежат землекопы, шахтеры, рабочие очистных сооружений, строители дорог, парниковых хозяйств, овощных баз и др., а также лица, находящиеся в больницах, интернатах, колониях для психических больных.

Выявленные инвазированные подлежат дегельминтизации лучше в условиях стационара или полустационара с последующим диспансерным наблюдением на протяжении одного года: с обследованием специальным методом Бермана один раз в месяц в течение 6 месяцев и один раз в квартал следующие полгода. С диспансерного учета снимают через год после трехкратного обследования с интервалом 2-3 дня при получении отрицательных результатов анализов.

Важным и решающим методом профилактики стронгилоидоза является охрана внешней среды от фекальных загрязнении и обеззараживание загрязненной почвы. Это, прежде всего меры по санитарному благоустройству населенных мест, организация плановой очистки дворовых туалетов, запрещению удобрение почвы огородов необезвреженными фекалиями.

Фекалии больных стронгилоидозом можно обеззараживать крутым кипятком в соотношении 1:2, хлорной известью из расчета 200 г на порцию фекалий при экспозиции один час.

Для обеззараживания почвы в микроочагах (усадьбах) стронгилоидоза рекомендуют использовать 10%-ный раствор калийных, азотных, фосфатных удобрений или 2%-ный раствор пестицида карбатиона.

В целях личной профилактики в эндемичных местностях необходимо избегать хождения босиком, лежания на земле без подстилки. В целях исключения пищевого пути заражения — тщательное мытье овощей, зелени, ягод.

Успех профилактики стронгилоидоза возможен при условии санитарного просвещения населения с разъяснением опасности заражения и путей общественной и личной профилактики.

Прогноз.

Прогноз при стронгилоидозе обычно благоприятный, если проводится соответствующая терапия в наиболее ранние сроки. При возникновении осложнений (перфорация язвы при язвенном гастродуодените, кровотечение и др.), реинвазии и аутоинвазии, развитии заболеваний на фоне сниженной реактивности организма (туберкулёз, воспалительные неспецифические заболевания и др.) прогноз может быть весьма серьёзным. Особенно тяжело протекает стронгилоидоз у больных СПИДом , так как сопровождается выраженными деструктивными изменениями в стенке кишки, иногда приводящими к перфорации, генерализации инвазии с поражением многих органов и систем, прежде всего центральной нервной системы, лёгких и т. д.

Заведующая микробиологической лабораторией

ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Республике Марий Эл» Гурьева Л.П.

Фельшер-лаборант по паразитологии

ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Республике Марий Эл» Ведерникова Н.В.

Стронгилоидоз в клинической практике: вопросы диагностики и лечения (краткий обзор и клинические наблюдения)

Полный текст:

  • Аннотация
  • Об авторах
  • Список литературы
  • Cited By

Аннотация

Актуальность проблемы геогельминтозов, как в мире, так и в Российской Федерации, обусловлена их широким распространением и вызываемыми ими серьезными патологическими изменениями в организме человека. В последнее время наблюдается заметное снижение информированности практических врачей об этой категории болезней, хотя уровень заболеваемости в стране не снижается, а завоз паразитарных болезней, включая различные гельминтозы, в том числе стронгилоидоз, неуклонно нарастает. Слабая настороженность к этим болезням препятствует своевременной диагностике и лечению. В Российской Федерации стронгилоидоз относится к редким нозологическим формам (уровень заболеваемости не превышает 1,0 на 100 тыс. населения) и его регистрируют в общей строке «другие гельминтозы». Наряду с регионами с тропическим и субтропическим климатом ареалы распространения этого гельминта существуют в районах с умеренным климатом: в западных областях Украины, Белоруссии, Молдове, на Кавказе и в Средней Азии, а также в Восточной Европе и Средиземноморском регионе. В РФ случаи местного заражения чаще регистрируются в Краснодарском крае и Ростовской области. Авторы, имеющие многолетний опыт ведения больных стронгилоидозом, представили анализ собственных наблюдений и краткий обзор современной научной и методической литературы по проблемам клиники, диагностики и лечения гельминтоза. Рассмотрены особенности биологии возбудителя — Strongyloides stercoralis: наличие в жизненном цикле свободноживущих в природе и паразитирующих в организме человека взрослых гельминтов, возможность аутоинвазии, из-за которой болезнь длится годами и не завершается выздоровлением. Обращено внимание на существенные изменения в клинике гельминтоза на современном этапе, в том числе в сторону тяжелых форм (гиперинвазивный и генерализованный стронгилоидоз), что обусловлено распространением состояния иммунодефицита у людей (ВИЧ/СПИД, широкое применение ГКС и по другим причинам). Трудности клинической диагностики, частые ошибки в первичном диагнозе объясняются как полиморфизмом клиники данного гельминтоза, так и недостаточной информированностью практических врачей о стронгилоидозе. В диагностике отмечено ведущее значение паразитологических методов, направленных на обнаружение личинок (но не яиц) гельминта. Указано, что средством выбора для лечения является известный антигельминтный препарат «Ивермектин», который в РФ не зарегистрирован. В практике для этих целей используется «Албендазол», который недостаточно эффективен, поэтому, как правило, возникает необходимость проведения повторных циклов лечения.

Ключевые слова

Об авторах

Доктор медицинских наук, профессор, профессор кафедры инфекционных болезней с курсами эпидемиологии и фтизиатрии.

Доктор медицинских наук, профессор, зав. кафедрой инфекционных болезней с курсами эпидемиологии и фтизиатрии.

Доктор медицинских наук, профессор, зав. клиническим отделением медицинской паразитологии и тропической медицины Института медицинской паразитологии, тропических и трансмиссивных заболеваний им. Е.И. Марциновского.

Доктор медицинских наук, профессор клинического отделения медицинской паразитологии и тропической медицины Института медицинской паразитологии, тропических и трансмиссивных заболеваний им. Е.И. Марциновского.

Кандидат медицинских наук, доцент кафедры инфекционных болезней с курсами эпидемиологии и фтизиатрии.

Ассистент кафедры инфекционных болезней с курсами эпидемиологии и фтизиатрии.

Кандидат медицинских наук, доцент кафедры инфекционных болезней с курсами эпидемиологии и фтизиатрии.

Харламова Татьяна Владимировна — кандидат медицинских наук, ассистент кафедры инфекционных болезней с курсами эпидемиологии и фтизиатрии.

117198, Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6, Тел.: 8 910 490-91-16

Кандидат медицинских наук, ассистент кафедры инфекционных болезней с курсами эпидемиологии и фтизиатрии.

Список литературы

1. Бронштейн А.М., Федянина Л.В., Малышев Н.А., Лашин В.М., Бурова С.В., Давыдова И.В., Максимова М.С., Соколова А.В. Острый и хронический стронгилоидоз у российских туристов, посетивших Тайланд, Черноморское побережье Краснодарского края и Абхазии: проблемы диагностики и лечения. Анализ случаев и обзор литературы // Эпидемиология и инфекционных болезней. 2017. Т. 22, № 3. С. 156—161. doi: 10.18821/1560-9529-2017-156-161 (In Russ.)]

2. Головченко Н.В., Ермакова Л.А., Пшеничная Н.Ю., Костенич О.Б., Киосова Ю.В., Журавлев А.С. Клинико-эпидемиологические особенности инвазии Strongyloides stercoralis в Ростовской области // Инфекционные болезни: новости, мнения, обучение. 2018. Т. 7, № 4. С.25—28 doi: 10.24411/2305-3496-2018-14003 (In Russ)]

3. Ершова И.Б., Осычнок Л.М., Мочалова А.А. Методы диагностики гельминтозов на современном этапе // Актуальная инфектология. 2014. Т. 2, № 3. С. 86-89.

4. Инфекционные болезни: национальное руководство. Под ред. Н.Д. Ющука, Ю.Я. Венгерова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2019. 1104 с.

5. Лабораторная диагностика гельминтозов и протозоозов. Методические указания МУК 4.2.3145-13. Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора, 2014.

6. Паразитарные болезни человека (протозоозы и гельминтозы): Руководство для врачей. Под ред. В.П. Сергиева, Ю.В. Лобзина, С.С. Козлова. СПб.: Издательство «Фолиант», 2016. 640 с.

7. Полозок Е.С., Токмалаев А.К. О клинике и диагностике стронгилоидоза. Советская медицина. 1978. Т. 5. С. 120-132.

8. Полякова В.Е., Иванова И.А., Полякова Н.Р., Воробьева М.Л., Полякова Н.В., Ромих В.В. Стронгилоидоз у детей. Педиатрия. 2015. Т. 94, № 5. С. 120-126.

9. Сергиев В.П., Ющук Н.Д., Венгеров Ю.Я., Завойкин В.Д. Тропические болезни. Пособие для врачей. М.: БИНОМ, 2015. 636 с.

Читайте также  Профилактическое и лечебное применение света

10. Токмалаев А.К., Кожевникова Г.М. Инфекционные и паразитарные болезни у ВИЧ-позитивных лиц. М.: РУДН, 2012. 280 с.

11. Токмалаев А.К., Кожевникова Г.М. Клиническая паразитология. Протозоозы и гельминтозы. М.: Медицинское информационное агенство. 2017. 392 с.

12. Тумольская Н.И., Голованова Н.Ю., Мазманян М.В., Завойкин В.Д. Клинические маски паразитарных болезней. Инфекционные болезни: новости, мнение, обучение. 2014. № 1. С. 17-27

13. Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. Письмо о заболеваемости геогельминтозами в РФ в 2015 № 01/13265-16-27 от 03.10.2016. URL: http://docs.cntd.ru/document/420382145

14. Шабловская Е.А. Стронгилоидоз М.: Медицина, 1986. 128 с. [Shablovskaya E.A. Strongyloidiasis. Moscow: Medicine, 1986. 128 p. (In Russ.)]

15. Atlanta, GA: Centers for Disease Control and Prevention. Parasites — Strongyloides, 2016. URL: https://www.cdc.gov/parasites/strongyloides/healthprofessionals/index.html (13.03.2018)

16. Bronshteyn A.M., Malyshev N.A. Traveller’s diarrhea caused by ankylostomiasis in a Russia’s tourist who has visited Thailand. Epidemiology and Infection, 2009, vol. 3, pp. 35—37.

17. Natrajan K., Medisetty M., Gawali R., Tambolkar A., Patel D., Thorat V., Dubale N., Khirid V., SarafC., Dravid A. Strongyloidosis hyperinfection syndrome in an HIV-infected patient: a rare manifestation of immune reconstitution inflammatory syndrome. Case Reports in Infectious Diseases, vol. 2018: 6870768, 4p. doi: 10.1155/2018/6870768

18. Keiser P.B., Nutman T.B. Strongyloides stercoralis in the immunocompromised population. Clin. Microbiol. Rev., 2004, vol. 17, no. 1, pp. 208-217. doi: 10.1128/cmr.17.1.208-217.2004

19. Merman E., Siddha S., Keystone J.S., Habeet A. Cutaneus Strongyloides infection postchemotherapy. J. Cutan. Med. Surg, 2016, vol. 20, pp. 337-339. doi: 10.1177/1203475416633693

20. Ting-ting Q., Yang Q., Yu M.-H., Wang J. A fatal strongyloides stercoralis hyperinfection syndrome in a patient with chronic kidney disease. A case report and literature review. Medicine (Baltimore), 2016, vol. 95, no. 19:3638. doi: 10.1097/MD.0000000000003638

21. Woll F., Gotuzzo E., Montes M. Strongyloides stercoralis infection complicative the central nervous system. Handbook of Clinical Neurology, 2013, vol. 114, pp. 229-234. doi: 10.1016/B978-0-444-53490-3.00017-0

22. World Gastroenterology Organisation: Global practical recommendations of the World Gastroenterology Organization. The management of strongyloidiasis. February 2018. URL: https://www.worldgastroenterology.org/guidelines/global-guidelines/management-of-strongyloidiasis

23. World Health Organization. Soil-transmitted helminth infections. Geneva: World Health Organization, 2017. URL: https://www.who.int/news-room/fact-sheets/detail/soil-transmitted-helminth-infections (13.03.2018)

Для цитирования:

Токмалаев А.К., Кожевникова Г.М., Завойкин В.Д., Тумольская Н.И., Половинкина Н.А., Коннов В.В., Голуб В.П., Харламова Т.В., Емероле К.Ч. Стронгилоидоз в клинической практике: вопросы диагностики и лечения (краткий обзор и клинические наблюдения). Инфекция и иммунитет. 2020;10(4):664-670. https://doi.org/10.15789/2220-7619-SIP-1224

For citation:

Tokmalaev A.K., Kozhevnikova G.M., Zavoikin V.D., Tumolskaya N.I., Polovinkina N.A., Konnov V.V., Golub V.P., Kharlamova T.V., Emerole K.Ch. Strongyloidiasis in clinical practice: challenges in diagnostics and treatment (brief review and clinical observations). Russian Journal of Infection and Immunity. 2020;10(4):664-670. https://doi.org/10.15789/2220-7619-SIP-1224


Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

Паразитарные заболевания. Как заподозрить и диагностировать?

Паразитарные заболевания – широко распространенная, разнообразная группа болезней, вызываемых гельминтами и простейшими, которые проходят жизненный цикл в организме человека, питаясь и размножаясь за счёт «хозяина» и вызывая поражение различных органов и систем. Учитывая воздействие на весь организм в целом, заподозрить и распознать их довольно сложно.

Как происходит заражение?

До попадания в организм человека, гельминты и простейшие проходят цикл развития в других средах или живых организмах.

  • В почве при определённых условиях температуры и влажности сохраняются яйца и личинки аскарид, стронгилоид, анкилостом Человек заражается при попадании зараженной почвы через грязные руки, воду, непромытые фрукты и овощи, непосредственно с землёй.
  • В живых организмах проходят циклы развития следующие гельминты: описторхи (кошачья двуустка), клонорхи, трихинеллы, токсокары, эхинококки, свиной и бычий цепень. До достижения зрелости, чтобы паразитировать в человеке, возможна смена одного или двух промежуточных хозяев. Это моллюски, ракообразные, рыба, насекомые. Употребление термически недостаточно обработанной рыбы и мяса, сырой воды приводит к заражению.

Ещё один путь заражения — при непосредственном контакте людей через рукопожатия, общие предметы гигиены и быта или путем самозаражения. Речь идёт о контагиозных гельминтах: энтеробиоз, стронгилоидоз, цистицеркоз, лямблиоз.

Как можно заподозрить паразитарное заболевание?

Проявления могут быть разнообразными, течение от легкого до тяжёлого. Редко возникают типичные признаки, выдающие конкретного возбудителя. Зачастую признаков нет, или они маскируются под другие заболевания, или исчезают по мере окончания одного цикла развития паразита и начала другого. Например, личинки аскарид сначала попадают в лёгкие человека, где дозревают и мигрируют в кишечник. Ребёнка может беспокоить недолгий кашель (похоже на простуду), не настораживающий родителя.

Тем не менее, обычно выделяют острую и хроническую фазы течения паразитарного заболевания.

Острые проявления возникают вследствие общего воздействия на организм:

  • Влияния токсинов – повышение температуры до 37 – 37,5 градусов, слабость, головные боли, снижение настроения и работоспособности, нарушения сна;
  • Аллергических реакций – кожный зуд, крапивница, бронхоспазм, одышка, реже отёк Квинке;
  • Активации иммунной системы– боли в мышцах и суставах; увеличение лимфоузлов, печени и селезенки
  • Механического воздействия – если посмотреть под микроскопом, у каждого гельминта можно увидеть приспособления для закрепления в организме, травмирующие слизистую: зубья, крючья, присоски. В результате возникают боли в животе, частый стул, диспепсия.

Хроническая фаза характеризуется поражением определённых органов и систем. Чаще всего страдает кишечник, длительное механическое воздействие приводит к его воспалению, нарушениям всасывания и переваривания пищи. Развивается анемия, недостаток витаминов и микроэлементов, а у маленьких детей отмечается задержка роста и набора веса. Могут поражаться желчный пузырь и желчевыводящие пути (лямблиоз); сердечно-сосудистая система, лёгкие, нервная система (чаще трихинеллез); лёгкие и печень (эхинококкоз) и так далее. При длительном течении подавляется иммунитет и присоединяются вторичные инфекции.

Итак, мы имеем множество путей заражения, механизмов развития и проявлений паразитарных болезней. Получается, что каждый второй человек имеет риск заболеть, так? Но иногда гельминты могут не задержаться в организме: погибнуть и выйти, или пройти «мимоходом», не начав паразитировать (именно поэтому обнаружение «червяка» в кале не доказывает факт наличия заболевания). Многое зависит от стадии гельминта, его инвазивных свойств и иммунной системы человека. Более подвержены развитию гельминтозов дети до 5 лет, активно познающие мир «на язык» и люди с хроническими заболеваниями и ослабленным иммунитетом.

Если Вы обнаружили любой из перечисленных признаков, сдайте клинический анализ крови с лейкоцитарной формулой. Повышение эозинофилов до 7-10% и более станет ещё одним подозрительным критерием.

Как выявить паразитарное заболевание?

  1. Исследование кала на простейшие и яйца гельминтов, предпочтительнее обогащающий метод – PARASEP Определяет яйца всех видов гельминтов и простейших, обитающих в кишечнике

Критерием активности заболевания является обнаружение яиц! Это означает прохождение цикла развития гельминта в организме, его паразитирования и размножения. В основном это кишечные гельминтозы, когда человек – окончательный хозяин, «постоянное место жительства» паразита, а яйца необходимы для дальнейшего распространения и начала следующего цикла.

Следует обратить внимание на следующие моменты:

  • У каждого гельминта свой цикл развития, поэтому однократного исследования недостаточно. При отрицательном результате рекомендовано трехкратное исследование с интервалом 3-7 дней
  • Есть такие формы гельминтозов, когда человек является промежуточным хозяином (носителем личинок гельминтов) или «биологическим тупиком», когда личинки перепутали хозяина и не смогут дальше развиться вообще. В таких случаях яйца никогда не появятся в кале, заболевание можно выявить только определив антитела (см. ниже)
  1. Исследование соскоба на энтеробиоз – выявляет только яйца остриц в перианальных складках. Самки остриц откладывают яйца, выходя из кишечника исключительно в ночное время, когда человек расслаблен. Поэтому исследование проводится строго после сна ДО ПОДМЫВАНИЯ!
  2. Исследование антигена лямблий в кале – высокоточный метод выявления лямблий. Для лучшего обнаружения рекомендовано перед исследованием придерживаться желчегонной диеты.
  3. Исследование антител к гельминтам (иммуноглобулинов) направлены на оценку иммунной системы к возбудителям. В основном определяются самые стойкие иммуноглобулины — класса G (IgG), отражающие факт заражения, но не позволяющие понять есть гельминт в организме сейчас или нет, поскольку IgG сохраняются в организме достаточно долго в «архиве памяти».

На что нужно обратить внимание?

  • Наличие проявлений и одновременное обнаружение IgG могут свидетельствовать о хронической фазе гельминтоза
  • В сомнительных случаях рекомендовано повторное исследование IgG через 2 недели. Нарастание уровня антител в 2 раза и более говорит об активности гельминта
  • При трихинеллезе, эхинококкозе, цистицеркозе определение антител – единственный возможный метод лабораторной диагностики, поскольку человек – промежуточный хозяин для данных гельминтов.

Для Вашего удобства сформирован комплекс «Диагностика паразитарных заболеваний», включающий клинический анализ крови, общий IgE (аллергическая составляющая) и определение антител к наиболее часто встречающимся гельминтам и простейшим.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: