\

Чем обычно обусловлен тромбоз почечных вен?

Тромбоз: причины, симптомы, диагностика, лечение

Тромбоз – полная или частичная закупорка просвета сосуда пристеночным или подвижным тромбом. Тромб – это плотный сгусток крови, появляющийся вследствие изменения ее текучести. В норме тромбообразование – защитный механизм. Повреждение сосудистой стенки влечет замедление кровотока, накапливание тромбоцитов вокруг повреждения. Тромб буквально «штопает» стенку сосуда.

Классические причины тромбообразования описываются триадой Вихрова: повреждение сосудистой стенки, замедление кровотока и изменение свойств крови [3]. Некоторые тромбы (их называют эмболами) способны передвигаться до более узких участков сосуда, которые и закупоривает полностью или частично. Ежегодно около 25 млн человек погибают от тромбозов, еще больше сталкиваются с нарушениями трофики, вызванными тромбами [3].

Типы сосудистых тромбозов

Наиболее распространены тромбозы нижних конечностей, однако наибольшую опасность представляют собой тромбоэмболия легочной артерии – ТЭЛА – и синдром диссеминированной внутрисосудистой свертываемости – ДВС-синдром.

Тромбоз артерий развивается при закупорке ее просвета тромбом или эмболом. Клинические признаки определяются местом, где произошла такая закупорка, органом или тканью, плохо снабжающемуся кровью или не снабжающемуся ею вовсе. Если закупорка с нарушением проходимости сосуда происходит медленно, открываются «запасные», коллатеральные, сосуды, что смягчает клинические симптомы артериального тромбоза [3]. Тромбозы артерий чаще возникают у мужчин среднего и пожилого возрастов [7].

Тромбоз вен различается в зависимости от локализации поражения на тромбоз глубоких или поверхностных вен и тромбоэмболию легочной артерии. Среди всех сердечно-сосудистых патологий венозные тромбозы по частоте встречаемости занимают третье место, уступая лишь ИБС и атеросклерозам. Третье место в структуре причин смертности занимает ТЭЛА. Начиная с 40 лет, риск развития венозных тромбозов увеличивается вдвое каждые 10 лет [5].

Описывают два варианта поражения вен нижних конечностей: флеботромбоз (первичный тромбоз, тромб непрочно фиксирован) и тромбофлебит (вторичный тромбоз на фоне воспаления стенки сосуда, тромб фиксирован прочно) [6]. Тромбофлебиты чаще ассоциируются с тромбозом вен поверхностных [2]. Чем более крупная вена пострадала от тромбоза, тем ярче его клинические проявления. Окружающие ткани сдавливаются застоем крови, так как к месту окклюзии кровь пребывает, а по направлению к сердцу не движется. Венозные тромбы склонны отрываться и разноситься с током крови (тромбоэмболы). При их попадании в жизненно важные органы развиваются жизнеугрожающие состояния [3].

Причины тромбоза

Факторы риска образования тромбозов

Клиника тромбоза

Симптомы тромбоза могут быть общими независимо от локализации или специфичными. Общие симптомы включают боль при движении и в покое, ограничение подвижности и снижение функционирования пострадавшего органа или ткани.

Симптомы нарушения артериальной проходимости (острого тромбоза, или постепенного нарушения проходимости сосуда):

  • асимметрия АД при измерении на обеих руках [7];
  • бледность кожи, переходящая в синюшность [7];
  • боль в покое по ночам [7];
  • боль при движении в бедре, ягодице, голени, стопе, стреляющая или ноющая [7];
  • нарушения сна [7];
  • онемение, похолодание конечности [7];
  • отсутствие периферической пульсации [7];
  • омертвение (некроз) пострадавших тканей, трофические язвы, гангрена [7];
  • перемежающаяся хромота [7].

Симптомы венозного тромбоза:

  • боль [6];
  • отеки, мягкие и асимметричные [6];
  • посинение кожных покровов (цианоз кожи) [6];
  • повышение температуры кожи конечностей [6];
  • повышенная чувствительность и уплотнение в проекции поверхностных вен [2];
  • поствоспалительная гиперпигментация [2];
  • расширенные подкожные вены [6];
  • эритема [2].

Иногда единственным симптомом венозного тромбоза является ТЭЛА [6].

Диагностика тромбоза

Первичная диагностика основана на подробном анамнезе и антропометрии (окружность голени или бедра). Используются шкалы Уэллса для диагностики острого тромбоза и диагностики ТЭЛА [8,9].

Инструментальная диагностика включает компрессионное или дуплексное сканирование вен, допплерографию с компрессией вен, импедансную плетизмографию, пульмоноангиографию, рентгеноконтрастную или МРТ-флебографию [6,9], КТ и МРТ-ангиографию [7,9].

Для диагностики артериальных тромбозов применяют физические тесты (тест 6-минутной ходьбы, тредмил тест), определение пульсации поверхностно расположенных артерий (артерии тыла стопы), дуплексное сканирование артерий конечностей, ангиографию (рентгеновский снимок сосуда, заполненного рентгенконтрастным веществом) и измерение транскутанного напряжения кислорода [7].

Анализы при тромбозе

Значительную роль в своевременной диагностике тромбозов играют лабораторные показатели. Так, методические рекомендации по ведению пациентов с новой коронавирусной инфекцией предусматривают стратификацию риска коагулопатии у пациентов с СOVID-19 на основе простых лабораторных тестов: D-димер, протромбиновое время, количество тромбоцитов, уровень фибриногена [1,9].

Клинический анализ крови позволяет выявить воспаление. Он же определяет уровень тромбоцитов, то есть самого субстрата тромбоза.

Дополнительно об уровне воспаления в крови и риске тромбоза свидетельствует повышенный уровень С-реактивного белка.

Биохимический анализ в первую очередь демонстрирует уровень глюкозы крови. По ней можно судить о наличии диабета, одного из серьезнейших факторов риска тромбозов.

Также биохимический анализ способен определить уровень протеина С, что также характеризует выраженность риска тромбоза.

Повышенный уровень гомоцистеина в крови также является доказанным на сегодняшний день риском тромбозов, приводящим к невынашиванию беременности и сердечно-сосудистым событиям (инфарктам и инсультам).

D-димер – лабораторный маркер фибринообразования [8]. Он же говорит о наличии воспаления, как и С-реактивный протеин. Уровень D-димера является контрольным показателем COVID-19 и его осложнений, в том числе связанных с тромбозами.

Можно сдать анализы по комплексной программе «Тромбоз», включающей определение уровней Антитромбин-III, D-димера и генетических факторов кардиологических заболеваний и уровень тромбоцитов. Эта программа позволяет определить факт свершившегося тромбоза где-то в организме, а также определить генетическую предрасположенность к нему. Такую программу, как и прочие анализы, предлагает сеть клиник СИТИЛАБ.

Дополнительное определение уровня гомоцистеина, С-реактивного белка поможет определить биохимический риск тромбоза.

Лечение и профилактика тромбозов

Лечение тромбоза включает антикоагулянтную и антиагрегантную, тромболитическую терапию, установку кава-фильтра нижней полой вены, хирургическое удаление тромба [5]. Необходимо иметь в виду осложнения антикоагулянтной терапии: большое кровотечение, гепарин-индуцируемую тромбоцитопению и варфарин-индуцируемый некроз кожи [5]. Для снижения риска продолжения тромбообразования применяют НПВС [2]. С целью вторичной профилактики назначают небольшие дозы гепарина.

Также назначают немедикаментозные методы лечения – эластичное бинтование, компрессионный трикотаж, локальную гипотермию и ЛФК [2, 4].

Профилактика тромбоза включает ряд мероприятий, применяемых в ситуациях повышенного риска тромбообразования.

Первичная профилактика атеротромбоза:

  • систематические физические нагрузки в виде ходьбы или утренней гимнастики;
  • контроль АД, поддержание рабочего артериального давления ниже 140/90 мм ртутного столба;
  • контроль уровня сахара крови (менее 6 Ммоль/л), раннее выявление и лечение сахарного диабета;
  • снижение веса, индекс массы тела менее 25 кг на м2;
  • диета с ограниченным содержанием холестерина и жиров высокой плотности (общий холестерин менее 5 Ммоль/л), фрукты и овощи;
  • отказ от курения [3,7].

Первичная профилактика тромбоза вен:

  • компрессионное белье;
  • бинтование эластичными бинтами;
  • обильное питье, особенно после операции;
  • регулярные физические упражнения, ходьба, особенно при путешествиях;
  • запрет приема алкоголя и снотворного в большой дозе;
  • запрет использования сдавливающей обуви и одежды [2,5,6].

Иногда, на периоды особого риска, назначают антикоагулянты за несколько дней до перелета. Аспирин принимать в таких случаях не имеет смысла [5].

Тромбоз почечной вены

Этиология

Тромбоз почечной вены обычно возникает вследствие местной или системной гиперкоагуляции по причине нефротического синдрома Обзор нефритического синдрома (Overview of Nephritic Syndrome) Нефротический синдром – экскреция с мочой более 3 г белка в день в результате патологии почечных гломерул, а также отек и гипоальбуминемия. Чаще всего он встречается среди детей и имеет как. Прочитайте дополнительные сведения , ассоциированного с мембранозной нефропатией Мембранозная нефропатия Мембранозная нефропатия представляет собой отложение иммунных комплексов в гломерулярной базальной мембране (ГБМ), приводящее к утолщению ГБМ. Причина не известна, хотя вторичные причины включают. Прочитайте дополнительные сведения (наиболее часто), липоидным нефрозом или мембранопролиферативным гломерулонефритом Мембранопролиферативный гломерулонефрит Мембранопролиферативный гломерулонефрит представляет собой гетерогенную группу заболеваний, которые объединяют смешанные признаки нефритического и нефротического синдромов, а также микроскопические. Прочитайте дополнительные сведения . Риск тромбоза вследствие нефротического синдрома, как представляется, пропорционален тяжести гипоальбуминемии. Чрезмерно форсированный диурез или продолжительное назначение высоких доз кортикостероидов могут играть роль в развитии тромбоза почечных вен у больных с этими заболеваниями.

Прочие причины включают в себя:

Более редкие причины связаны с уменьшением кровотока в почечных венах и включают прорастание злокачественных опухолей почки (в основном почечно-клеточного рака Почечно-клеточный рак Почечно-клеточный рак является наиболее частым видом рака почки. Симптомы могут включать гематурию, боль в боковых отделах живота, пальпируемое образование и лихорадку неясного генеза (ЛНГ). Прочитайте дополнительные сведения ) в почечные вены, внешнее сдавление почечных или нижней полой вены (например, при сосудистых аномалиях, опухолях или заболеваниях органов забрюшинного пространства, перевязке нижней полой вены, аневризме аорты), использование пероральных контрацептивов, травму, обезвоживание и в редких случаях мигрирующий тромбофлебит и употребление кокаина.

Клинические проявления

Когда причиной является гиперкоагуляционное расстройство, могут наблюдаться признаки венозной тромбоэмболии Тромбоз глубоких вен (ТГВ) Тромбоз глубоких вен (ТГВ) – это процесс свертывания крови в глубокой вене конечности (обычно это область голени или бедра) или таза. ТГВ является первичной причиной тромбоэмболии легочной артерии. Прочитайте дополнительные сведения (например, тромбоз глубоких вен Тромбоэмболия Легочной Артерии (ТЭЛА) Тромбоэмболия легочной артерии – это окклюзия легочных артерий тромбами любого происхождения, чаще всего образующихся в крупных венах ног или малого таза. Факторами риска тромбоэмболии легочной. Прочитайте дополнительные сведения , легочная тромбоэмболия). Когда причинным фактором является рак почки, могут преобладать его симптомы (например, гематурия, потеря веса).

Диагностика

У пациентов с инфарктом почки или любым ухудшением почечной функции неясной этиологии, особенно у больных с нефротическим синдромом и другими факторами риска, следует исключать тромбоз почечной вены.

Традиционным диагностическим методом выбора и стандартом является венография нижней полой вены; данный метод является диагностически информативным, но может потревожить тромбы. Из-за возможных рисков традиционной венографии все чаще используются магнито-резонансная венография и допплерография Допплер На УЗИ генератор сигнала соединен с преобразователем. Пьезоэлектрические кристаллы в генераторе сигналов преобразуют электроэнергию в высокочастотные звуковые волны, которые направляются в ткани. Прочитайте дополнительные сведения . Магнито-резонансная венография может быть проведена, если скорость клубочковой фильтрации (СКФ) составляет > 30 мл/минуту. При допплерографии иногда определяется тромбоз почечной вены, но метод имеет высокую частоту ложноотрицательных и ложноположительных ответов. Изъеденность контуров мочеточника вследствие расширения коллатеральных вен иногда является характерной находкой в хронических случаях.

Читайте также  Развитие кариеса зубов при мраморной болезни

КТ ангиография КТ ангиография КТ показывает очаговую область остеолиза (стрелки) с вовлечением правой вертлужной впадины, что согласуется с болезнью частиц. В КT рентгеновский источник и детектор рентгеновского излучения. Прочитайте дополнительные сведения обеспечивает хорошую детализацию с высокой чувствительностью и специфичностью, производится быстро, но требует введения рентгеноконтрастного препарата, который может быть нефротоксичным. Производится анализ уровня электролитов сыворотки и анализ мочи, которые подтверждают ухудшение почечной функции.

Часто имеет место микрогематурия. Протеинурия может быть в нефротическом диапазоне.

Прогноз

Смертельный исход наблюдается редко и обычно связан с осложнениями, такими как легочная эмболия Тромбоэмболия Легочной Артерии (ТЭЛА) Тромбоэмболия легочной артерии – это окклюзия легочных артерий тромбами любого происхождения, чаще всего образующихся в крупных венах ног или малого таза. Факторами риска тромбоэмболии легочной. Прочитайте дополнительные сведения , и осложнениями нефротического синдрома Обзор нефритического синдрома (Overview of Nephritic Syndrome) Нефротический синдром – экскреция с мочой более 3 г белка в день в результате патологии почечных гломерул, а также отек и гипоальбуминемия. Чаще всего он встречается среди детей и имеет как. Прочитайте дополнительные сведения или злокачественного опухолевого процесса.

Лечение

Лечение основного заболевания

Иногда тромбэктомия или тромболизис через катетер, введенный чрескожно

Следует производить лечение основного заболевания.

Варианты лечения при тромбозе почечной вены включают антикоагулянтную терапию гепарином, тромболизис и чрескожную либо открытую тромбэктомию. Если не планируется инвазивное вмешательство, следует сразу же начинать долгосрочную антикоагулянтную терапию низкомолекулярными гепаринами или варфарином. Антикоагулянтная терапия сводит к минимуму риск образования новых тромбов, способствует реканализации сосудов с уже существующими тромбами и улучшает функцию почек. Антикоагулянтную терапию следует продолжать по крайней мере 6–12 месяцев или пожизненно, если имеет место гиперкоагуляционное расстройство (например, постоянный нефротический синдром Обзор нефритического синдрома (Overview of Nephritic Syndrome) Нефротический синдром – экскреция с мочой более 3 г белка в день в результате патологии почечных гломерул, а также отек и гипоальбуминемия. Чаще всего он встречается среди детей и имеет как. Прочитайте дополнительные сведения ).

В настоящее время рекомендовано использование чрескожных катетеров для тромбэктомии и тромболизиса. Проведение тромбэктомии хирургическим путем применяется редко, но ее следует рассматривать у пациентов с острым двусторонним тромбозом почечных вен и острым повреждением почек, которые не подлежат чрескожной катетерной тромбэктомии и/или тромболизису.

Нефрэктомия производится только если инфаркт захватывает весь орган (в некоторых случаях) или если это предусматривается основным заболеванием.

Ключевые моменты

Наиболее распространенной причиной тромбоза почечных вен является нефротический синдром, ассоциированный с мембранозной нефропатией.

У пациентов с инфарктом почки или любым ухудшением почечной функции неясной этиологии, особенно при наличии нефротического синдрома или других факторов риска, следует исключить тромбоз почечной вены.

Методы визуализации сосудов – обычно магнито-резонансная флебография (если СКФ> 30 мл/минута) или допплерография – используются для подтверждения диагноза.

Лечение заключается в устранении первопричинного заболевания и проведении антикоагулянтной терапии, тромболизиса или тромбэктомии.

Чем обычно обусловлен тромбоз почечных вен?

© И.А. Камалов, Э.Ф. Абдрахманов, Р.В. Зарипов, 2017

УДК 616.61-006.04, 616-073.43

И.А. Камалов, Э.Ф. Абдрахманов, Р.В. Зарипов

ГАУ3 «Республиканский клинический онкологический диспансер МЗ РТ», г. Казань

Камалов Ильяс Аглямович ― кандидат медицинских наук, врач-онколог, врач ультразвуковой диагностики ГАУЗ «Республиканский клинический онкологический диспансер МЗ РТ»

420029, г. Казань, Сибирский тракт, д. 29, тел.: +7-917-267-55-11, (843) 519-27-03, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Реферат. Тактика хирургического вмешательства, принятие решения о необходимости применения вено-венозного шунтирования или аппарата искусственного кровообращения во время операции по поводу рака почки осложненного опухолевым тромбозом напрямую зависят от точности диагностики распространенности опухолевого тромба. В настоящем исследовании проанализированы результаты лучевой диагностики 122 больных раком почки с опухолевым тромбозом почечной и нижней полой вены. Из них, хирургическое лечение было проведено 102 больным: 63 пациентам основной группы и 39 пациентам контрольной группы. Диагностическая информация об опухолевом тромбе рака почки, полученная при рентгеновской компьютерной томографии в сочетании с ультразвуковым исследованием была более точной (основная группа), чем результаты диагностики, полученные с применением только рентгеновской компьютерной томографии (контрольная группа).

Ключевые слова: рак почки, опухолевый тромб, интралюминальный, устья печеночных вен.

Введение

Опухолевые тромбы при раке почки развиваются при инвазии злокачественной опухоли в стенки почечной, печеночной, надпочечниковой и гонадных вен с последующим интралюминальным распространением и выходом в нижнюю полую вену. Опухолевый тромб по нижней полой вене (НПВ) может расти по направлению к правому предсердию и достигнуть правого желудочка и легочной артерии. Формирование и прогрессирование опухолевого тромба по просвету вены может сопровождаться образованием на проксимальной поверхности опухолевого тромба неопухолевого тромбоза («гематогенного» тромба ― «сгустков» крови) [1]. У пациентов с такими тромбозами в течение продолжительного времени происходит непрерывный отрыв мелких тромбоэмболов от основной массы тромба с их миграцией по венозному руслу и перманентная микроэмболизация ветвей легочных артерий, легочных артериол и прекапилляров. При непрерывно рецидивирующей тромбоэмболии мелких ветвей легочной артерии, в отличие от массивной тромбоэмболии, правожелудочковая недостаточность и легочная гипертензия возникают не внезапно, а развиваются постепенно и их первоначальные проявления минимальные. Эмболоопасность опухолевых тромбов, наличие и эмбологенность неопухолевых («гематогенных») тромбов достоверно должны быть оценены до начала хирургического лечения с помощью ультразвуковых исследований [2, 3].

Опухолевые тромбы наиболее часто встречаются при раке почки. Согласно данным литературы, проникновение рака почки в просвет почечной вены имеет место в 25-30 %, распространение в нижнюю полую вену ― в 4-10%, распространение в правые камеры сердца ― в 1% наблюдений [4, 5, 6]. Единственным эффективным методом лечения рака почки с опухолевым венозным тромбозом является нефрэктомия и тромбэктомия, а радикальность выполненного хирургического вмешательства является достоверным прогностическим признаком, влияющим на выживаемость. Пятилетняя безрецидивная выживаемость среди пациентов, перенесших нефрэктомию и тромбэктомию по поводу рака почки, осложненного опухолевым тромбозом, составляет 58,3% [7].

Диагностика распространенности опухолевого тромбоза в основном базируется на данных лучевых методов диагностики: ультразвукового исследования и рентгеновской компьютерной томографии. Пристальное внимание к вопросам диагностики опухолевого тромбоза при раке почки объясняется тем, что точное определение распространенности опухолевого тромба до операции напрямую влияет на тактику хирургического вмешательства [8].

Согласно литературным данным, в выявлении опухолевого тромбоза нижней полой вены ультразвуковые исследования (УЗИ) обладают максимальными диагностическими возможностями, превосходя при этом возможности компьютерной томографии. Ряд авторов отмечают, что чувствительность ультразвукового исследования при обнаружении тромбов в почечных венах (88% справа, 100% слева) выше, чем спиральной компьютерной томографии (63% справа, 60% слева). При этом в литературе имеются сообщения о том, что точное определение инвазии опухолевого тромба в стенку нижней полой вены по данным компьютерной томографии маловероятно. При плохой эхографической визуализации (у тучных пациентов, в случаях плохой подготовки кишечника), рентгеновская компьютерная томография дает более точную диагностическую информацию о распространенности опухолевого тромба рака почки и топике атипично расположенных почечных сосудов [8, 9].

Учитывая особую значимость правильной оценки отношения верхней границы опухолевого тромба к печеночным венам, при интерпретировании результатов лучевой диагностики применительно к задачам лучевой диагностики хирургического лечения наиболее практичным является использование детализированной классификации III уровня интралюминального тромбоза при раке почки (табл. 1) [10, 11].

Таблица 1. Детализированная классификация опухолевых тромбов III уровня

Точные диагностические сведения об уровне проксимальной границы опухолевого тромба при раке почки имеет значение для технической подготовки операции и выбора вида хирургического вмешательства. При уровне тромбоза IIIа вполне достаточно наложения зажима выше дистального конца тромба. В данной ситуации не требуется мобилизации печени и всего ретропеченочного отдела нижней полой вены. В такой ситуации критического снижения системного артериального не наблюдается, так как сохраняется приток крови из печеночных вен, который составляет около 25% всего объемного кровотока нижней полой вены. При опухолевых тромбах IIIb, IIIc и IIId локализаций, в целях контроля верхушки внутрипросветных опухолевых тромботических масс, прерывание кровотока по нижней полой вене осуществляется выше уровня главных печеночных вен. Если к этому времени венозные коллатерали не были развиты, остановка возврата крови по нижней полой вене в правое предсердие может способствовать возникновению внезапной гипотонии, коллапса и остановки сердечной деятельности. В такой ситуации операционная бригада должна быть технически готовой к применению шунтирования кровотока между нижней полой веной (ниже опухолевого тромба) и подключичной (или внутренней яремной) венами. А также, при таких локализациях тромба возникает необходимость мобилизации печени и ретропеченочного отдела нижней полой вены, диафрагмотомии в области foramen venae cavae, что позволяет пальпаторно проконтролировать верхнюю границу тромба и сместить его ниже устьев главных печеночных вен, а в случае невозможности смещения тромба наложить сосудистый зажим на гепатодуоденальную связку для предотвращения обильного кровотечения из главных печеночных вен при удалении опухолевого тромба [5].

Подготовка хирургического вмешательства должна проводиться с учетом систематизации распространенности опухолевых тромбов, проведенной на основании данных ультразвуковых исследований и рентгеновской компьютерной томографии [12]:

Читайте также  Тепловые физиотерапевтические процедуры

Опухолевые тромбы 1 типа: Четко выявленная подпеченочная локализация верхней границы тромба. Ситуация не требует остановки системного кровообращения малые интракавальные тромбы.

Опухолевые тромбы 2 типа: Тромб, проникающий в ретропеченочный отдел нижней полой вены до устьев главных печеночных вен. Оборудование для остановки системного кровообращения должно быть подготовлено, но может не понадобиться.

Опухолевые тромбы 2а типа: Супрагепатические, но инфрадиафрагмальные тромбы, супрадиафрагмальные свободно флотирующие тромбы. Остановка кровообращения, возможно, потребуется. В операционной должно быть оборудование для вено-венозного шунтирования.

Опухолевые тромбы 2в типа: Опухоль инфильтрирует сосудистую стенку в супрагепатическом отделе нижней полой вены в области печеночных вен или правого предсердия. Большие супрагепатические тромбы. Тромбы, при которых высока вероятность эмболии легочной артерии. Необходимость в остановке кровообращения четко определена.

В настоящее время ни один из существующих методов диагностики по отдельности не может справиться со всеми перечисленными задачами в совокупности. Для точной диагностики распространенности опухолевого тромба при раке почки, необходимо комплексное применение всех современных возможностей рентгеновской компьютерной томографии и ультразвукового исследования.

Цель работы ― оптимизация комплексной оценки результатов рентгеновской компьютерной томографии и ультразвукового исследования больных раком почки, осложненным опухолевым тромбозом, применительно к задачам и современным возможностям хирургического лечения.

Материал и методы

Исследование проводилось в ГАУЗ «Республиканский клинический онкологический диспансер Министерства здравоохранения Республики Татарстан» (ГАУЗ «РКОД МЗ РТ»). Были проанализированы результаты диагностики и лечения 122 больных раком почки, осложненным опухолевым тромбозом. Среди них было 72 мужчины, 50 женщин, медиана возраста составила 61 год. Из них 102 пациентам было проведено хирургическое лечение в объеме нефрэктомии, тромбэктомии в условиях онкоурологического отделения в 2006-2016 гг. Пациенты были разделены на основную и контрольную группы. В основную группу были включены 72 пациента (42 мужчины, 30 женщин), в контрольную группу были включены 50 пациентов (30 мужчин, 20 женщин). Пациентам обеих групп проводились рентгеновские компьютерные томографии с помощью 32-срезового спирального рентгеновского компьютерного томографа Light Speed Pro32, GE medical system и 160-срезового спирального рентгеновского компьютерного томографа Aquillion Prime, Toshiba: проводилось нативное исследование, с последующим многофазным болюсным внутривенным контрастным усилением с использованием автоматического инъектора. В отличие от контрольной группы, дополнительно пациентам основной группы проводились ультразвуковые исследования сердца, нижней полой вены, почечных вен, подвздошных вен и вен нижних конечностей.

Статистическая обработка проводилась с использованием программ Statistica 10, Microsoft Excel. Оценка достоверности сравнительных результатов проведена с использованием t-критерия Стьюдента для парных выборок (параметрический критерий) и T-критерия Вилкоксона для связанных выборок (непараметрический ранговый критерий, не зависит от вида функции распределения). Входные параметры для расчетов были следующими: мощность (чувствительность) критерия ― 0,95; уровень значимости ― 0,05. Однородность групп проверялась с учетом распределений пациентов по локализациям новообразований, уровню опухолевого тромба, мерам профилактики тромбоэмболии легочной артерии, полу, возрасту, примененным методам хирургического лечения.

Результаты и обсуждение

При обследовании рак правой почки был диагностирован у 75 пациентов, рак левой почки был диагностирован у 47 пациентов. У всех обследованных пациентов были выявлены злокачественные новообразования почек, осложненные опухолевыми тромбозами (табл. 2).

Таблица 2. Опухолевые тромбы у пациентов обеих групп

ВЕНОЗНЫЕ ТРОМБОЭМБОЛИЧЕСКИЕ ОСЛОЖНЕНИЯ: КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ?

Венозные тромбоэмболические осложнения, к которым относятся: тромбоз глубоких вен, тромбоз подкожных вен, тромбофлебит и тромбоэмболия легочных артерий, на протяжении длительного времени являются важнейшей клинической проблемой.

По статистике, около 100 тысяч пациентов в РФ ежегодно погибают от внезапной тромбоэмболии легочной артерии. Тромбоэмболия представлена тромбами, образующимися в просвете сосудов и разносящимися с потоком крови по организму. Чаще всего тромбы образуются в просвете вен нижних конечностей, а затем попадают в правую половину сердца и далее в артерии лёгких.

В РФ ежегодно фиксируется около 80 000 новых случаев венозных тромбоэмболических осложнений. В течение месяца после тромбоза глубоких вен от легочной эмболии умирают 6% пациентов, но даже благополучный исход острого периода не означает исчезновения данной проблемы. После тромбоза в отдалённом периоде формируется посттромботическая болезнь, обусловленная органическим поражением глубоких вен и проявляющаяся нарушением венозного оттока крови. После тромбоэмболии легочных артерий развивается окклюзия или стеноз артерий — хроническая постэмболическая легочная гипертензия, чреватая развитием хронического легочного сердца. После массивной ТЭЛА в течение последующих 5 лет погибает 10-15% больных.

Механизм прижизненного образования тромбов внутри сосудов описывается триадой, открытой в 1856 году немецким морфологом Рудольфом Вирховым, которая включает в себя повреждение сосудистой стенки, замедление кровотока и повышение вязкости (свертывающей способности) крови.

Наиболее значимыми факторами для возникновения венозного тромбоза является гемодинамические нарушения (замедление кровотока) и гиперкоагуляция (повышенная свертываемость крови).

Вероятность венозного тромбоза увеличивается, в случае если у человека имеется врожденная или приобретенная тромбофилия, т.е. состояние, характеризующееся склонностью к тромбообразованию. С наличием тромбофилии могут быть связаны многие случаи “неожиданного” венозного тромбоза и легочной тромбоэмболии (в частности, возникающие у лиц молодого возраста, не имеющих серьезных клинических факторов риска). Инициировать тромбоз у пациентов с тромбофилией могут оперативные вмешательства, травмы, беременность и роды, т.е. те состояния, которые сопровождаются повреждением тканей, изменением тонуса сосудов, гормонального фона.

К основным факторам риска тромбозов относят:

  • — тромбофилии (наследственные или приобретенные);
  • — эпизоды ВТЭО в анамнезе;
  • — текущий онкопроцесс;
  • — травмы и оперативные вмешательства;
  • — увеличение возраста (старше 40 лет), чем старше человек, тем больше вероятность тромбообразования;
  • — наследственность (наличие кровных родственников, имеющих в анамнезе тромбозы до 50 лет);
  • — избыточная масса тела и ожирение;
  • — варикозная болезнь нижних конечностей;
  • — приём эстрогенсодержащих препаратов (оральная контрацепция, гормонозамещающая терапия в постменопаузальном периоде);
  • — беременность и ближайший послеродовый период (6 недель) характеризующиеся значительными гормональными изменениями, преобладанием эстрогенов в крови, гемоконцентрацией, что приводит к значительному повышению свертывающей активности крови;
  • — длительный постельный режим, иммобилизация (гипс, скелетное вытяжение) более 3 суток, длительное авиа или автопутешествие (более 8 часов) приводят к венозному застою вследствие отсутствия активности мышечно-венозной помпы голени;
  • — острые воспалительные заболевания (пневмония, колит), сепсис;
  • — сдавливание вен объёмным образованием (чаще всего на уровне малого таза), что приводит к значительному нарушению венозного кровотока и стазу крови;
  • — хронические заболевания: сахарный диабет, артериальная гипертензия.

Основные симптомы тромбоэмболических осложнений:

  • — при тромбозе поверхностных вен нижних конечностей наблюдается ограничивающая движения боль по ходу тромбированных вен, полоса гиперемии и местное повышение температуры кожных покровов в проекции вены;
  • — при тромбозе глубоких вен нижних конечностей часто возникают выраженные болевые ощущения в голени и в стопе, возможно изменение цвета кожи ниже места тромбоза, это обусловлено тем, что при закупорке вены кровь не оттекает от конечности, приводя к распирающей боли.

    Тромбоэмболия легочной артерии имеет проявления различной степени выраженности. Иногда в силу незначительности симптоматики ТЭЛА мелких ветвей может остаться нераспознанной, приводя к осложнениям со стороны лёгких и сердца, например, к развитию хронической тромбоэмболической легочной гипертензии. Обычно ТЭЛА мелких ветвей сопровождается приступами сухого кашля или кровохарканья с болью в грудной клетке различной локализации. Часто у пациента отмечаются приступы внезапной одышки и чувство нехватки воздуха. Массивная ТЭЛА характеризуется выраженным болевым синдромом в грудной клетке, одышкой, кровохарканьем и цианозом (посинением) кожи лица, шеи, мочек ушей и груди строго до горизонтальной линии между сосками. Мгновенно может наступить клиническая смерть, без лечения переходящая в биологическую смерть.

    Поставить правильный диагноз, установить причину тромбоэмболических осложнений, определить тактику ведения после случившегося тромбоза или назначить тромбопрофилактику при имеющихся факторах риска, оценить риск тромботических событий перед началом приёма гормональной терапии, планируемых оперативных вмешательствах, сможет только специалист.

    В ГАУ РО ОКДЦ работают врачи-гематологи, терапевты-гемостазиологи, прошедшие специальную подготовку по патологии свертывающей системы крови, в распоряжении которых имеется современная высококачественная лабораторная диагностика. Врачи центра патологии гемостаза могут определить тактику ведения пациента; подобрать соответствующую терапию; снизить риск возможных осложнений; определить необходимость лабораторного контроля эффективности терапии.

    Специалисты Центра патологии гемостаза в ГАУ РО ОКДЦ помогут Вам, своевременно распознать нарушения в системе гемостаза и при необходимости подберут эффективное лечение, подходящее в каждом конкретном случае.

    Татьяна Николаевна Абрамова,
    врач-терапевт- гемостазиолог высшей категории.

    Лапароскопическая тромбэктомия из нижней полой вены с радикальной нефрэктомией при местно-распространенном почечно-клеточном раке

    Перлин Д.В. 1,2 , Зипунников В.П. 1,2 , Дымков И.Н. 2 , Шманев А.О. 2 , Попова М.Б. 2

    1 Волгоградский государственный медицинский университет, кафедра урологии

    2 ГБУЗ «Волгоградский областной уронефрологический центр», г. Волжский 400131, Россия, г. Волгоград, площадь Павших Борцов, д.1, тел. (844)2385005

    Введение. Оперативное лечение рака почки, осложненного образованием опухолевого тромба в нижней полой вене, все еще представляет собой непростую задачу не только в эндоскопической, но и в открытой хирургии. Выполнение операций в подобных случаях нередко сопряжено с техническими трудностями и может сопровождаться риском развития тромбоэмболии [1]. Лапароскопическая радикальная нефрэктомия в течение последнего десятилетия зарекомендовала себя в качестве золотого стандарта лечения почечно-клеточного рака. Однако в большинстве ведущих клиник наличие опухолевого тромба в нижней полой вене (НПВ) считается противопоказанием к выполнению эндоскопической операции. Ниже мы приводим собственный опыт выполнения лапароскопической радикальной нефрэктомии и тромбэктомии из НПВ у пациентов с почечно-клеточным раком и опухолевым тромбом 2-го уровня.

    Материалы и методы. В нашей клинике в период июнь 2013 октябрь 2016 года выполнены лапароскопические операции двум пациентам с раком правой почки и опухолевым тромбом в НПВ подпеченочного уровня (рис. 1). Пациентам была произведена радикальная нефрэктомия с тромбэктомией из НВП. Данные о пациентах и операциях приведены в табл. 1.

    Читайте также  Быстрое похудение опасно для здоровья

    Таблица 1

    Пациенты № 1 2
    Возраст
    Пол
    79
    ж
    48
    м
    Размер опухоли, см 8 11
    Протяженность тромба в НПВ, см 3 5
    Объем кровопотери, мл 200 500
    Продолжительность операции, мин 370 260
    Период наблюдения, мес. 25 20

    Методика операции. После пункции иглой Вериша в правом подреберье и формирования пневмоперитонеума вводили последовательно четыре троакара, располагая их стандартно для правосторонней нефрэктомии. Один порт для камеры, два – рабочих и один – для ретракции печени. После рассечения париетальной брюшины по линии Тольдта мобилизовали ободочную и двенадцатиперстную кишку, осуществляя доступ к НПВ. После рассечения коронарной связки печени проводили ее ретракцию краниально с помощью введенного через четвертый порт жесткого граспера. НПВ выделяли на протяжении от нижней границы печени до слияния подвздошных вен. При этом выделяли и пересекали с помощью «LigaSurе» 1-2 пары поясничных вен и гонадную вену.

    Рис. 1. Компьютерная томограмма: Рак почки Т3b

    Рис. 2. Почечная артерия клипирована пластиковыми клипсами у аорты

    Рис. 3. Определение границ опухолевого тромба с помощью лапароскопического ультразвукового датчика

    Рис. 4. Интраоперационное ультразвуковое сканирование НПВ с опухолевым тромбом​​​​​​​

    Под НПВ проводили петлеобразно пластиковые турникеты непосредственно у нижнего края печени и дистальнее нижнего края тромба (рис. 5). Еще один пластиковый турникет проводили под левую почечную вену (рис. 6). После последовательного затягивания турникетов на левой почечной вене и НВП, стенку последней рассекали продольно вблизи устья правой почечной вены. Опухолевый тромб удаляли и помещали в отдельный пластиковый контейнер (рис. 7). Стенку НПВ иссекали с устьем правой почечной вены, а также в местах фиксации опухолевого тромба. Дефект ушивали 4/0 непрерывным проленовым швом с фиксацией клипсами (рис. 8). Последовательно распуская петли турникетов, восстанавливали кровоток по НПВ.

    Рис. 5. Проведение турникета под НПВ проксимальнее границы тромба

    Рис. 6. Проведение турникета под левой почечной веной​​​​​​​

    Следующим этапом выполняли традиционно радикальную нефрадреналэктомию. Почку с окружающими тканями помещали в больший контейнер и удаляли через разрез по Пфанненштилю. Таким же образом удаляли контейнер с тромбом. Силиконовый дренаж проводили через латеральный порт и удаляли на 2-3 сутки.

    Рис. 7. Удаление опухолевого тромба

    Рис. 8. Дефект НПВ ушит непрерывным швом

    Результаты. У обоих пациентов операции были завершены успешно полностью лапароскопически без конверсии. Размеры опухолей составили 8 и 11 см, протяженность тромба в НПВ соответственно – 3 и 5 см. Продолжительность операции составила 260 и 370 мин. Кровопотеря не превышала 500 мл (200 и 500 мл). Существенных осложнений во время операции и в ближайшем послеоперационном периоде отмечено не было. Пациенты были выписаны из клиники в удовлетворительном состоянии на 9 и 15 сутки соответственно. В течение последующего периода наблюдения 20-25 месяцев у пациентов не отмечено признаков местных рецидивов и отдаленных метастазов.

    Обсуждение. Оперативное удаление пораженного органа и опухоли продолжает оставаться наиболее эффективным методом лечения пациентов с локализованным, местно-распространенным и порой даже метастатическим почечно-клеточным раком. Подобные вмешательства у пациентов с опухолевым тромбом в НПВ относят к категории сложных. Пятилетняя общая выживаемость составляет в таких случаях 40-60% [2]. При этом одним из факторов, влияющих на развитие осложнений и летальность в ближайшем послеоперационном периоде, является объем вмешательства и степень операционной травмы [1, 3 ]. Многие исследования показали преимущества лапароскопической радикальной нефрэктомии над традиционными открытыми операциями в отношении числа послеоперационных осложнений, необходимости обезболивания, ранней активизации пациентов, степени их реабилитации и сроков госпитализации. С этой точки зрения внедрение лапароскопических операций у пациентов с почечно-клеточным раком и опухолевым тромбом могло бы существенно уменьшить травматичность вмешательства, облегчить течение ближайшего послеоперационного периода и, возможно, способствовать увеличению общей выживаемости.

    Более десятилетия прошло от внедрения лапароскопической радикальной нефрэктомии до первых попыток выполнения эндоскопических операций у пациентов с опухолевыми тромбами в НПВ. Столь длительный период объясняется, по-видимому, технической сложностью процедуры, в том числе необходимостью выделения НВП и контрлатеральной почечной вены, полного контроля кровотока по сосудам , мер профилактики миграции тромба и т.д. Первое сообщение о лапароскопической хэнд-ассистированной нефрэктомии с тромбэктомией из НПВ было опубликовано в 2002 году Sundaram C.P. с соавторами [4]. Полностью лапароскопическое выполнение подобной операции было описано Romero F.R. с соавторами лишь в 2006 году [5]. Даже внедрение роботизированной модификации методики не привело к серийному выполнению подобных операций [6]. До настоящего времени в литературе крайне редко встречаются отдельные сообщения об использовании лапароскопической радикальной нефрэктомии с тромбэктомией из НПВ [7, 8]. При этом еще реже можно найти описания более одного случая [9, 10].

    Основная проблема удаления опухолевого тромба из НПВ состоит в опасности отрыва его фрагментов с развитием эмболических осложнений. Меры профилактики заключаются в ранней мобилизации НПВ, контрлатеральной почечной вены, четком определении границ тромба и обеспечения полного прекращения кровотока на этом участке НПВ. При выделении приходится лигировать и пересекать одну или несколько пар поясничных вен, правую гонадную вену. Обычно мы использовали для этого систему управляемой биполярной коагуляции типа LigaSure, т.к. присутствие клипс иногда затрудняет дальнейшие манипуляции с НВП. Мобилизация НВП в краниальном направлении и выделение левой почечной вены одновременно обеспечивают доступ к правой почечной артерии, ее лигирование (мы использовали пластиковые клипсы) и пересечение непосредственно вблизи аорты. После лигирования и пересечения правых надпочечниковых и иногда нескольких коротких печеночных вен НВП оказывается в достаточной степени мобилизованной. Исключительно важным моментом является интраоперационное определение уровня опухолевого тромба, т.к. его размеры могли измениться даже за короткий период предоперационного обследования. Ощупывание тромба с помощью эндоскопических инструментов даѐт косвенную оценку. Поэтому мы каждый раз использовали для контроля ультрасонографию с помощью лапароскопического датчика. По нашим наблюдениям точность такого исследования превосходит не только стандартное ультразвуковое сканирование, но даже может оказаться корректнее интерпретации результатов компьютерной томографии.

    Если для пережатия левой почечной вены несложно подобрать лапароскопический сосудистый зажим или обычный «бульдог», проходящий в 12-мм порт, то для пережатия НВП затруднительно найти подобный зажим. Кроме того, обилие сосудистых зажимов в операционном поле затрудняют в последующем ушивание дефекта НВП. Поэтому для контроля кровотока по НПВ и левой почечной вене мы использовали пластиковые турникеты, затягивая и закрепляя их с помощью пластиковых клипс. Это предупреждало нагромождение дополнительных инструментов в операционном поле и упрощало дальнейшие манипуляции. После частичного иссечения стенки НВП в месте фиксации опухолевого тромба и ушивания дефекта, пластиковые турникеты последовательно пересекали эндоскопическими ножницами. Ушивание НПВ производили как при открытых операциях непрерывным проленовым швом. Для ускорения процедуры использовали для фиксации клипсы. Последующие манипуляции существенно не отличались от стандартной методики радикальной нефрэктомии и не представляли дополнительных технических сложностей.

    Заключение. Лапароскопическая методика выполнения радикальной нефрэктомии с тромбэктомией из НПВ основана на большом опыте выполнения подобных открытых операций и, в основном, сохраняет отработанную последовательность манипуляций. Эндоскопический доступ позволяет существенно уменьшить травматичность операции и облегчить течение послеоперационного периода. Это имеет особое значение для пациентов столь сложной категории. Опыт выполнения уже двух операций в нашей клинике позволяет сделать заключение о воспроизводимости и относительной безопасности методики.

    Литература

    1. Hatcher PA, Anderson EE, Paulson DFF, Robertson JE. Surgical prognosis and management of renal carcinoma invading the inferior vena cava. J Urol 1991, 145:20-23

    2. Алексеев Б.Я., Калпинский А.С., Каприн А.Д., Костин А.А. Роль бевацизумаба в лечении метастатического почечно-клеточного рака. Онкоурология 2009, 4: 68-73

    3. Давыдов М.И., Матвеев В.Б., Феоктистов П.И., Жужгинова О.В. и др. Факторы прогноза непосредственных результатов тромбэктомии у больных раком почки с опухолевым венозным тромбозом. Онкоурология 2014, 3: 36 – 44

    4. Sundaram CP, Rehman J, Landman J, Oh J. Hand assisted laparoscopic radical nephrectomy for renal cell carcinoma with inferior vena caval thrombus. J. Urol. 2002, 168 (1): 176-179

    5. Romero FR, Muntener M, Bagga HS, Brito FA, et al. Pure laparoscopic radical nephrectomy with level II vena caval thrombectomy. Urology 2006, 68 (5): 1112-1114

    6. Lee J.Y, Mucksavage P. Robotic radical nephrectomy with vena caval tumor thrombectomy: experience of novice robotic surgeons. Korean J Urol 2012, 53 (12): 879882

    7. Wang M, Ping H, Niu Y, Zhang J, Xing N. Pure conventional laparoscopic radical nephrectomy with level II vena cava tumor thrombectomy. Int .Braz. J. Urol 2014, 40 (2): 266-273

    8. Abaza R. Technical considerations in robotic nephrectomy with vena caval tumor thrombectomy. Indian J. Urol. 2014, 30 (3): 283-286

    9. Perlin D, Alexandrov I, Zipunnikov V, Sapozhnikov A. et al. Laparoscopic radical nephrectomy with inferior vena cava thrombectomy. J. Endourology 2014, 28 (1): 277-278

    10. Varkarakis IM, Bhayani SB, Allaf ME, Inagaki T. et al. Laparoscopic-assisted nephrectomy with inferior vena cava tumor thrombectomy: preliminary results. Urology 2004, 64 (5): 925-929

    Статья опубликована в журнале «Вестник урологии» №4 2016, стр. 5-15

  • Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: