\

Шизофрения и детский аутизм

Шизофрения и детский аутизм

Ожидайте

Менеджер свяжется с Вами сразу в рабочее время с Пн — Пт с 10:00 — 19:00 МСК

Перезвоните мне

Ваш персональный менеджер: Екатерина
Ответственная и отзывчивая!

Аннотация: Хоть аутизм и шизофрения – это далеко не одно и то же, у данных патологий имеется масса общего.

Статья:

Аутизм с шизофренией относятся к отдельным расстройствам неврологической сферы, отражающимися на высших мозговых функциях и межличностном взаимодействии в социуме. Аутистическая симптоматика начинает себя проявлять в период раннего детства, а вот шизофренические проявления выявляются только по достижении подросткового возраста. Хоть аутизм и шизофрения – это далеко не одно и то же, у данных патологий имеется масса общего.

Детские психозы

Признаки психоза, проявляющиеся до 13-летнего возраста, относятся к достаточно тяжелой и редко встречающейся шизофренической форме. Патологии предшествуют комплекс нарушений аутистического типа вроде дефицита внимания и общения, сложности в развитии мелкой моторики. Подобная клиника присутствует примерно у 30-50% аутистичных деток.
В процессе диагностики выявляются задержки в речевом развитии и координационные нарушения, возникающие еще до проявления психотической симптоматики. Отставания в развитии речи сочетаются с часто повторяющимися словами, позами движениями.

Общие проявления

Рассеянность, отсутствие связи с окружающими и изоляция социального характера считаются общими проявлениями аутизма и детской шизофрении. Если у пациента с высокофункциональным аутизмом возникает стрессовое состояние, то они начинают проявлять параноидальную симптоматику и излишнюю тревожность.
Основными шизофреническими характеристиками специалисты считают:

    1. Спонтанная речь и бредовые мысли, дезориентированное поведение, явные галлюцинации;
    2. Асоциальность и алогия, мотивационная недостаточность и дефицит общения, пониженная выразительность и сила проявления переживаний или чувств.

Для аутизма критериями выступают:

  • Нехватка коммуникации и способности к общению, недостаток социального межличностного взаимодействия;
  • Систематический поведенческий алгоритм, цикличные движения, излишне повышенный или чересчур пониженный ответ на сенсорику.

Дезорганизованные поведенческие особенности в шизофрении похожи на непредсказуемое перевозбуждение, повторяющуюся стереотипную двигательную активность и апатичное безразличие в аутических расстройствах.

Шизофренические состояния

Шизофренией называют поведенческие нарушения и расстройства психофункций, вроде бредовых мыслей, галлюцинаций, скудной речи и дезорганизованности, неконтролируемых и непредсказуемых эмоций. Совсем недавно к проявлениям шизофрении относили все недуги, которые характеризовались тяжелой, пограничной симптоматикой.

На начальном этапе шизофренического расстройства отмечаются такие проявления:

  1. Нарушения концентрации внимания;
  2. Неспособность к обучаемости;
  3. Расстройства сна;
  4. Постоянное избегание общения;
  5. Бессвязность речи;
  6. Видение того, что остальным недоступно.

Расстройство протекает с периодическими ухудшениями состояния и ремиссиями. При обострениях ребенок не способен как-то выразить свои мысли, он страдает от галлюцинаций и бреда. Такие детки уверены в собственных сверхспособностях, они опасаются гонений, а в период обострений проявляют агрессию и суицидальные наклонности.

В целом, пока патология не началась, детки развиваются вполне нормально, но когда начинается шизофрения, то происходит быстрое развитие клинической симптоматики. Отличие аутизма от шизофрении в том, что при аутистических расстройствах патология отражается на интеллектуальной сфере в течение всей жизни больного. А при высокофункциональной шизофрении имеют место нарушения обработки информации и незначительная депрессивная симптоматика.

Особенности аутического расстройства

При раннем аутизме деток наблюдается отрешенность и самоизоляция, неспособность приобретения коммуникативных навыков и формирования межличностных отношений. Такие детки зациклены на однообразной деятельности. При этом детскому аутизму присущи многие проявления, типичные для шизофрении, например:

  • Невозможность мыслить абстрактно;
  • Расстройства исполнительных функций;
  • Невозможность настроиться на сосредоточенное и целенаправленное решение проблемы.

В ходе диагностики специалисты выявляют массу клинических сходств, хотя шизофренические расстройства отличаются большим количеством наследственных предрасположенностей.

Аутизм и шизофрения – где связь

Оба недуга отличаются низкой эмоциональной распознаваемостью, недостаточной способностью к зрительному и социальному контактированию, что в дальнейшем приведет к дезорганизации и излишней агрессивности.
В чем разница аутизма и шизофрении, сразу сказать сложно, а вот биологическая основа у данных недугов общая и закладывается еще на этапе развития нервносистемных структур. Чересчур зрелый возраст отца или резус-конфликт, а также наличие у матери ТОРЧ-инфекций – все это значительно повышает риски развития нарушений у ребенка.

Причины шизофрении у детей

Иногда при постановке диагноза шизофрении или аутического расстройства специалист понимает, что имеет дело с коморбидностью. Это сочетание нескольких патологических состояний, тесно взаимосвязанных, к каким относят аутизм с шизофренией. Точной причины шизофренических расстройств специалисты указать не могут, хотя основополагающие факторы развития подобного недуга все же были выделены. К ним относят:

  1. Наследственность. Детки, чьи кровные родственники имеют шизофренические расстройства, относятся к группе риска.
  2. Стрессовые факторы вроде насилия над детьми, смерти близкого человека или аморального образа жизни родителей, в данном контексте стрессы не рассматриваются, как причина шизофренического расстройства, они выступают в качестве пускового фактора.
  3. У подростков пусковым механизмом развития шизофрении выступают лекарственные медикаменты или наркотические вещества вроде солей, Спайса, Экстази и пр.

Ранние признаки детской шизофрении

Иногда первая шизофреническая клиника начинает себя проявлять до 7-летнего возраста. Основной задачей родителей ребенка своевременно заметить эти проявления.

Подозрительными признаками можно считать:

  • Разговор ребенка с вымышленным другом или с самим с собой, причем негативного характера.
  • Необъяснимый детский страх перед повседневными и постоянно окружающими вещами, порой достаточно выраженный.

Многие не согласятся с подозрительностью данных проявлений, ведь их можно наблюдать у каждого ребенка, имеющего яркую фантазию. И это отчасти так, но, возможно, именно поэтому шизофреническая ранняя симптоматика ошибочно списывается на личностные качества ребенка, его увлеченностью игрой и фантазиями. В результате недуг диагностируется гораздо позднее.
В дальнейшем патология обрастает новыми проявлениями:

  1. У ребенка возникают параноидальные мысли, что все сговорились против них, окружающие настроены к ним негативно;
  2. Беспокоят слуховые и зрительные галлюцинации;
  3. Деток мучают страхи вроде всяческих монстров, вылезающих по ночам из-под кроватки, боязнь спать в темноте и пр.;
  4. Обычные дети всегда легко заводят друзей, однако, с шизофреническим диагнозом ребенок старается жить изолированно, он избегает общения и всяческого контакта с остальными детьми, у него нет друзей.
  5. При шизофрении у детей прослеживается хаотичность мыслительного процесса, такие пациенты не могут различить придуманную фантастику и реальный мир. При этом дети-шизофреники часто утрачивают нить беседы, часто перескакивают с темы на тему или обсуждают несуществующие вещи.

Подобная симптоматика считается типичной при шизофренических расстройствах у ребенка. Если он относится к группе риска развития шизофрении, то при появлении подобных признаков нужно обратиться к соответствующим специалистам.

Проблема диагностики

Трудности относительно дифференциальной диагностики детской шизофрении и аутизма связаны с возрастными особенностями пациентов. До наступления 7-летнего возраста очень сложно выявить галлюцинации и бредовые состояния, обнаружить проблемы логического мышления, потому как симптоматика имеет стертый характер. Именно по этой причине патология не диагностируется на ранних этапах, а обнаруживается лишь тогда, когда клинические проявления приобретут яркую выраженность по достижении подросткового возраста.

Идентичных клинических проявлений у шизофрении с аутизмом немало, потому патологии зачастую дополняют друг друга. Примерно у трети подростков, с детства страдающих аутическими расстройствами, выявляются шизофренические проявления.
Основными факторами, объясняющими, чем отличается шизофрения от аутизма, являются:

  • Меньшее воздействие на интеллектуальную сферу пациента;
  • Шизофренические состояния проявляются и вызывают отклонения значительно позднее, нежели аутистические;
  • С возрастом бредовые идеи и галлюцинации только усиливаются;
  • Для шизофрении типично наличие легкого характера нарушений развития речи и социально-поведенческих расстройств;
  • С течением шизофренического расстройства у пациента периодически будут происходить ремиссии и рецидивы, тогда как аутистические нарушения имеют постоянный характер.

Аутисты не страдают галлюцинациями или маниями величия и уверенностью в собственной исключительности и совершенстве.

Аутизм в вопросах и ответах: 8 часть

Почему диагноз «аутизм» после 18 лет меняют на диагноз «шизофрения»?

Это происходит потому, что в России психиатры часто нарушают медицинские регламенты.

Диагноз могут изменить, когда ребенок переходит от детского психиатра к взрослому, иногда даже не сообщая об этом родителям. Чаще всего его меняют на «шизофрению» или «умственную отсталость». Неверный диагноз означает неверное лечение и невозможность получить адекватную социальную помощь, специальные образовательные условия и программы.

Екатерина Заломова, пресс-офицер Ассоциации «Аутизм Регионы», мама Вани (10 лет): Аргументы для смены диагноза быть самые разные: детский аутизм может быть только у детей; с аутизмом человека могут призвать в армию, а с шизофренией – нет; аутизм – это «модный, но не настоящий» диагноз и т.д. Однако ни один из этих аргументов не может служить причиной смены диагноза. Об этом напрямую говорится в письме заместителя министра здравоохранения Сергея Краевого, направленном в региональные органы власти в сфере здравоохранения.

Евгений Бондарь, к. ф-м н. член правления Ассоциации «Аутизм Регионы», член правления Ассоциации «Аутизм Европа», эксперт фонда «Выход»: Смена диагноза детям с аутизмом совершенно не этична, даже если у психиатров есть т.н. «рациональные» аргументы. Потому что расстройства аутистического спектра (РАС) – это конвенция. Все договорились, что мы понимаем под РАС. И этим людям нужна определенная помощь. Лишать их диагноза, это все равно что врачи, например, сказали бы: «А мы считаем, что рак легких это не рак, это, например, аллергия. И это наша научно обоснованная позиция». Что это означает? Что эти люди выпадут из системы онкологической помощи. С аутизмом происходит примерно то же самое.

Как часто при аутизме встречаются нарушения интеллекта?

Дать точный ответ на этот вопрос, к сожалению, невозможно.

Эпидемиологические исследования показали, что среди людей с РАС есть значительный процент пациентов с нарушением интеллекта – в среднем это 4060%. В зависимости от применяемых диагностических критериев, возрастных ограничений и других факторов, данные заметно варьируют. Эрик Эмерсон и Сюзанна Бэйнс в 2010 году обобщили данные исследований с 2000 по 2010 год. По их данным процент подобных нарушений составляет: в Великобритании от 15% до 71%, в США – 37%, в Исландии – 84%, в Финляндии – 50%.

Фред Волкмар, психолог, один из самых известных специалистов в области РАС, редактор Энциклопедии расстройств аутистического спектра: Сегодня мы понимаем, что многие дети – возможно, около 50% – с четко диагностированным аутизмом страдают интеллектуальной недостаточностью или ограниченными интеллектуальными возможностями. Это важно понимать по нескольким причинам. Во первых, данный факт опровергает мнение, сложившиеся в 1950-е и 1960-е годы, что отсутствие реакции со стороны детей с аутизмом на окружающих обусловлено не задержкой в развитии, а осознанным решением (негативизмом). Во-вторых, наличие сопутствующей интеллектуальной недостаточности противоречит предположению о «нетестируемости» детей с аутизмом. Многим родителям диагноз интеллектуальной недостаточности кажется более страшным, чем диагноз аутизма. Имейте в виду, что дети с аутизмом, у которых в той или иной степени есть интеллектуальные нарушения, будут продолжать расти и развиваться. Некоторым из них со временем удастся добиться удивительного прогресса: особенно в детском возрасте, в меньшей степени в подростковом.

Если вы подозреваете у своего ребенка расстройство аутистического спектра, обратитесь к психиатру за консультацией.

Смотрите и читайте нас в соцсетях

Атипичный аутизм у детей

Психические расстройства в детском возрасте сейчас не такое уж и редкое явление. Несмотря на развитие медицины в целом и психиатрии в частности, количество пациентов с особенностями развития аутического спектра, шизофренией и другими заболеваниями, постоянно увеличивается.

Читайте также  Матрасы для детей по лучшим ценам от Топ Матрас

Атипичный аутизм у детей встречается реже, но и эта статистика продолжает расти. Впервые он был выделен как отдельное заболевание в МКБ-10. Ранее понятие «аутизм» применялось как признак шизофренических расстройств, психозов, умственной отсталости. Этот медицинский термин уже основательно вошёл в наш лексикон, но не каждый знает насколько это тяжелое заболевание. Однако тот факт, что страдающий им ребенок считается инвалидом, говорит о серьезности диагноза.

Понятие аутизма

Проще сказать, это одиночество. Больной теряет способность общения с людьми и взаимодействия с окружающим его миром в целом. Он уходит в себя, в собственное измерение, где больше никому нет места. Со стороны это выглядит как нежелание общаться с кем бы то ни было, но на самом деле, аутисты просто не умеют этого делать.

С физиологической точки зрения, это нарушение восприятия сигналов, поступающих через слуховые, зрительные, осязательные и другие рецепторы. Они либо полностью не доходят до нужных мозговых центров, либо делают это не в полном объеме. Соответственно, меняется реакция на происходящие события.

Аутизм, а вернее, расстройство аутистического спектра – это комплексное нарушение развития, которое обычно проявляется в раннем возрасте. Оно обусловлено патологией функционирования нервной системы.

Симптомы

Атипичный аутизм выявить сложнее, чем его классическую форму, поэтому часто установление диагноза затягивается. Упущенное начало болезни и поздно начатое лечение негативно влияет на дальнейший результат.

Самым удивительным и одновременно смущающим фактором является огромное разнообразие и индивидуальность симптомов.

Общими чертами заболевания выступают нарушения социальной включенности, коммуникации и взаимодействия с окружающими.

В домашних условиях распознать атипичный аутизм у детей довольно затруднительно. Чаще всего, родственники списывают некие странности и необычности поведения на возрастные изменения или особенности темперамента. С подобными проблемами они не спешат обращаться к специалисту, тем самым упуская начальную стадию заболевания.

Отличительными факторами атипичного детского аутизма считаются:

  1. Возрастные рамки. Этот тип расстройства имеет особенность развиваться не в раннем детстве, а в более поздние сроки – 3 года, 6–10 лет или переходный возраст. Это те периоды жизни ребенка, когда он испытывает стрессы по поводу адаптации к новому коллективу, необходимости общения с незнакомыми людьми, выстраивания взаимоотношений.
  2. Социализация. Несмотря на то, что больной полностью зависим от родителей, он слабо реагирует на них. По поводу отсутствия матери малыш может не тревожиться или, наоборот, проявлять беспокойство, а при ней вести себя холодно и недоброжелательно.
  3. Речь. Она либо отсутствует, либо сводится до употребления отдельных слов, в крайнем случае, словосочетаний. Построение предложений – слишком сложная задача.
  4. Эмоциональный сбой. При нормальной активности может наблюдаться абсолютная или избирательная неконтактность. Интенсивные внешние раздражители – яркий свет, громкие звуки, вызывают страх. Могут наблюдаться нехарактерные непредсказуемые реакции на события.
  5. Поведение. Присутствует негативная реакция на прикосновения. Такие дети не стремятся копировать взрослых или сверстников, предпочитают одиночество.

При нормальном физическом развитии чаще всего наблюдается умственная отсталость.

Оценка уровня интеллектуальных способностей бывает затруднительной, поскольку поставленный диагноз в раннем возрасте может поддаваться коррекции.

Усугубление диагностики происходит из-за нарушений речевого аппарата и коммуникативных навыков. Во время прохождения тестов ребенок, как правило, знает решение задачи, но не говорит его.

Особенности течения заболевания

Детям с аутизмом очень тяжело постичь бытовые навыки, которые всем кажутся сами собой разумеющимися. Обычный прием пищи вызывает затруднения. В еде они крайне избирательны и привередливы. К примеру, чадо ест только манную кашу, и никакое разнообразие блюд не убедит его попробовать что-то другое. Если нет каши, он будет голодать. В конце концов, мать ее сварит и накормит его.

Туалет – еще одна проблема. Дети не видят смысла хождения на горшок, не могут понять, почему взрослые настойчиво добиваются этого. Так происходит, поскольку с раннего детства у них очень слабая (или вообще отсутствует) реакция на такие раздражители, как:

  • холод;
  • мокрые пеленки
  • голод;
  • неприятные запахи;
  • прикосновения.

В игровой деятельности игрушки, чаще всего, полностью игнорируются. Вместо них ребёнок предпочитает использовать предметы обихода. Сюжет игры обычно отсутствует, наблюдаются лишь такие стереотипные движения, как верчение в руках или перекладывание с места на место. Новый предмет аутист может долго обнюхивать, щупать, облизывать, водить им перед глазами или ползать на коленях вокруг него.

Из-за нарушения речи с больным практически невозможно вести диалог, он его просто не поддержит. Однако малыш может запоминать довольно длинные фразы из фильмов и телепередач и безошибочно воспроизводить их. При обращении к нему с вопросом он может повторять его либо вообще не реагировать.

Причины развития

Главным фактором появления раннего аутизма считают недостаточность центральной нервной системы. Причины, по которым она возникает, заключаются в следующем:

  • генетическая предрасположенность;
  • хромосомные аномалии;
  • органические поражения ЦНС при патологиях беременности и родов;
  • преждевременный шизофренический процесс;
  • некоторые врожденные заболевания.

Подобных нюансов современной медицине уже известно около тридцати. Поэтому такие патологии, как умственная отсталость и расстройства аутистического спектра встречаются все чаще.

Вероятность рождения ребенка с особыми психологическими потребностями существует в каждой семье.

Действия различных факторов или же их совокупность вносят индивидуальные особенности в каждого больного. Характер и тип личности тоже накладывает отпечаток на течение заболевания. Даже при сходных симптомах в одинаковых ситуациях разные дети могут вести себя неодинаково.

Детский кататонический аутизм

Тяжелая форма расстройства выражается кататоническим возбуждением. Проявляется она, чаще всего, следующими действиями:

  • однообразная ходьба, переходящая в бег;
  • крик;
  • смех, плач;
  • длительные стереотипные движения;
  • импульсивность, выраженная в неожиданных поступках.

Моторное возбуждение подавляет инстинктивную деятельность, выражается негативизмом, приступами оцепенения или восковой гибкости. Попытки физического воздействия провоцируют сопротивление, гипертонус и настойчивое стремление избежать прикосновений.

Приступ может сопровождаться произнесением отдельных слов, слогов, звуков. При этом тембр голоса и громкость постоянно меняются: ребенок то шепчет что-то неразборчивое, то вдруг резко переходит на крик. Встречается стереотипное повторение фраз, отчетливое либо растянутое и смазанное.

Постановка диагноза

Чем раньше будет выявлено расстройство, тем быстрее будет найден к нему правильный подход, выстроен алгоритм действий, ведущих к сближению и налаживанию контакта. В первую очередь, это задача родителей.

Дети априори не могут быть одинаковыми, но даже со скидкой на особенности характера или воспитания, они должны укладываться в общепринятые нормы развития.

К окончанию первого года жизни малыш без аутистических нарушений должен овладеть элементарными навыками:

  • знать свое имя и откликаться на него;
  • контактировать с окружающими;
  • эмоционально реагировать на различные ситуации.

Современные методы диагностики позволяют родителям еще до рождения ребенка исследовать панель генов, отвечающих за умственную отсталость и развитие расстройств аутистического характера. Генетическая панель дает возможность как точного подтверждения диагноза, так и дальнейшего детального обследования пациента.

Если подобных анализов родители не делали, а стали замечать аутистические проявления – однозначно необходима медицинская помощь. Первая инстанция, куда они должны обратиться – это детский психолог. При подтверждении негативной тенденции он дает направление к неврологу или психиатру.

Общая развернутая диагностика проводится следующими способами:

  • беседа, наблюдение за ребенком;
  • тесты, анкеты;
  • игра, конструирование;
  • МРТ, КТ мозга;
  • исследование вегетативной, сердечно-сосудистой системы.

У детей с аутизмом длительное время может отсутствовать реакция на звуковые раздражители. По этой причине родители начинают подозревать проблемы со слухом. На начальной стадии диагностики важно убедиться в отсутствии проблем со слуховым восприятием информации либо же подтвердить их.

Коррекция поведения

Резервы адаптации ребенка также напрямую зависят от причин развития аутизма. Этому должны способствовать внешние факторы:

  • организован правильный подход;
  • коррекционная работа;
  • лечение, если это необходимо.

Наилучший результат в борьбе с детским атипичным аутизмом, кататонической формой заболевания и другими расстройствами аутистического спектра достигается при командной работе. Добиться положительной динамики можно лишь при слаженных действиях трех составляющих: всех членов семьи, медицинских работников, педагогов.

Больного нужно учить социальной коммуникации. Каждый, у кого нет подобных отклонений, видит это с раннего детства на примере родителей, старших детей. Аутист не может этого сделать, к нему нужен специальный подход и особые коррекционные действия.

Методы лечения

Способ лечения, подобранный специалистом, будет зависеть от состояния больного и стадии расстройства. Положительный результат не наступает одномоментно, а требует терпения и значительных усилий.

Комплексный подход всегда имеет эффект. В первую очередь применяются терапевтические действия, направленные на коррекцию общения и поведения ребенка. Для этого используют следующие виды терапии:

  • речевая – занятия с логопедом;
  • поведенческая – основана на системе мотивации и поощрения;
  • оккупационная или трудотерапия – акцент на формировании навыков повседневной жизни;
  • социализации – умение общаться и строить отношения;
  • развивающая – способствует раскрытию интеллектуальных и эмоциональных способностей;
  • игровая – применяется для обучения;
  • визуальная – с использованием картинок, фотографий или видеоматериалов
  • сенсорная – стимулирует способность мозга обрабатывать информацию, полученную через прикосновения;
  • пет–терапия – тесное взаимодействие с животными: лошадьми, собаками, кошками, дельфинами.

Медикаментозное лечение стает актуальным лишь в случаях проявления приступов агрессии, судорог, эпиактивности. При отсутствии подобных симптомов лекарственные препараты не применяются.

Среди аппаратных методик следует выделить микротоковую рефлексотерапию, электрошоковую терапию. С их помощью происходит запуск неактивных зон головного мозга: лобных долей, речевых зон, серединно-стволовых структур.

Аутизм в различных проявлениях, как и шизофрения, относится к хроническим заболеваниям. Это означает, что полностью избавиться от него невозможно.

Однако люди ведь научились жить с сахарным диабетом, бронхиальной астмой и прочими неизлечимыми недугами. То же самое происходит и с расстройствами аутического спектра. Современные методики коррекции поведения, применяемые на ранних стадиях болезни, позволяют вести активный образ жизни, самостоятельно обслуживать себя, быть полноценным членом общества.

Шизофрения у детей. Неочевидные признаки

Несмотря на длительную историю изучения шизофрении, до настоящего времени существуют лишь гипотезы о причинах её возникновения. Описанная Э. Крепелиным в конце XIX века под названием «раннее слабоумие» (dementia praecox), шизофрения всегда была одной из центральных проблем психиатрической науки. Стараниями учёных всего мира накопился огромный массив данных о её вариациях, найдены эффективные способы лечения многих форм.

В данной статье будут рассмотрены признаки и потенциальные предвестники подострых вариантов шизофрении у детей и подростков, выявление которых требует внимательного отношения со стороны родителей.

Шизофрения: мифы и реальность

Для начала «разрушим» некоторые устоявшиеся мифы, прочно сформировавшиеся в общественном сознании:

№1. Диагноз шизофрения ставит крест на будущем.

№2. Наличие шизофрении означает обязательную инвалидизацию и лишение дееспособности.

№3. При шизофрении человек пожизненно получает лекарства.

№4. Лекарства от шизофрении не лечат, а лишь затормаживают психику.

№5. Человек с шизофренией социально-опасен и его следует изолировать.

Все это далеко не так! Подобное бывает далеко не в каждом случае!

Как правило, мифы касаются наиболее тяжёлых вариантов течения болезни. Стоит отметить, что иные варианты шизофрении у детей (подострые, медленно прогрессирующие) составляют не менее половины от всех случаев. Правильный лечебно-реабилитационный подход в таких случаях позволяет сохранить на достаточном уровне качество жизни.

Читайте также  Диагностика рака легких будет длиться не более пяти минут

Шизофрении у детей. Признаки и примеры из практики

Поводом для обращения к врачу-психиатру обычно служат нарушения поведения, отказы от посещения школы, разные варианты нестандартного реагирования, к которым можно относить чрезмерную чувствительность к обычным житейским ситуациям, приводящую к выходу из социальной жизни. У детей наиболее частый вариант – проблемы в детских коллективах (детский сад, школа). Отказ от посещения школы – это не симптом шизофрении, но наиболее часто встречающаяся жалоба родителей.

Болезнь приводит к рассогласованности эмоционально-волевой, интеллектуально-мнестической и психомоторной сфер психики. Устойчивый, немотивированный или необычным образом мотивированный отказ от посещения школы или сада требует комплексной оценки квалифицированным специалистом.

Важной особенностью болезненного процесса у детей является его совпадение с периодом активного развития всего организма: психики, нервной и эндокринной систем. В ряде случаев диагноз шизофрения ставится спустя длительное время от начала наблюдения. В других случаях, когда ребенок болеет «по-взрослому» диагноз будет более очевиден.

Отказ от посещения школы может быть мотивирован чрезмерным желанием заниматься другой определённой деятельностью (сложные науки, рисование, написание литературных или музыкальных произведений). Однако следует понимать, что и это не может однозначно свидетельствовать о наличии шизофрении. Деятельность или бездеятельность сама по себе не является симптомом, она является отражением психических процессов. Беспокоиться следует в том случае, если «необычность» поведения ребёнка видна невооруженным взглядом.

Шизофрения у детей дошкольного возраста

У детей дошкольного возраста необходимо внимательно смотреть за развитием сферы эмоций – малыши создания живые, эмоциональные, ярко радующиеся и быстро расстраивающиеся. Чрезмерная серьёзность, безразличие, «бедность» эмоций, увлечённость определёнными своеобразными занятиями, зачастую несвойственными детскому возрасту, слабая эмоциональная привязанность к родителям и низкая потребность в контакте являются тревожными знаками риска развития шизофрении у детей.

Пример из наблюдений врача Мамцевой В.Н. Мальчик, 3 года. Не стремился к детям, обращал мало внимания на близких, не проявлял интереса к игрушкам, подолгу играл с обувью, переставлял ботинки, туфли, строил из них поезда, разговаривая при этом сам собой. Когда его пригласили на новогодний праздник, не обращал никакого внимания на красиво наряженную ёлку, игрушки и подарки. Очень обрадовался, увидев в коридоре ботинки и боты, стал играть с ними. Ребёнка с трудом удалось оторвать от этого занятия, чтобы увезти домой.

Следует также обращать внимание на резкие «откаты в развитии», утрату ранее приобретенных навыков (речь, опрятность, самообслуживание, немотивированные отказы от еды).

В игровой деятельности ребёнка дошкольного возраста большую роль играет воображение. В этот период происходит бурное развитие фантазии, способность к представлению чего-либо и возникновение совместной игры с детьми и взрослыми.

Следует внимательно относиться к любому чрезмерному «перекосу» фантазий – усилению, угасанию или искажению. Усиление может проявляться безграничным игровым перевоплощением во время которого ребёнок перестаёт выходить из фантазийного образа (например, образ животного). С другой стороны, могут иметь место разнообразные страхи, усиленные болезненным воображением. Для оценки принадлежности таких феноменов к шизофреническим расстройствам требуется длительное наблюдение.

Младший школьный возраст

В младшем школьном возрасте следует следить за адаптацией в коллективе детей, агрессивным поведением и эмоциональным фоном. Описанные выше односторонние интересы с возрастом могут принимать всё более интеллектуализированный вид.

Пример из наблюдений врача Ковалёва В.В. Мальчик, 7 лет, проявлял особый интерес к календарям, часами рассматривая их и тщательно переписывая часы восхода и захода солнца и луны, а также долготу дня. В результате этих длительных занятий он мог безошибочно назвать указанные данные для любого дня года. Ребенок не проявлял интереса к играм других детей, говорил, что ему «с ними скучно». Скупо и неохотно, отвечал на вопросы врача, заметно оживлялся, когда разговор касался его увлечения, сообщая с различными подробностями сведения о восходе и заходе солнца и луны.

Подростки

В подростковом возрасте возможно оформление интересов в так называемую метафизическую (философическую) интоксикацию.

Пример из наблюдений врача Мамцевой В.Н. Мальчик младшего школьного возраста проявлял повышенный интерес к схемам и чертежам машин, переписывая их из технических журналов, проводил много времени в промышленных павильонах ВДНХ. В возрасте 13 лет стал думать о создании двигателя, работающего без горючего с высоким КПД. Был поглощен проектом такого двигателя, раздражался, когда его отвлекали.

Иным вариантам односторонней идеи является чрезмерная фиксированность на внешнем облике. Этот вариант чаще встречается у девочек в период полового созревания. Нередко имеет место болезненное стремление к худобе, достигаемое различными способами – ограничение в питании, чрезмерные физические нагрузки, вызывание рвоты после еды, приём слабительных средств, мочегонных и прочих средств влияющих на массу тела. Характерно, что в отличие от рационального желания изменить внешний облик, в данном случае нижняя граница веса или суточный калораж с течением времени опускается ниже, приводя к жизнеугрожающему истощению.

Пример из практики. Девочка подросток 15 лет, обратилась с жалобами на снижение веса, ограничение в еде, недовольство внешностью, отсутствие менструаций, отсутствие аппетита, повышенную сухость кожи, зябкость, склонность к запорам.

Интеллектуальное и речевое развитие соответствует возрастным нормам. Неохотно посещала детский сад (не нравился воспитатель), бывала рвота во время истерик, если пытались заставить. В школу пошла своевременно, посещала дополнительно кружки и секции, в коллективе адаптировалась, но близких подруг не было. В 13 летначало менструального цикла. Примерно с этого же времени, на фоне замечаний о внешности со стороны тренера, врачей, начались первые изменения в поведении. На тот момент рост 163 см., вес 65-67 кг. Начала «питаться правильно», избегала сладкое и мучное, сократила суточный рацион, усиленно занималась спортом. С течением времени ограничила суточный калораж, который в пиковые периоды эмоционального напряжения сокращался до 100-200 ккал/сутки. Изменилась эмоциональностала безрадостной, высказывала страхи за будущее, отрицательно реагировала на комплименты о внешности, периодически пропускала школу, стала неопрятной. Жаловалась, что стало трудно учится, не справлялась с нагрузкой в школе.

В беседе с врачом жаловалась на «плохие мыслизачем я живу, вдруг у меня ничего не получится», «как будто все знания стерли из головы». Противоречиво относилась к состояниюговорила о том, что испортила здоровье, но в то же время не могла есть, боялась набрать вес, часто заговаривала о выписке из стационара. Прошла курс лечения в стационаре, длительно наблюдалась амбулаторно.

По наблюдению через 5 летуспешно окончила школу, в ВУЗ поступать не стала, устроилась на работу в салон красоты.

Среди начальных проявлений подострых форм шизофрении у детей можно отметить разнообразные эмоциональные и поведенческие расстройства. Тяжелая депрессия или выраженные нарушения поведения, которые возникают внезапно у детей, не отличавшихся в развитии от сверстников, могут служить предвестником заболевания.

Шизофрения и страхи

Отдельно следует отметить страхи. Содержание страхов в подростковом возрасте бывает различным, приведём 2 клинических случая.

Мальчик, 13 лет. В развитии от сверстников не отличался. В возрасте 11-12 лет после просмотра передачи про микробов стал много размышлять о болезнях. В последний год крайне щепетильно относится к личной гигиене, по 3-4 раза в день принимает душ, часто моет руки, из-за чего кожа на руках трескается. Нередко заставляет родителей следовать его правилам личной гигиены, если они отказываются называет их «грязными», говорит, что их грязь может «прилипнуть к нему». Временами проявлял агрессию к дяде потому, что тот отказывался идти в душ. Стал хуже учиться, потому что в школе «грязные» дети и учителя, отказывался идти в школу. В течение года наблюдения стал высказываться, что «грязь»это «не совсем обычная грязь, а грязь душевная, которую могут передать мысленно». Старался не думать о «плохих вещах», создал систему ритуалов, которые защищали его от действия микробов. Из-за нарастания агрессивности был доставлен на осмотр к врачу-психиатру, направлен на госпитализацию.

Наблюдение в течение 5 лет, около 3-х лет непрерывно принимал лекарства, после 9-го класса поступил и окончил ветеринарный колледж, повторных госпитализаций не было. Остаётся не очень общительным и тревожным, взаимоотношения в семье наладились.

Мальчик, 13 лет. Развитие без особенностей. Рос ласковым, нежным, общительным, доброжелательным. В 12 лет внезапно стал следовать определённым ритуалам в быту и учёбенеобходимо было определённое количество раз поднести ложку ко рту перед тем как начать есть, не мог переступать сразу через порог, стал крайне медленно читать из-за соблюдения собственных правил чтения. Изменилась походка, стал менее эмоциональным, имел истощенный, болезненный вид. Как выяснилось в беседе, основной мотивировкой нарушений был доходящий до абсурда страх сообщить неправдоподобные сведения. За 2 года симптоматика видоизменилась. Несмотря на активное лечение, ритуалы то возникали, то пропадали, в пиковые моменты подросток не мог нормально разговаривать, т.к. необходимо было соблюдать правила при формулировании предложений. С течением времени, на фоне лечения состояние стабилизировалось. Окончил школу, поступил в ВУЗ, успешно занимается музыкой.

В описанных выше случаях, несмотря на тяжесть симптоматики на момент обращения, имели место положительные изменения в недалеком будущем. В момент начала болезненных проявлений в организме включатся различные формы психологической защиты. Именно они позволяют детям и взрослым справляться с симптомами на ранних этапах. Однако, следует понимать, что течение болезни имеет прогрессирующий характер, а защитные ресурсы организма не безграничны. Раннее получение специализированной психолого-психиатрической помощи способствует благоприятному прогнозу.

В настоящее время можно с уверенностью сказать, что диагноз шизофрения – не приговор!

Абрамов Александр, врач-психиатр Центра им. Г.Е. Сухаревой ДЗМ

Шизофрения и детский аутизм

Какой бы диагноз вам поставить? Почему детям с аутизмом ставят диагноз шизофрения

Только 567 из более чем 9 тысяч детей с аутизмом смогли получить диагноз в Санкт-Петербурге. Почему так происходит и что необходимо сделать, чтобы дети с особенностями развития смогли стать полноценными членами общества, разбиралась «Фонтанка» вместе со специалистами фонда «Обнаженные сердца».

По оценкам ВОЗ и Минздрава, в России более 300 000 человек имеют аутизм и более 9 000 из них живут в Северной столице. Однако, согласно официальному ответу Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга на запрос фонда «Обнаженные сердца» в марте 2021 года, этот диагноз был установлен только у 567 детей и ещё у 15 взрослых. Причём в эту статистику включены все схожие диагнозы по МКБ-10 (детский аутизм, синдром Аспергера и атипичный аутизм). Почему петербургские цифры отличаются от мировой статистики и рекомендаций федерального Минздрава? Почему ребёнок с аутизмом заходит в кабинет врача и выходит оттуда с другими диагнозами? И почему эти дети остаются без помощи?

Аутизм — это нарушение развития, при котором дети могут не откликаться на своё имя, не говорить, не смотреть в глаза, не иметь указательного жеста, избегать прикосновений, иметь сложности в самообслуживании, многим из них трудно адаптироваться к изменениям и понимать социальные правила. Современное научное название аутизма — это «расстройство аутистического спектра», или сокращенно РАС. Аутизм влияет не только на самого ребёнка с этим диагнозом, но и на его семью.

Читайте также  Общее психическое недоразвитие детей

Однако получить этот диагноз в Петербурге, как, впрочем, и во многих других городах России — задача не из лёгких. Сложность заключается в том, что это «поведенческий диагноз», то есть не существует лабораторных исследований (по анализу крови, данным УЗИ, МРТ или КТ и др.), которые могли бы определить аутизм. Диагноз ставится специалистами (врачами и психологами) в результате наблюдения за ребёнком и интервью с его родителями. Точность диагностики повышается, если обученные специалисты используют специальные диагностические тесты. Например, признаки аутизма возможно заподозрить, если проводить педиатрические скрининги, достаточно рано. Точно установить диагноз можно уже в 1,5 года с помощью диагностического теста ADOS-2. Но для его проведения нужен как сам тест, так и специалист, умеющий его проводить. А ещё помещение, в котором с ребёнком можно поиграть, — если ребёнок маленький, то играть нужно на полу, а не сидя за столом. И ещё — на проведение такого обследования уйдёт не 15–20 минут стандартного приёма, а гораздо больше времени. Получается, что всё зависит от знаний специалистов. Если специалист не обладает должной классификацией, он скорее всего поставит неверный диагноз.

Поэтому вместо аутизма у детей в карточках появляются другие диагнозы, например: интеллектуальные нарушения, последствия родовой травмы, шизофрения, общее недоразвитие речи, алалия, органическое поражение мозга и т. п.

Если диагноз «аутизм» ставится редко, то его наличие оказывается проблемой лишь небольшого круга родителей, а значит городское здравоохранение и образование не должны заботиться о том, как помочь этим детям. Исследования показывают, что существует прямая связь между количеством поставленных диагнозов и доступностью эффективных, помогающих услуг, которые можно получить, имея этот диагноз. Если статистические данные близки к реальному положению вещей, родительский запрос нельзя так просто игнорировать.

«Современная наука пока не разработала медикаментов, которые могли бы «вылечить» аутизм, но в последние годы созданы эффективные методы психолого-педагогической помощи, которые позволяют компенсировать многие дефициты. Это дает возможность людям с аутизмом жить так же, как и людям без особенностей развития: учиться, дружить, работать», — говорит Татьяна Морозова, клинический психолог, эксперт фонда «Обнаженные сердца».

«Даже если ребёнок позже получит верный диагноз, упущенное время не вернуть. Дети в период от рождения до трёх лет обладают огромным потенциалом для развития. В мозге наиболее активно создаются новые связи между нервными клетками, в которые как бы «встраиваются» новые знания и, следовательно, воздействие вмешательства намного эффективнее. Однако без своевременной и достоверной постановки диагноза вмешательства не будет», — комментирует Святослав Довбня, детский невролог, эксперт фонда «Обнаженные сердца».

Что происходит сейчас?

На сегодняшний день в Петербурге практически нет доступа к бесплатным аутизм-специфичным услугам. Появляются частные центры, предлагающие занятия со специалистами по прикладному анализу поведения, но, к сожалению, для большинства семей эти услуги недоступны с экономической точки зрения.

Закон об образовании РФ гарантирует всем детям возможность получать образовательные услуги в соответствии с их потребностями и возможностями. В образовательных учреждениях города работают специалисты, которые должны помогать детям с особенностями развития, однако далеко не все их услуги, оплачиваемые государством, имеют доказанную эффективность. Специалисты часто не знают, как справляться с нежелательным поведением, как лучше учить новым навыкам, как развивать коммуникацию ребенка с РАС.

В результате многих детей с аутизмом отправляют на «домашнее» или «индивидуальное» обучение, что приводит к ещё большему усугублению существующих проблем не только у ребёнка, но и у всей семьи (например, один из родителей теряет возможность работать, повышается уровень стресса у родителей и других родственников).

«В последнее время я часто читаю про инклюзию: «зачем больным школа, они должны учиться отдельно, зачем ломать психику «нормальным детям», они отвлекают учителя» и т. п. На практике я вижу, как настоящая, качественная инклюзия может изменить к лучшему жизнь всех, кто к этому причастен. Мой сын с аутизмом учится в обычной школе по адаптированной программе наравне с обычными детьми, у него появились настоящие друзья, которые понимают и принимают его особенности, и с неподдельной радостью ждут его в классе. Учитель не отвлекается на моего сына, так как у него есть индивидуальный тьютор, который знает, что делать, а если что-то не получается — есть эксперт, у которого всегда можно спросить. Но чтобы это заработало, ушли все силы и здоровье, и самое страшное, нет никаких гарантий, что всё будет продолжать работать без нашего постоянного и полного включения, — рассказывает Светлана Хабалова, мама ребенка с аутизмом. — Начну с того, что в школу мой сын с аутизмом ежедневно едет из Приморского района во Фрунзенский. Этот вариант был нам предложен Комитетом по образованию Петербурга, после того как стало понятно, что в нашем районе в ближайшее время ничего не будет. Мы, родители детей с аутизмом, создали свою организацию — «Центр инклюзивных и социальных проектов для детей с особыми потребностями РАСкраски», и всё время находимся в поиске специалистов для школы, финансирования для регулярного обучения учителей, тьюторов, логопедов и психологов, для возможности оплаты кураторов и специалистов по прикладному анализу поведения. Фактически мы оплачиваем то, что должно быть заложено в бюджет. Почему-то считается, что доступная среда — это только пандусы, лифты, таблички Брайля, и всё. Но доступная среда для человека с аутизмом — это индивидуальный тьютор, индивидуальная программа и условия с учётом особенностей восприятия, адаптация материалов и возможность сенсорной разгрузки в специально оборудованной зоне. При этом в любой момент обученный за наш счет специалист может просто уйти, как это и происходит регулярно. И все наши родительские вложения уходят вместе с ним, а нам надо начинать всё с начала».

Как в мире дела?

Точность и своевременность постановки диагноза «аутизм» напрямую связаны с экономическим благополучием региона и количеством квалифицированных специалистов.

Данные из скандинавских стран, Канады, Великобритании, США, Южной Кореи, Австралии служат ориентиром для учёных и практиков во всём мире. В этих странах помощь детям с аутизмом стараются начать сразу с момента постановки диагноза: программы раннего вмешательства закреплены законодательно и охватывают детей от рождения до трёх лет. Когда ребёнку исполняется четыре года, эта программа заканчивается и начинается следующая: сопровождение в рамках дошкольного образования, задача которого — продолжить поведенческую и коммуникативную программу помощи и подготовить детей для перехода в инклюзивную школьную систему. Дальше начинается школа с индивидуальным планом обучения, который корректируется достаточно часто. С окончанием школы начинаются программы обучения навыкам независимой жизни и сопровождаемого трудоустройства.

Однако не во всех западных странах ситуация настолько благополучная: до самого недавнего времени большинство французских психиатров считали аутизм редким и тяжёлым заболеванием. По данным на 2017 год, во Франции лишь 0,18% имели диагноз «аутизм» по сравнению с 1,5–2,5% выявленных случаев в других развитых странах. Кроме того, почти 80% детей с аутизмом во Франции не имеют доступа к инклюзивному образованию. Хотя в последнее время ситуация всё-таки меняется к лучшему: недавно правительство республики разработало серию четырёхлетних национальных стратегий (текущая, четвёртая, рассчитана на период с 2018 по 2022 год и имеет бюджет в 344 миллиона евро), направленных на попытку исправить положение дел.

Не все так плохо

Вернёмся в Россию, в Петербург. Позитивные изменения происходят и у нас. Примером успешной инклюзии является детский сад Фрунзенского района.

«В нашем детском саду дети без особенностей занимаются вместе с детьми с особенностями развития. Первые малыши с аутизмом появились у нас несколько лет назад. И тут встал выбор: переводить их в коррекционные учреждения или научиться с ними работать. Мы решили, что это наши дети и помогать им должны мы. Для этого нам нужно было повысить свои компетенции. В этом нам помог Фонд «Обнаженные сердца» и его проект ранней помощи, в рамках которого наши воспитатели, психологи, тьюторы получали и получают знания о методах с доказанной эффективностью, постоянную поддержку и супервизии», — говорит Надежда Третьякова, директор детсада .

Несколько лет назад в городе начала проводиться программа обучения для родителей, воспитывающих дошкольников с аутизмом «Ранняя пташка», разработанная Национальным обществом аутизма Великобритании и адаптированная фондом «Обнаженные сердца».

Фонд бесплатно обучает российских специалистов использованию этой программы, и сейчас в Санкт-Петербурге её бесплатно для родителей проводят в школе РИМ, центре «Антон тут рядом» и ещё нескольких детских садах города.

Усилиями родителей детей с РАС в общеобразовательных школах Санкт-Петербурга открыто уже 15 ресурсных классов, а родители будущих первоклассников делают всё возможное, чтобы таких классов стало больше.

Есть немалое количество учителей, воспитателей, логопедов, психологов, которые стремятся использовать современные подходы в своей работе. Постепенно начинает формироваться профессиональное сообщество, использующее практики с доказанной эффективностью. При этом количество семей, стремящихся попасть в образовательные учреждения, в которых действительно умеют работать с детьми с аутизмом, с каждым годом увеличивается. Но без систематической поддержки городских властей такие школы и детские сады уже просто физически не могут принять всех желающих.

Что нужно детям с аутизмом?

Летом 2020 года Министерство здравоохранения РФ приняло новые «Клинические рекомендации по аутизму», в этом документе тщательно проанализированы эффективные практики постановки диагноза, возможности лечения сопутствующих состояний, программ психолого-педагогической поддержки и уровни их доказательности, что даёт надежду на то, что все дети с аутизмом в России получат свой диагноз.

«Очень хотелось бы увидеть когда-нибудь и столь же профессиональные рекомендации Министерства образования. Хотелось бы также, чтобы методы с доказанной эффективностью стали важной частью обучения в вузах. Практико-ориентированное обучение на базе организаций (а не просто ознакомительные экскурсии), в которых уже используются передовые методы, должно стать частью образования будущих специалистов. Это очень непростые задачи, на реализацию которых требуется много времени и ресурсов. Для государства такая политика имеет не только гуманистическое, но и экономическое обоснование. Исследования показывают, что каждый рубль, который будет вложен в школьную образовательную программу для детей с аутизмом, сэкономит городу минимум 2 рубля, а в дошкольную программу — ещё больше. Это связано с тем, что ребёнок с аутизмом в этом случае не сидит в четырёх стенах, а занят, и у него меньше поведенческих нарушений, поэтому его родители могут работать, его братья и сёстры могут жить обычной жизнью, семья включена в общество», — говорит Татьяна Морозова, клинический психолог, эксперт Фонда «Обнаженные сердца».

Ольга Вайншток,

Фонд «Обнаженные сердца», специально для «Фонтанки.ру»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: