\

Развитие легких у детей

Врожденные пороки развития легких в структуре хронических заболеваний легких у детей (диагностика и лечение)

Болезни органов дыхания в нашей стране продолжают стабильно занимать первое место в структуре общей заболеваемости детей и подростков (Каганов С.Ю. и соавт., 2004). В стационарах и поликлиниках на лечении находится довольно значительный контингент детей с различными респираторными заболеваниями, нередко рецидивирующими, с наклонностью к хроническому течению (Бирюков В.В.,1992; Новиков В.Н., 1996; Wojtyniak, 1989), поэтому проблема хронических заболеваний легких до настоящего времени остается одной из ведущих в педиатрии. Среди них выделяют группу хронических неспецифических заболеваний легких (ХНЗЛ), которая включает различные группы страданий, а именно: инфекционно-воспалительные болезни, врожденные пороки развития бронхолегочной системы, наследственные и аллергические болезни.

Локальные и диффузные формы ХНЗЛ в педиатрии нередко обозначаются собирательным термином «хроническая пневмония» (ХП). По данным отечественных исследователей, распространенность ХП среди детей составляет от 0,05 до 4 ‰ (Суханов В.С., 1993; Шмонин Л.Ф., 1994). Большой разброс статистических данных по значимости ХП в структуре детской заболеваемости обусловлен целым рядом факторов. Это, в первую очередь, нечеткостью классификационных формулировок, затем различными диагностическими подходами к выявлению этой группы больных, специфичностью географических, экологических и экономических особенностей каждого региона (Рачинский С.В., Таточенко В.К.,1987; Яковлев М.Ю. с соавт., 1991; Nagi L. et al., 1986).

В зарубежной литературе термин «хроническая пневмония» отдельно не выделен. В 10-ой Международной Классификации Болезней (МКБ-10;1995) каждое заболевание легких, протекающее по хроническому типу, отнесено к определенной номенклатурной графе с учетом его патоморфологических особенностей. Например, хроническую пневмонию (ХП) с деформацией бронхов или пневмосклерозом относят в рубрику I 44 (хроническая обструктивная легочная болезнь); хронический процесс в легких, протекающий с формированием бронхоэктазов, в рубрику I 47 (бронхоэктазия). Шифром I 98.4 обозначена кистозная болезнь легкого. Другие врожденные пороки развития верхних и нижних дыхательных путей включены в рубрики Q32 и Q33.

Однако, в связи с объективными трудностями при постановке диагноза, отражающего истинные патоморфологические процессы в бронхолегочных структурах, отказаться от термина «хроническая пневмония» в детской практике на сегодняшний день не представляется возможным. Поэтому, до настоящего времени в повседневной практике в группу ХП продолжают относить заболевания, различные по этиологии, патогенезу, клиническому течению, морфологической и рентгенологической картине (Таточенко В.К. и соавт.,1996; Каганов С.Ю. и соавт., 2000).

В связи с этим в отечественной педиатрии термин «хроническая пневмония» был принят на симпозиуме по совершенствованию классификации неспецифических болезней легких у детей (Москва, 1996), где получил более четкое определение: «Хроническая пневмония представляет собой хронический неспецифический бронхолегочный процесс, имеющий в своей основе необратимые морфологические изменения в виде деформаций бронхов и пневмосклероза в одном или нескольких сегментах и сопровождающийся рецидивами воспаления в легочной ткани и бронхах».

Для бронхолегочных заболеваний, которые протекают с периодическим обострением локального нагноительного процесса, некоторые авторы допускают термин «хронические легочные нагноения» (ХЛН), подчеркивая хирургическое значение данной патологии (Рокицкий М.Р., 1988). Диагностика ХЛН сложна в связи с их многоликим патоморфозом и преобладанием «стертой» симптоматики (Цуман В.Г.,1988; Gomes,1990). До настоящего времени не разработаны четкие критерии диагностики необратимых изменений в бронхореспираторных и сосудистых структурах. Этот факт диктуется необходимостью дифференцированного подхода к использованию оперативной и консервативной тактики в лечении больных с ХЛН (Черкасов В.А. и соавт., 1998; Дмитриева Н.В. и соавт.,1999; Бирюков В.В. и соавт.,2000).

Известно, что врожденные пороки развития легких (ВПРЛ) являются субстратом для развития вторичных ХЛН (Бушмелев В.А. и соавт., 1995; Розинова Н.И. и соавт.,1999; Rudnik J,.1975). Тем не менее, до настоящего времени истинное место ВПРЛ в структуре всех хронических заболеваний легких не определено. Сведения о распространенности ВПРЛ среди ХЛН у детей крайне разноречивы и колеблются от 1,4% до 68% (Албац Е.И., 1988; Бойцова Е.В.,1990; Косырева Н.В. 1994, Е.В.Стерхова, 2000; Kaiser, 1988).

Реальные успехи лечения ХЛН и ВПРЛ могут быть достигнуты лишь при условии ранней диагностики и своевременного оперативного лечения больных, так как нагноительный процесс в легких склонен к дальнейшему распространению (Бирюков В.В.,1992; Новиков В.И.,1996; Staudocher,1991). В связи с этим в прерогативу педиатров входит постановка уточненного диагноза у больных с ХЛН и своевременная передача их хирургам для радикального оперативного лечения.

С внедрением в пульмонологическую практику таких диагностических методов, как ультразвуковое исследование (УЗИ), перфузионная пневмосцинтиграфия (ПСГ), компьютерная томография (КТ) и ангиопульмонография (АПГ), появилась возможность для углубленного изучения причин, вызывающих развитие ХЛН, и постановки уточненного диагноза. Однако эти методы в практической педиатрии до настоящего времени, к сожалению, применяются редко.

В задачи нашего многолетнего исследования входило определение распространенности и структуры ХП у госпитализированных детей Удмуртской республики и определение диагностической ценности клинико-бронхологических и специальных методов исследования в диагностике ХЛН и ВПРЛ у детей. Второй задачей было внедрение оптимального алгоритма диагностических исследований у детей с ХП для выявления раннего топического диагноза с целью выбора рациональной тактики их лечения.

Для изучения структуры заболеваемости ХП среди госпитализированных детей были учтены данные клинических наблюдений за 742 больными в возрасте от 6 месяцев до 15 лет, обследованных в условиях специализированных стационаров г. Ижевска в период с 1992 по 2002 годы. Выборку больных проводили сплошным методом, не учитывая пациентов, у которых ХП развилась на фоне муковисцидоза или врожденных иммунодефицитных состояний. За единицу наблюдения принимали ребенка с диагнозом, подтвержденным в ходе обследования (ХП с деформацией бронхов и (или) пневмосклерозом, БЭБ, ВПРЛ с вторичным хроническим нагноением).

Основную группу составили 248 детей, которые были обследованы в период с 1997 по 2002 годы. Эта группа больных была разделена на контрольную и исследуемую подгруппы. В контрольную подгруппу вошли 145 детей, страдающих ХП с деформацией бронхов и (или) пневмосклерозом. Диагностическая программа для этих пациентов ограничивалась традиционным клинико-бронхологическим исследованием. Повторные динамические осмотры и необходимые исследования в условиях поликлиники и стационара этим детям проводили не менее двух раз за время наблюдения.

Исследуемую подгруппу составили 103 ребенка с диагнозами БЭБ или ВПРЛ с осложнениями вторичным хроническим легочным нагноением. В связи с тем, что традиционные клинико-бронхологические методы диагностики не обеспечивали постановку топического диагноза, пациентам из исследуемой подгруппы проводили специальные инструментальные исследования (ультразвуковое исследование легких, перфузионную сцинтиграфию, ангиопульмонографию, компьютерную томографию грудной клетки). Динамическое наблюдение и необходимые исследования в этой подгруппе больных осуществляли в условиях стационара не менее 3 раз за период наблюдения.

Кроме того, была выделена группа сравнения. В нее вошли 113 детей, оперированных по поводу ХЛН. Из них 68 больных были оперированы до 1997 года и 45 — в последующий период. При изучении этой группы мы учитывали данные клинико-бронхологических и морфологических исследований. Детей, оперированных до 1997 года, наблюдали в условиях поликлиники или стационара не менее 1 раза в год. Больным, прошедшим хирургическое лечение после 1997 года, исследования и реабилитационные мероприятия проводили в условиях стационара и местного детского санатория «Юськи» не менее 2 раз в год.

При обследовании этих групп больных учитывались акушерский анамнез, наследственность, заболевания перенесенные ребенком на первом году жизни, сроки манифестации пневмонии, тяжесть процесса и его локализация. При объективном исследовании выявляли опорные признаки болезни. Главными симптомами из них были деформация грудной клетки и отставание пораженной ее половины в дыхании, смещение границ сердца в сторону локализации очага поражения и симптом стабильной локализации хрипов. Всем больным проводили общеклинические и биохимические лабораторные анализы крови, мочи, мокроты, исследовали функцию внешнего дыхания. Учтены результаты бронхоскопии у 247 больных, рентгенографии у 248 и бронхографии у 208 пациентов. 31 больному проводили ультразвуковое исследование, 67 -пульмоносцинтиграфическое исследование, 14 — компьютерную томографию органов грудной клетки, 35 — ангиопульмонографию. Результаты исследования морфологического материала изучены у 113 детей, оперированных по поводу ХЛН. На основании статистического анализа установлен уровень заболеваемости различными формами ХП среди госпитализированных городских и сельских детей.

По данным 8-летних наблюдений, заболеваемость ХП среди детей в Удмуртской республике составила 18,42 на 10 000 детского населения. С 1995 г. на фоне ежегодного уменьшения численности как городского, так и сельского детского населения, в 1999 и 2000 гг., отмечено увеличение уровня числа больных ХП с 1,65‰о до 2,08 ‰о, с последующим к 2002 году снижением до 1,76 ‰о. Результаты, полученные в ходе исследования, позволили определить структуру ХП. По нашим данным, на долю ХП с деформацией бронхов пришлось 64,7%, на долю БЭБ — 22,4%, а ВПРЛ — 12,9%.

Кроме того, исследования показали, что за последние годы достоверно увеличилось число детей, страдающих ВПРЛ (с 10,5±1,3% до 18,7±2,8%, p

Развитие легких у детей

Заболевания органов дыхания стабильно занимают первое место по частоте в детском возрасте. Это проблема касается детей любого возраста.

Ответить на наши вопросы по данной теме мы попросили заведующую пульмонологическим отделением Университетской детской клинической больницы, кандидата медицинских наук Ирину Владимировну Гребеневу.

Читайте также  Врожденная расщелина и придатки промежности у детей


1. Ирина Владимировна, Ваше специальность называется «пульмонология», что в переводе значит «учение о лёгких». У всех на слуху воспаление легких – пневмония. Скажите, пожалуйста, а какие болезни лечит пульмонолог кроме пневмонии?

Что касается пневмонии у детей, ее в большинстве случаев лечат педиатры. Но, если заболевание тяжелое или развились осложнения, а также если пневмония повторяется, то тогда пациент попадает к пульмонологу.

А вообще пульмонолог лечит много разных заболеваний, но все они поражают бронхо-легочную систему. Чаще всего это повторные и хронические бронхиты, бронхиальная астма, бронхиолиты (воспаление самых мелких бронхов). Также есть целый ряд редких, но серьезных заболеваний легких, которыми занимаются пульмонологи.

2. Какие симптомы должны навести родителей на мысль, что нужно показать ребенка пульмонологу?

Если вашего малыша беспокоит длительный кашель, одышка или при дыхании возникают какие-либо звуки, если ребенок жалуется на затруднение дыхания, то конечно стоит показать такого ребенка пульмонологу.

3. У детей болезни органов дыхания по статистике занимают первое место. Это связано с экологией или есть какие-то другие причины?

Конечно же, экология — немаловажный фактор в развитии патологии органов дыхания, однако есть и другие причины: наследственные факторы, социально-бытовые условия (например, проживание во влажном помещении, где на стенах появляются грибы), уровень иммунной защиты ребенка, прежде всего сопротивляемости инфекциям.

4. Мы все знаем про рентген легких, на уроках физкультуры когда-то сильно выдыхали в трубочку – смотрели объем легких. А какие обследования сегодня используются в детской пульмонологии?

Рентгеновское исследование лёгких по-прежнему остается одним из основных исследований в пульмонологии, хотя аппараты, конечно, меняются – качество изображения увеличивается, а лучевая нагрузка при этом сводится к мизерным значениям. В сложных случаях проводится компьютерная томография органов грудной клетки, которая позволяет обследовать в буквальном смысле каждый миллиметр лёгких.

Для оценки функции внешнего дыхания проводятся спирография и бронхофонография, опять-таки эти методы сейчас выполняются с помощью электронных компьютерных технологий.

Как и в других специальностях в пульмонологии широко используется лабораторная диагностика – от общего анализа крови до молекулярно-генетических исследований.

Большое внимание сейчас уделяется изучению состояния реснитчатого эпителия – клеткам, которые выстилают слизистую оболочку респираторной системы. Причем, эти клетки одинаковые в верхних и нижних дыхательных путях. Поэтому, для выявления врожденных проблем в лёгкий для исследования берется эпителий из носа.

По показаниям проводится бронхоскопия – эндоскопическое исследование бронхиального дерева.

Есть целый ряд других методик, которые используются реже.

5. Бронхоскопия – это, наверное, опасная процедура? Очень неприятная уж точно…

Это исследование у детей проводится под наркозом, так что ребенок ничего не чувствует. Современные педиатрические эндоскопы имеют совсем маленький диаметр, что позволяет безопасно проникнуть в бронхиальное дерево и полноценного его обследования. Высокая безопасность метода гарантируется также мастерством врача, выполняющего эту манипуляцию.

6. В кино больных с астмой обычно показывают так: человек начинает задыхаться, достает из кармана баллончик с лекарством, дышит им и, как ни в чем не бывало, продолжать делать то, что делал. А как в реальной жизни? Как лечат бронхиальную астму в УДКБ?

В нашей больнице бронхиальную астму лечат в полном соответствии с мировыми стандартами. А цель как раз сделать так, что бы у ребенка не было приступов. Пациенту с бронхиальной астмой, после проведенного обследования, подбирают базисную профилактическую терапию с учетом его индивидуальных особенностей (возраст, особенности течения заболевания, спектр аллергии). Это позволяет детям поддерживать качество жизни на высоком уровне, полноценно развиваться и расти.


Основу лечения (базисную терапию) действительно составляет, ингаляционные препараты. При обострении бронхиальной астмы ингаляции проводятся помощью небулайзера – прибора, создающего из жидкого лекарственного средства аэрозоль, который достигает самых мелких бронхов. Затем пациенту подбирают ингаляционный препарат для длительного использования. Только использовать он будет его не во время приступа, а профилактически, обычно 2 раза в сутки – утром и вечером.

Если не удается достигнуть хорошего эффекта с помощью ингаляционных препаратов, у пациентов с тяжелой бронхиальной астмой в настоящее время мы с большим успехом используем биологическую терапии – специальные моноклональные антитела. Пациенту в виде подкожной инъекции 1-2 раза в месяц вводится препарат, который влияет на конкретный механизм в иммунной системе и таким образом блокирует каскад аллергической реакции.

7. Периодически приходится слышать, что спортсмен с астмой завоевал медаль на чемпионате или даже олимпиаде. Это обычный спортсмен, не параолимпиец? Неужели человеку с астмой можно заниматься профессиональным спортом?!

Безусловно, при правильно подобранной базисной профилактической терапии пациент с бронхиальной астмой ведет обычный активный образ жизни, занимается спортом, в том числе профессиональным.

8. Приступ астмы ведь может случиться в любой момент. В походе, например, когда до ближайшей больницы сотня километров. Как подготовиться пациенту к такой ситуации?

Если Ваш ребенок страдает бронхиальной астмой, то в поездки и походы с собой обязательно надо брать препараты, с помощью которых можно купировать обострение. Задача профилактической терапии — это отсутствие обострений у ребенка, но если приступ все же случился, то с собой должен быть бронхорасширяющий препарат (например, сальбутамол) в виде аэрозольного баллончика, при доступе к электричеству — небулайзер с препаратом в жидком виде. Сейчас есть небуйлазеры, которые работают от батареек. Наши врачи всегда подробно рассказывают на амбулаторных приемах и при выписке из стационара, как поступать, если развился приступ.

9. Давайте вернемся к пневмонии. Хотелось бы понимать – как ее избежать или хотя бы снизить риск заболеть? Сейчас лето, но не пора ли «готовить сани»?

Именно так! Для того чтобы ребенок меньше болел необходимо укреплять его здоровье. И летний период для этого самое подходящее время. Именно в этот период мы рекомендуем климатотерапию (санаторно-курортное лечение), начать процесс закаливания и проводить профилактические прививки. В связи с профилактикой заболевания пневмонией или бронхитами хочется сказать об актуальности прививки против пневмококковой инфекции, которая зарекомендовала себя как эффективная и безопасная.

10. Скажите, а детям с астмой можно делать прививки? Если можно, то все или от каких-то лучше отказаться?

Детям с бронхиальной астмой прививаться и можно и необходимо. Однако к таким детям должен быть индивидуальный подход в процессе составления графика профилактических прививок и подбора самих вакцин. Например, у детей, имеющих аллергию на белок куриного яйца или аллергию к определенным антибиотикам, вакцины, содержащие указанные вещества, не рекомендованы к применению.

Получить дополнительную информацию, записаться на прием к пульмонологу в Университетской детской клинической больницы Сеченовского Университета (в том числе к заведующей отделением Гребеневой И.В.) можно:

Респираторный дистресс-синдром (РДС) у недоношенных детей

Респираторный дистресс-синдром (РДС) у недоношенных детей

Синдром дыхательных расстройств или «респираторный дистресс-синдром» новорожденного представляет собой расстройство дыхания у недоношенных детей в первые дни жизни, обусловленное первичным дефицитом сурфактанта и незрелостью легких. Это один из самых распространенных диагнозов у детей, родившихся на сроке менее 34 недель гестации. РДС является наиболее частой причиной возникновения дыхательной недостаточности в раннем неонатальном периоде у новорожденных. Встречаемость его тем выше, чем меньше гестационный возраст и масса тела ребенка при рождении.

Причины развития РДС у новорожденных

Основные причины развития РДС у новорожденных — это нарушение образования в альвеолах легких специального вещества – сурфактанта, связанное с функциональной и структурной незрелостью легочной ткани. Сурфактант представляет собой природное вещество, состояще из фосфолипидов и четырех видов белка, которое покрывает стенки дыхательных пузырьков – альвеол.

Легкие плода до родов находятся в спавшемся состоянии , легочные пузырьки – альвеолы напоминают сдувшиеся воздушные шарики. После рождения ребенок делает первый вдох, легкие расправляются и из сдувшихся шарики должны превратиться в надутые. Однако все структуры легких у малышей с массой тела менее 1500 г при рождении незрелые. Они менее воздушные и более полнокровные, а самое главное, в них отмечается недостаток сурфактанта.

Развитие дыхательных нарушений связано с тем, что несмотря на активное дыхание, у ребенка не хватает сил, чтобы расправить спавшиеся альвеолы. При возникновении респираторного дистресс синдрома у ребенка появляется одышка, возникающая в возрасте от первых минут до первых часов жизни, может отмечаться «стонущее дыхание» за счет компенсаторного спазма голосовой щели на выдохе. Дыхательные нарушения проявляются западением грудной клетки на вдохе (втягивание мечевидного отростка грудины, подложечной области, межреберий, надключичных ямок), которые могут сопровождаться возникновением напряжения крыльев носа, раздувания щек (дыхание «трубача»); может отмечаться цианоз (синюшность кожных покровов прежде всего в области дистальных отделов конечностей – ладошек и стоп и носогубного треугольника) при дыхании воздухом с нарастающей потребностью в дополнительной подаче кислорода.

Рентгенологическая картина РДС зависит от тяжести заболевания – от небольшого уменьшения пневматизации до «белых легких». Характерными признаками являются: диффузное снижение прозрачности легочных полей, ретикулогранулярный рисунок и полоски просветлений в области корня легкого (воздушная бронхограмма).

Читайте также  Детский бассейн Школы N112

Профилактика и лечение РДС у недоношенных детей

При угрозе преждевременных родов на 32 неделе гестации и менее беременная женщина должна быть госпитализирована в акушерский стационар III уровня (в перинатальный центр), где имеется отделение реанимации новорожденных. Риск развития РДС тем выше, чем более недоношенным рождается ребенок. Но этот риск можно снизить. Для этого всем беременным женщинам на сроке гестации 23-34 недели при угрозе преждевременных родов проводят курс гормональной терапии кортикостероидами для профилактики РДС недоношенных и снижения риска возможных неблагоприятных осложнений у ребенка таких, как ВЖК и НЭК. Возможны две альтернативные схемы пренатальной профилактики РДС: Бетаметазон – 12 мг внутримышечно через 24 часа, всего 2 дозы на курс; или Дексаметазон – 6 мг внутримышечно через 12 часов, всего 4 дозы на курс. Стероидные гормоны ускоряют созревание легких у плода. Максимальный эффект терапии развивается спустя 24 часа после начала терапии и продолжается неделю. К концу второй недели эффект от терапии стероидами значительно снижается. Повторный курс профилактики РДС рекомендован только спустя 2-3 недели после первого в случае повторного возникновения угрозы преждевременных родов на сроке беременности менее 33 недель.

Профилактически уже в первые 20 минут жизни всем детям, родившимся на сроке гестации 26 недель и менее при отсутствии проведения их матерям полного курса антенатальной профилактики стероидами проводится введение сурфактанта в легкие. Также сурфактант в родильном зале вводится всем новорожденным гестационного возраста ≤ 30 недель, потребовавшим интубации трахеи в родильном зале. Наиболее эффективное время введения первые 20 минут жизни. Недоношенным детям гестационного возраста > 30 недель, потребовавшим интубации трахеи в родильном зале при сохраняющейся зависимости от FiО2 > 0,3-04. Наиболее эффективное время введения – первые два часа жизни. Недоношенным детям на стартовой респираторной терапии методом СРАР в родильном зале при потребности в FiО2 ≥ 0,5 и более для достижения SpО2 = 85% к 10 минуте жизни и отсутствии регресса дыхательных нарушений, а так же улучшения оксигенации в последующие 10-15 минут.

В неонатологии используют сурфактант, получаемый из легких животных, свиней или коров. Вещество проходит тщательную очистку от любых инфекционных агентов (вирусов, бактерий), в также специфических животных белков, что исключает развитие аллергических реакций. Сурфактант представляет собой белый раствор, который вводится через трубочку прямо в легкие ребенка. Он быстро распространяется по всем дыхательным путям и буквально на глазах увеличивает насыщение крови кислородом. В некоторых случаях ребенок нуждается в двухкратном или даже трехкратном введении сурфактанта.

Повторное введение сурфактанта с лечебной целью рекомендовано: детям гестационного возраста ≤35 недель на СРАР, уже получившим первую дозу сурфактанта, при переводе их на искусственную вентиляцию легких в связи с нарастанием дыхательных нарушений

Недоношенным, родившимся на сроке гестации 32 недели и менее в случае отсутствия дыхания или при нерегулярном дыхании в первые 20 секунд проводится продленный вдох для наиболее эффективного расправления альвеол и формирования функциональной остаточной емкости легких. После восстановления спонтанного дыхания проводится респираторная терапия с положительным давлением в дыхательных путях методом СРАР (Сontinuous Positive Airway Pressure), что помогает поддерживать легкие в расправленном состоянии даже когда ребенок делает выдох.

Искусственная вентиляция легких у недоношенных проводится при сохраняющейся на фоне респираторной терапии нерегулярности сердцебиения иили отсутствии самостоятельного дыхания.

Потребность в дополнительной оксигенации до 45-50%, а так же в высоком давлении к концу вдоха у недоношенных новорождённых является показанием для перевода на высокочастотную осцилляторную вентиляцию легких (ВЧОВЛ).

Высокочастотная ИВЛ – это особый, высокотехнологичный метод проведения искусственной вентиляции легких. При ВЧОВЛ отсутствуют привычные дыхательные движения, так как здесь не происходит привычного вдоха и выдоха. Газообмен обеспечивается за счет высокочастотных колебаний воздушной смеси – осцилляций. При этом можно увидеть, как грудная клетки ребенка колеблется. Преимуществом такой респираторной терапии является то, что газообмен в легких происходит практически непрерывно, что необходимо в тех случаях когда легкие ребенка очень незрелые и ли в них имеется воспалительный процесс.

При ВЧО ИВЛ за счет стабилизации объема альвеол происходит уменьшение ателектазов (участков слипания легочных альвеол), увеличение площади газообмена и улучшение легочного кровотока. В результате правильно проводимой терапии достигается уменьшение вентиляционно-перфузионного соотношения, уменьшается потребность в высокой концентрации кислорода. При этом уменьшается дыхательный объем, снижается перерастяжение легких и уменьшается риск повреждения легких за счет баро — и волюмотравмы.

1.Анатомо-физиологические особенности дыхательной системы у детей в разные возрастные периоды. Особенности течения бронхо-легочной патологии у детей раннего возраста.

К моменту рождения ребенка морфологическое строение еще не­совершенно. Интен­сивный рост и дифференцировка дыхательных органов продолжаются в тече­ние первых месяцев и лет жизни. Формирование органов дыхания заканчи­вается в среднем к 7 годам, и в дальнейшем увеличиваются только их размеры. Все дыхательные пути у ребенка имеют значительно меньшие размеры и более узкие просветы, чем у взросло­го. Особенностями их морфол. строения у детей первых лет жизни являются:

1) тонкая, нежная, легкоранимая сухая слизистая оболочка с недо­статочным развитием желез, со сниженной продукцией секреторного иммуно­глобулина A (SIgA) и недостаточностью сурфактанта;

2) богатая васкуляризация подслизистого слоя, представленного преимущественно рыхлой клетчат­кой и содержащего мало эластических и соединительнотканных элементов;

3) мягкость и податливость хрящевого каркаса нижних отделов дыхательных пу­тей, отсутствие в них и в легких эластической ткани.

Нос и носоглоточное пространство. У детей раннего возраста нос и носо­глоточное пространство малых размеров, короткие, уплощенные из-за недо­статочного развития лицевого скелета. Раковины толстые, носовые ходы уз­кие, нижний формируется только к 4 годам. Пещеристая ткань разви­вается к 8 —9 годам.

Придаточные полости носа. К рождению ребенка сформированы лишь гайморовы пазухи; лобная и решетчатая представляют со­бой незамкнутые выпячивания слизистой оболочки, оформляющиеся в виде полостей только после 2 лет, основная пазуха отсутствует. Полностью все придаточные полости носа развиваются к 12—15 годам.

Слезно-носовой канал. Короткий, клапаны его недоразвиты, выходное от­верстие расположено близко от угла век, что облегчает распространение ин­фекции из носа в конъюнктивальный мешок.

Глотка. У детей раннего возраста относительно широкая, небные миндалины при рождении отчетливо видны, но не выступают из-за хорошо развитых дужек. Их крипты и сосуды развиты слабо, что в какой-то мере объясняет редкие заболевания ангиной на первом году жизни. К концу перво­го года лимфоидная ткань миндалин, в том числе носоглоточной (аденоиды), нередко гиперплазируется, особенно у детей с диатезами. Барьерная их функ­ция в этом возрасте низкая, как у лимфатических узлов. Разросшаяся лимфоидная ткань заселяется вирусами и микробами, образуются очаги инфек­ции — аденоидит и хронический тонзиллит.

Щитовидные хрящи образуют у маленьких детей тупой закругленный угол, который после 3 лет становится у мальчиков более острым. С 10 лет формируется уже характерная мужская гортань. Истинные голосовые связки у детей короче, чем у взрослых, чем и объясняется высота и тембр детского голоса.

Трахея. У детей первых месяцев жизни чаще воронкообразная, в более старшем возрасте преобладают цилиндрическая и коническая формы. Верхний конец ее расположен у новорожденных значительно выше, чем у взрослых (на уровне IV шейных позвонков ), и постепен­но опускается, как и уровень бифуркации трахеи (от III грудного позвонка у новорожденного до V —VI в 12—14 лет). Каркас трахеи состоит из 14—16 хрящевых полуколец, соединенных сзади фиброзной перепонкой (вместо эла­стической замыкающей пластины у взрослых). В перепонке содержится много мышечных волокон, сокращение или расслабление которых меняет просвет органа. Трахея ребенка очень подвижна, что наряду с меняющимся просветом и мягкостью хрящей иногда приводит к щелевидному спадению ее на выдохе (коллапс) и является причиной экспираторной одышки или грубого храпящего дыхания (врожденный стридор). Симптомы стридора обычно исчезают к 2 го­дам, когда хрящи становятся более плотными.

Бронхиальное дерево. К моменту рождения бронхиальное дерево сформи­ровано. Размеры бронхов интенсивно увеличиваются на первом году жизни и в пубертатном периоде. Их основу составляют хрящевые полу­кольца в раннем детстве, не имеющие замыкающей эластической пластинки и соединенные фиброзной перепонкой, содержащей мышечные волокна. Хря­щи бронхов очень эластичные, мягкие, пружинят и легко смещаются. Правый главный бронх является обычно почти прямым продолжением трахеи, поэто­му именно в нем чаще обнаруживаются инородные тела. Бронхи, как и тра­хея, выстланы многорядным цилиндрическим эпителием, мерцательный аппа­рат которого формируется уже после рождения ребенка.

Из-за уве­личения толщины подслизистого слоя и слизистой оболочки на 1 мм суммар­ная площадь просвета бронхов новорожденного уменьшается на 75 % (у взрослого — на 19%). Активная моторика бронхов недостаточна из-за слабого развития мышц и мерцательного эпителия. Незаконченная миелинизация блуждающего нерва и недоразвитие дыха­тельной мускулатуры способствуют слабости кашлевого толчка у маленького ребенка; скапливающаяся в бронхиальном дереве инфицированная слизь заку­поривает просветы мелких бронхов, способствует ателектазированию и инфи­цированию легочной ткани. функцио­нальной особенностью бронхиального дерева маленького ребенка является недостаточное выполнение дренажной, очистительной функции.

Читайте также  Любимая детская площадка для дома

Легкие. У ребенка, как и у взрослых, легкие имеют сегментарное строе­ние. Сегменты отделены друг от друга узкими бороздками и прослойками соединительной ткани (дольчатое легкое). Основной структурной единицей является ацинус, но терминальные его бронхиолы заканчиваются не гроздью альвеол, как у взрослого, а мешочком (sacculus). Из «кружевных» краев по­следнего постепенно формируются новые альвеолы, число которых у новоро­жденного в 3 раза меньше, чем у взрослого. Увеличивается диаметр каждой альвеолы (0,05 мм у новорожденного, 0,12 мм в 4 —5 лет, 0,17 мм к 15 годам). Параллельно нарастает жизненная емкость легких. Межуточная ткань в лег­ком ребенка рыхлая, богата сосудами, клетчаткой, содержит очень мало со­единительнотканных и эластических волокон. В связи с этим легкие ребенка первых лет жизни более полнокровны и менее воздушны, чем у взрослого. Не­доразвитие эластического каркаса легких способствует как возникновению эм­физемы, так и ателектазированию легочной ткани.

Склонность к ателекта­зу усиливается из-за дефицита сурфактанта, пленки, регулирующей поверх­ностное альвеолярное натяжение и вырабатываемой альвеолярными макрофа­гами. Именно этот дефицит является причиной недостаточного расправления легких у недоношенных после рождения (физиологический ателектаз).

Плевральная полость. У ребенка она легко растяжима в связи со слабым прикреплением париетальных листков. Висцеральная плевра, особенно у ново­рожденных, относительно толстая, рыхлая, складчатая, содержит ворсинки, выросты, наиболее выраженные в синусах, междолевых бороздах.

Корень легкого. Состоит из крупных бронхов, сосудов и лимфатических узлов (трахеобронхиальных, бифуркационных, бронхопульмональных и во­круг крупных сосудов). Строение и функция их аналогичны периферическим лимфатическим узлам. Они легко реагируют на внедрение инфекции.В средостении помещается также вилочковая желе­за (тимус), которая при рождении имеет большие размеры и в норме посте­пенно уменьшается в течение первых двух лет жизни.

Диафрагма. В связи с особенностями грудной клетки диафрагма играет у маленького ребенка большую роль в механизме дыхания, обеспечивая глу­бину вдоха Слабостью ее сокращений частично объясняется крайне поверх­ностное дыхание новорожденного. Основными функц. физиологическими особенностями органов дыхания являются: поверхностный характер дыхания; физиологическая одышка (тахипноэ), нередко неправильный ритм дыхания; напряженность процессов га­зообмена и легкое возникновение дыхательной недостаточности.

1.Глубина дыхания, абсолютный и относительный объемы одного дыха­тельного акта у ребенка значительно меньше, чем у взрослого. При крике объем дыхания увели­чивается в 2 —5 раз. Абсолютная величина минутного объема дыхания мень­ше, чем у взрослого, а относительная (на 1 кг массы тела) — значительно больше.

2.Частота дыхания тем больше, чем моложе ребенок, компенсирует малый объем каждого дыхательного акта и обеспечивает кислородом орга­низм ребенка. Неустойчивость ритма и короткие (на 3 — 5 мин) остановки ды­хания (апноэ) у новорожденных и недоношенных связаны с незаконченной дифференцировкой дыхательного центра и гипоксией его. Ингаляции кислоро­да обычно ликвидируют дыхательную аритмию у этих детей.

3.Газообмен у детей осуществляется более энергично, чем у взрослых, благодаря богатой васкуляризации легких, скорости кровотока, высокой диф­фузионной способности. В то же время функция внешнего дыхания у малень­кого ребенка нарушается очень быстро из-за недостаточных экскурсий легких и расправления альвеол.

Частота дыхания ре­бенка новорожденного — 40 — 60 в 1 мин, годовалого — 30 —35, 5 — 6 лет —20 —25, 10 лет— 18 — 20, взрослого— 15 — 16 в 1 мин.

Перкуторный тон у здорового ребенка первых лет жизни, как правило, высокий, ясный, со слегка коробочным оттенком. При крике он может ме­няться — до отчетливого тимпанита на максимальном вдохе и укорочения на выдохе.

Выслушиваемые нормальные дыхательные шумы зависят от возраста: до года у здорового ребенка дыхание ослабленное везикулярное в связи с его по­верхностным характером; в возрасте 2 — 7 лет выслушивается пуэрильное (детское) дыхание, более отчетливое, с относительно более громким и длинным (1/2 от вдоха) выдохом. У детей школьного возраста и подростков дыхание такое же, как у взрослых, — везикулярное.

Веду­щая роль в происхождении этого синдрома отводится дефициту сурфактанта — поверхностно-активного вещества, которое выстилает изнутри альвеолы и препятствует их коллапсу. Синтез сурфактанта изменяется у преждевремен­но родившихся детей, сказываются и различные неблагоприятные воздействия на плод, ведущие к гипоксии и расстройству гемодинамики в легких. Имеют­ся данные об участии простагландинов Е в патогенезе синдрома дыхательных расстройств. Эти биологически активные вещества опосредованно снижают синтез сурфактанта, оказывают вазопрессорный эффект на сосуды легких, препятствуют закрытию артериального протока и нормализации кровообра­щения в легких.

Болезни органов дыхания у детей

Окончательное формирование дыхательной системы происходит только в период полового созревания, у детей до 15 лет в функционировании и строении органов дыхания есть некоторые особенности. Малыши имеют небольшую глубину дыхания и чаще производят вдох-выдох, при этом у них не до конца развиты мышцы дыхания. У младенцев дыхание неустойчивое за счет слабой воздушности легких и повышенной плотности легочной ткани. Дети до 4-летнего возраста обладают суженными носовыми ходами, к тому же у них часто происходит разрастание лимфоидной ткани в носоглотке.

Незрелость дыхательной системы ребенка служит основой высокой заболеваемости этих органов (две трети всех детских болезней затрагивают именно органы дыхания). Отмечается постоянный рост болезней дыхательных путей у детей, что во многом связано с увеличением аллергических реакций, а также преимущественным проникновением возбудителей инфекций через носоглотку. Болезни дыхания у детей часто переходят в хроническую форму, значительно ухудшая не только качество их жизни, но и перспективы нормального роста организма. Необходимо особо учитывать, что многие заболевания дыхательной системы в детском возрасте могут иметь фатальный исход при несвоевременном лечении.

Причины заболеваний дыхательной системы

Поражение органов дыхания ребенка происходит под воздействием нескольких групп факторов:

  • внешнее инфицирование может быть в случае эпидемий и локальных вспышек легко передающихся воздушно-капельным путем болезней (ОРВИ и грипп);
  • активизация бактериальной флоры в организме ребенка при наличии хронических воспалительных очагов;
  • аллергические реакции организма, в том числе на растения и химические вещества, домашних животных и бытовую пыль;
  • ослабленный иммунитет, особенно при отсутствии в семье системы закаливания;
  • переохлаждение организма из-за одежды не по сезону, промокшей обуви, длительного нахождения на открытом воздухе в холодный период;
  • привычка малыша дышать ртом, что может быть связано с аденоидами;
  • переутомление ребенка, как физическое, так и эмоциональное (большая нагрузка в школе и дополнительные занятия по другим направлениям);
  • недостаточно сбалансированное питание (малый рацион, недостаток витаминов и важнейших элементов);
  • врожденная патология дыхательной системы;
  • перенесенные травмы грудной клетки;
  • наличие у близких родственников легочных болезней.

Симптомы болезней органов дыхания

Признаки патологий дыхательной системы бывают схожими при разных заболеваниях, что требует проведения дифференцированной аппаратной и лабораторной диагностики, поэтому родителям следует незамедлительно отвезти ребенка к врачу в случае появления следующих симптомов:

  • отсутствие у младенца носового дыхания, иногда без признаков насморка. При этом малыш плохо ест и беспокоен во сне, часто плачет;
  • выделения из носа (обильные серозные или с примесью гноя и крови);
  • боль в горле, усиливающаяся в процессе глотания и разговора (визуально покраснение слизистой и отечность миндалин, появление очагов белого налета на миндалинах);
  • охриплость голоса, ребенок переходит на шепот или не может говорить из-за боли и отечности в горле;
  • кашель (приступообразный или отрывистый, сухой либо с отхождением мокроты);
  • возникновение одышки или удушья, ребенок может спать только полусидя, отмечается нарастающая бледность кожи;
  • боль в груди, особенно при кашле и глубоком вдохе;
  • общая слабость, лихорадочное состояние.

Тревожные симптомы при заболеваниях дыхательной системы у детей могут стремительно усиливаться, ухудшая состояние ребенка, поэтому вызов врача на дом или визит в медицинский центр нельзя откладывать.

Виды заболеваний органов дыхания

Среди множества болезней дыхательной системы у детей можно выделить несколько основных видов, имеющих наибольшее распространение:

  • насморк с воспалением слизистой носовых ходов может быть локальным патологическим проявлением или одним из составляющих общего заболевания (грипп или ОРВИ);
  • ангина с воспалением миндалин на основе преимущественно стрептококковой инфекции (дает тяжелые осложнения на суставы и сердечнососудистую систему);
  • ларингит с воспалением слизистой гортани (может развиваться ложный круп с быстрым сужением гортани и признаками удушья);
  • фарингит с воспалением слизистой глотки (чаще возникает на фоне общего вирусного заражения);
  • хронический тонзиллит с длительным течением и возможностью распространения инфекции с кровотоком в другие органы;
  • бронхит развивается преимущественной на основе вирусного заражения, дает угрозу сужения дыхательных кналов;
  • пневмония с инфекционным воспалением легочной ткани приводит к ограничению газообмена и может спровоцировать дыхательную недостаточность.

Своевременное обращение родителей к специалистам Балтийского детского медцентра поможет избежать тяжелых осложнений при болезнях дыхательной системы ребенка, обеспечит полное выздоровление и убережет от рецидивов.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: