\

Особенности функциональной активности лейкоцитов у детей с несовершенным остеогенезом

Особенности функциональной активности лейкоцитов у детей с несовершенным остеогенезом

Согласно современным представлениям, несовершенное костеобразование (несовершенный остеогенез) имеет в своей основе врожденную недостаточность мезенхимы, приводящую к аномальному синтезу коллагена, нарушению правильного формирования костных структур, а отсюда — к подверженности костей переломам и деформациям. Мезенхимное происхождение как костной ткани, так и системы крови служит основанием для поиска у больных с несовершенным остеогенезом аномалий метаболизма в клетках крови.

С помощью цитохимических исследований периферической крови было найдено достоверное увеличение гликозаминогликанов в лейкоцитах больных с несовершенным остеогенезом. Кроме того, в литературе имеются сведение об усилении при несовершенном остеогенезе окислительного метаболизма в лейкоцитах.

В работе была поставлена задача сопоставить функциональную активность лейкоцитов у детей с различной формой заболевания (врожденная и поздняя форма несовершенного остеогенеза) в зависимости от характера его течения (стабилизация процесса или его прогрессировать).

Было обследовано 13 детей (9 мальчиков и 4 девочки) в возрасте от 1 года 3 мес. до 15 лет, страдающих несовершенным остеогенезом. На основании клинических и рентгено-лабораторных данных у 5 больных установлена врожденная форма заболевания, у 8 детей заболевание отнесено к поздней форме.

В группу больных с врожденной формой заболевания вошли преимущественно дети раннего возраста (средний возрастной показатель составил 4,8±1,9 года, с колебаниями 1,25 до 10 лет), в то время, как в группе детей с поздней формой несовершенного остеогенеза средний возраст был 10,6+1,06 года (с колебаниями от 6 до 15 лет).

В результате проведенных исследований выявлены определенные особенности метаболической активности и структурно-функционального состояния лейкоцитов у больных детей.

Так обнаружено, что уровень активности сукцинатдегидрогеназы (СДГ) лимфоцитов у большинства детей с врожденной формой заболевания был снижен (вероятность — 0,6). В то же время для больных с поздней формой несовершенного остеогенеза не характерны какие-либо отклонения в активности этого фермента.

Обращает на себя внимание также тот факт, что у большей части детей с врожденной формой (и некоторых детей с поздней формой несовершенного остеогенеза) цитохимически выявляется СДГ в нейтрофилах, что нетипично для этого вида клеток. Это, по-видимому, может служить признаком переключения обмена нейтрофилов на митохондриальный метаболизм и своеобразия превращения энергии в нейтрофилах.

Еще одной особенностью метаболизма нейтрофилов у детей с врожденной формой заболевания является обнаруженная нами высокая активность миелопероксидазы (МПО). Средний цитохимический индекс активности МПО у больных этой группы составил 270+10,7 единиц (при норме 190-210 ед.), что достоверно отличается от уровня активности МПО в группе детей с поздней формой заболевания. Кроме того, у части больных высокая пероксидазная активность выявлена в моноцитах (макрофагах), что не свойственно в норме этим клеткам. Следует подчеркнуть, что среди больных поздней формой несовершенного остеогенеза также наблюдаются дети, активность МПО у которых значительно превышает норму (до 255 ед.). Отличительной особенностью клинического течения у этих больных (с высокой активностью МПО) было прогрессировать заболевания с возникновением переломов костей и общей тяжестью заболевания.

При анализе изменений активности лизосомального фермента нейтрофилов — кислой фосфатазы (КФ) обнаружено, что у обследованных больных встречается как повышенный, так и нормальный уровень активности КФ независимо от формы несовершенного остеогенеза. При этом нередко наблюдался (чаще у больных с врожденной формой) особый тип локализации КФ в виде диффузного распределения фермента в клетке, что рассматривается, как признак нарушения целостности лизосомальных мембран. Такое же диффузное проявление КФ в лейкоцитах у больных с поздней формой заболевания обнаруживается на фоне прогрессирования ломкости костей.

Исследование оксидазной активности лейкоцитов с помощью НСТ-теста не выявило каких-либо изменений этой стороны метаболизма клеток крови в зависимости от формы заболевания. Однако наибольшее число HCT-положительных нейтрофилов встречалось у тяжелых больных с врожденной формой заболевания, а также на фоне прогрессирования патологического процесса у больных поздней формой несовершенного остеогенеза.

Ряд функциональных особенностей лейкоцитов нам удалось отметить у больных при анализе клеток в участке асептического воспаления (в «кожном окне»). Высокая степень повреждаемости клеток «кожного окна» обнаружена у большинства детей с врожденной (вероятность 0,75) и у половины больных с поздней формой несовершенного остеогенеза. Нормальный выход клеток в поле с АВР (асептической воспалительной реакцией) отмечен лишь у детей с поздним проявлением заболевания и на фоне стабильного состояния.

Своеобразным отклонением от нормы в АВР мы считаем также повышенное количество лимфоцитов в «кожном окне», что найдено нами у части больных. Этот цитологический признак (большое число лимфоцитов) был особенно характерен для больных с обострением заболевания и прогрессирующей ломкостью костей.

Таким образом, как показали наши исследования, метаболическая активность лейкоцитов у детей с несовершенным остеогенезом не отличается однородностью. Небольшой объем проведенных исследований не позволяет делать окончательные выводы относительно метаболической направленности в организме больных несовершенным остеогенезом. Однако о некоторых чертах своеобразия метаболизма лейкоцитов могут свидетельствовать следующие данные: угнетение энергетического обмена в лимфоцитах (снижение СДГ), высокая степень бактерицидной активности нейтрофилов (резкое повышение пероксидазы, диффузное распределение КФ в клетках, активизация митохондриального метаболизма в нейтрофилах (выявление СДГ в них). Можно предположить, что высокая устойчивость против бактериальной инфекции и низкая заболеваемость больных с несовершенным остеогенезом в определенной мере объясняется высоким уровнем метаболической активности фагоцитов.

Однако цитологические данные, в том числе электронно-микроскопические, свидетельствуют также и о быстрой функциональной «истощаемости» клеток и их легкой «ранимости». Нестабильность лизосомальных мембран, повреждаемость митохондрий, наклонность клеток к лизису подтверждаются такими электронно-микроскопическими признаками: нарушение целостности наружной мембраны лейкоцитов, разряжение цитоплазмы и ее вакуолизация, липидное перерождение части органелл, отечность митохондрий, перинуклеарное распределение хроматина ядра и уплотнение его оболочки.

Подверженность лейкоцитов лизису хорошо демонстрируется и на модели воспаления в «кожном коне», где нами выявлено у большинства больных раннее разрушение клеток.

Существенные отличия показателей функционального состояния лейкоцитов в зависимости от формы заболевания обнаружены нами лишь по данным активности МПО (заметное повышение при врожденной форме) и СДГ (снижение при врожденной форме более выражено). По остальным изученным показателям изменения функциональной активности лейкоцитов зависело не столько от формы заболевания, сколько от характера его течения и фазы заболевания: прогрессирование или стабилизация процесса. В связи с этим заслуживает внимания совокупность цитологических показателей, выявленная у больных на фоне обострения заболевания и учащения костных переломов. Комплекс показателей функционального состояния лейкоцитов у этих больных свидетельствует о значительной активизации лимфоидно-макрофагальных элементов и проявлении их цитотоксичности: увеличение числа лимфоцитов в «кожном окне», повышение активности МПО макрофагов, снижение СДГ и повышение КФ в лимфоцитах. Указанные цитологические показатели являются признаками гиперчувствительности замедленного типа и могут сочетаться с активизацией остеокластов, также относящихся к системе мононуклеарных фагоцитов. Появление значительного количества активных остеокластов и преобладание резорбции костной ткани может привести к возникновению у больных с несовершенным остеогенезом повторных переломов.

Несовершенный остеогенез

Несовершенный остеогенез – это генетически обусловленная патология с характерными нарушениями образования костной ткани. Болезнь проявляется высокой хрупкостью костной системы, нарушением роста, ослабленным тонусом мышц и недостаточностью связочного аппарата. Оперативное вмешательство при хрустальной болезни направлено на укрепление костей и/или коррекцию костных деформаций. В центре хирургии GMS Hospital подобные операции выполняют опытные врачи с многолетней практикой.

Кратко о болезни

Несовершенный остеогенез (НО) – это группа генетически обусловленных заболеваний, для которых характерна повышенная ломкость костей вследствие нарушения выработки коллагена.

  • Группа – означает, что это несколько различных заболеваний, объединенных общими чертами. Сегодня известно не менее 15 генов, изменения которых приводят к разным типам болезни.
  • Генетически обусловленных – значит, что причиной болезни стала мутация в генах, возникшая спонтанно или переданная через одного или обоих родителей. При этом исключается влияние других факторов, таких как вредные привычки родителей или болезни матери во время беременности, так что никакой их ответственности за возникновение мутации быть не может. В настоящее время ученые пока не могут предложить безопасного способа внедриться в геном живого человека, что, впрочем, не означает, что больному с НО никак нельзя помочь или что он не сможет вести нормальный образ жизни.
  • Повышенная ломкость костей – означает, что, в зависимости от типа болезни, у людей с НО есть риски получить от 10 до 100 переломов в течение всей жизни.
  • Нарушение выработки коллагена – значит, что болезнь развивается из-за недостаточности и нарушения структуры белка — строительного материала костей. Никакого отношения к обмену кальция в организме НО не имеет, поэтому бессмысленно лечить его кальцием, равно как и препаратами коллагена, который переваривается в желудке, не успевая дойти до костей.

Несовершенный остеогенез — одна из самых часто встречающихся редких болезней, поражающая одного из 12–15 тысяч новорожденных. Множество больных страдает легкой формой патологии, при которой они о ней даже не подозревают. В зависимости от типа НО, правильности и своевременности назначения лечения, качество жизни может разительно отличаться, от нормального состояния здоровья до тяжелой инвалидности.

Помимо ломкости костей, при НО в разных сочетаниях встречаются и другие признаки: низкорослость, деформация костей, снижение слуха, поражение внутренних органов из-за деформаций скелета или особенностей соединительной ткани (могут страдать легкие, сердечно-сосудистая система, глаза, зубы и пр.). Болезнь не оказывает влияния на продолжительность жизни и репродуктивную функцию.

Диагноз НО ставится клинически на основании симптомов, определяемых при осмотре и расспросе, а подтверждает его генетическое исследование. Косвенно постановке диагноза способствуют обнаруженные на рентгенограммах характерные признаки НО и отсутствие изменений в лабораторных анализах крови.

Среди пациентов с НО часто встречаются люди с высоким уровнем интеллекта, творческим даром и сильным характером — это известные актеры, музыканты, писатели и философы, врачи и историки.

Почему мы рекомендуем лечить несовершенный остеогенез в ЦВП

1. Уникальный опыт

Руководитель ЦВП генетик-эндокринолог Наталия Белова занимается лечением детей с НО больше 30 лет, ортопед-травматолог Владимир Котов – больше 25 лет, педиатр Федор Катасонов – больше 5 лет. Наталия Белова первой начала заниматься исследованием этой патологии в СССР, писала о ней статьи для энциклопедии, составляла рекомендации по лечению НО и протокол лечения детей с НО для Минздрава. В настоящее время она является главным внештатным сотрудником МЗ РФ по этому заболеванию. По инициативе Наталии Беловой была создана пациентская организация больных НО. Через доктора Белову прошли тысячи детей с диагнозом «несовершенный остеогенез». За пятилетнюю историю ЦВП здесь наблюдались более 350 пациентов с НО, получали систематическое лечение около 200 детей из России, Казахстана, Украины, Беларуси, Молдавии, Киргизии и Таджикистана. ЦВП — крупнейший в Европе центр по лечению врожденной хрупкости костей.

Читайте также  Анестезия в детской гепатологии

2. Комплексное лечение

Несовершенный остеогенез оказывает влияние на все сферы жизни человека. Залог успешного лечения – исключительно в мультидисциплинарном подходе, при котором объединяются усилия многих специалистов. При исключении хотя бы одного направления лечения шансы на успех значительно снижаются.

  • Педиатры центра занимаются медикаментозным лечением, назначая больным препараты из группы бисфосфонатов, укрепляющих костную ткань. В обязанности этих специалистов входят координирование всех направлений лечения и непрерывное педиатрическое наблюдение.
  • Ортопеды-травматологи обеспечивают адекватное лечение переломов и своевременную хирургическую коррекцию. В центре выполняются практически все виды операций, необходимые при НО, за исключением операций на позвоночнике.
  • Реабилитологи занимаются физической активизацией больных. Известно, что повышение качества жизни и сокращение количества переломов возможно лишь при условии определенной физической активности. Специалисты подбирают особые упражнения и обучают родителей, как заниматься с детьми дома.
  • Задачи психолога заключаются в том, чтобы помочь пациенту принять свой диагноз без внутреннего конфликта, снять тревожность (страх переломов зачастую может быть единственным препятствием, замедляющим лечение), мотивировать на физическую активность и решить многие другие психологические проблемы.
  • Специалисты по подбору технических средств помогают выбрать необходимые вспомогательные средства (костыли, ходунки, кресла), наиболее подходящие по уровню физической активности и размерам, а также получить материальную компенсацию от государства для их приобретения.
  • Сопутствующие проблемы со здоровьем решают квалифицированные врачи: окулисты, ЛОРы, неврологи и др. Необходимые пациентам исследования, даже не входящие в стандарт лечения НО, проводятся в GMS Hospital или клиниках-партнерах.

Такой всеобъемлющий подход делает ЦВП уникальным. Критериями отбора специалистов для работы в центре Наталия Белова считает их высокий профессионализм, личную вовлеченность в процесс, способность к коллегиальной работе, а также особую врачебную культуру, направленную в первую очередь именно на служение интересам пациента и оказание ему помощи. Команде ЦВП пять лет назад посчастливилось найти частную клинику GMS, которая взяла на себя ответственность за продвижение этого социально важного, хотя на тот момент и сомнительного с финансовой точки зрения направления. Сегодня же в результате этого плодотворного сотрудничества в клинике могут одновременно проходить лечение как минимум вдвое больше маленьких пациентов с НО.

Особенности функциональной активности лейкоцитов у детей с несовершенным остеогенезом

ОСОБЕННОСТИ ИНФОРМАТИВНОСТИ ПАРАМЕТРОВ ИММУННОГО СТАТУСА И ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ ЛЕЙКОЦИТОВ КРОВИ У ДЕТЕЙ С ОСТРОЙ КИШЕЧНОЙ ИНФЕКЦИЕЙ

Я. А. Котова, Г. П. Мартынова, А. А. Савченко *

В инфекционной патологии детского возраста острые кишечные инфекции занимают ведущее место [1-3]. В отличие от ряда других регионов, на территории Красноярского края преобладают инвазивные формы: шигеллез, сальмонеллез, кишечный иерсиниоз. Динамичное наблюдение за детьми больными острыми кишечными инфекциями в течение 10 последних лет указывает на значительное утяжеление их клинической картины, увеличение удельного веса затяжных форм, негладкого течения болезни. Вероятно, причинами выявленных особенностей являются не только изменение этиологической структуры заболеваний, ухудшение преморбидного фона детей и социального уровня семей, но и изменение иммунологической реактивности организма заболевшего ребенка. Реактивность иммунной системы в значительной степени определяет тяжесть любого инфекционного процесса. При этом различные звенья иммунной системы тесно взаимосвязаны между собой [4, 5]. В связи с чем недостаточность одного из звеньев иммунитета приведет к срыву всего механизма иммунореактивности. С этой точки зрения, при исследовании механизмов иммунной защиты при острых кишечных инфекциях должны изучаться не только показатели клеточного и гуморального звена иммунитета, но и параметры гранулоцитарно-макрофагальной системы, так как доказано, что клетки гранулоцитарно-макрофагальной системы в случае функциональной активации не только генерируют цитотоксические продукты, но и синтезируют ряд биологически активных веществ, влияющих на другие эффекторы системы иммунореактивности [6, 7].

В то же время, участие различных звеньев иммунной системы в защите организма от инфекций до сих пор подробно не изучено. Одной из проблем, которую необходимо при этом решить, является анализ широкого ряда показателей, определение значимости их в патогенезе инфекционного процесса. Наиболее перспективным для этого является метод нейросетевого моделирования, позволяющий оценить информативность входных параметров при построении нейроклассификационной модели Здоровый — Больной [8, 9]. Таким образом, целью данного исследования явилось изучение информативности параметров гуморально-клеточного иммунитета и функциональной активности лейкоцитов крови у детей с острой кишечной инфекцией в возрасте 1-3 года и 4-7 лет.

Материалы и методы. Всего обследовано 180 детей с острой кишечной инфекцией: в возрасте 1-3 лет (129 детей) и 4-7 лет (51 ребенок). Во всех случаях имела место этиологическая расшифровка заболевания. В обеих возрастных группах преобладали шигеллез (45,1% у детей 1-3 лет и 65,4% у детей 4-7 лет) и сальмонеллез (16,7% и 13,6%, соответственно по возрастным группам). Условнопатогенная флора чаще являлась причиной заболеваний у детей младшего возраста (27,1%) по сравнению со старшей возрастной группой (13,6%). У небольшого количества больных диагностирована сочетанная этиология заболевания (соответственно по возрастным группам 11,1% и 7,4%). Всем детям при поступлении в стационар (1-3 день болезни) и в динамике заболевания проводили комплексное клинико-лабораторное обследование, у части больных проводилось исследование микробиоценоза кишечника. В качестве контроля обследовано 34 здоровых ребенка в возрасте 1-3 лет и 55 детей 4-7 лет.

Популяционный и субпопуляционный состав лимфоцитов крови оценивали с помощью непрямой иммунофлуоресценции с использованием моноклональных антител CD 3 + , CD4 + , CD8 + , CD16 + и CD 72 + . Для дополнительной характеристики Т-клеточного звена иммунной системы вычисляли иммунорегуляторный ( CD4 + /CD8 + ) и лейко-Т-клеточный индексы ( Лейкоциты/CD3 + ). Концентрацию иммуноглобулинов класса А , М, G определяли методом иммунодиффузии по Манчини. Содержание циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК) в сыворотке крови оценивали турбидиметрическим методом.

Функциональная активность лейкоцитов крови определялась с помощью хемилюминесцентного (ХЛ) анализа [10]. Реакционная смесь для ХЛ-состояла из 40 мкл донорской сыворотки АВ(IV), 100 мкл люминола в концентрации 10 -5 М, 50 мкл индуктора, 685 мкл раствора Хенкса без красителя и 125 мкл лейкоцитарной взвеси (2 млн /мл). Оценка спонтанной и индуцированной ХЛ производилась в течение 90 минут на 36-канальном ХЛ-анализаторе «CL3604» (СКТБ «Наука», г .К расноярск). Регистрация результатов и управление ХЛ-анализатором осуществляли через микроЭВМ IBM/PC/AT. Определяли следующие характеристики: время выхода на максимум ( Tmax ), интенсивность ( Imax ), угол наклона и падения кривой ( tg a ), площадь кривой ( S ). В качестве индукторов дыхательного «взрыва» использовали опсонизированный зимозан 20 мг/мл (» Sigma «, USA ). Усиление ХЛ, индуцированной зимозаном, оценивали с помощью индекса активации (Sзим. / Sспонт .).

Для всех полученных данных определяли среднее арифметическое значение ( M ) и ошибку средней арифметической ( m). Проверку гипотезы о статистической достоверности выборок проводили критерием Манна — Уитни с помощью пакета прикладных программ SPSS 8,0. Оценка информативности параметров гуморально-клеточного иммунитета и функциональной активности лейкоцитов крови в модели Здоровые — Больные осуществлялась с помощью нейросетевого классификатора StatInfo 4,0 [9].

Результаты. Среднестатистические параметры клеточного и гуморального иммунитета здоровых детей и больных острыми кишечными инфекциями в возрасте 1-3 года представлены в табл.1. Обнаружено, что у детей младшей возрастной группы с острой кишечной инфекцией независимо от тяжести заболевания статистически достоверно снижена концентрация лейкоцитов и общих лимфоцитов в периферической крови, а также абсолютное и относительное содержание CD 3 + — и CD 8 + -лимфоцитов. Так как у больных острой кишечной инфекцией обнаружено статистически достоверное понижение лейко-Т-клеточного индекса, можно констатировать, что снижение концентрации лейкоцитов в крови преимущественно определяется понижением содержания Т-лимфоцитов. Кроме того, в крови больных детей в возрасте 1-3 лет установлено понижение абсолютной концентрации CD 4 + — клеток, но при увеличении относительного содержания CD 16 + — лимфоцитов. При исследовании показателей гуморального иммунитета обнаружено, что при повышении относительного содержания CD 72 + — лимфоцитов снижены концентрации Ig M , Ig G и ЦИК в сыворотке крови.

При исследовании с помощью ХЛ-метода функциональной активности лейкоцитов крови у детей младшей возрастной группы с острой кишечной инфекцией установлено снижение времени выхода на максимум, максимального значения и площади кривой спонтанной ХЛ (табл.2). Выявлено наличие тенденции к снижению угла падения ХЛ-кривой. Изменений в величинах зимозан-индуцированной ХЛ лейкоцитов крови у больных острой кишечной инфекцией относительно здоровых детей не обнаружено.

Журнал «Здоровье ребенка» 4(13) 2008

Вернуться к номеру

Случай несовершенного остеогенеза (клиническое наблюдение)

Авторы: И.В. БАЛЫЧЕВЦЕВА, С.Г. ГАДЕЦКАЯ, Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького

Версия для печати

В статье приведено собственное клиническое наблюдение несовершенного остеогенеза у ребенка десяти месяцев.

несовершенный остеогенез, дети

Несовершенный остеогенез, или врожденная недостаточность и ломкость костей, является врожденным пороком костеобразования, с частотой проявления 1 : 10 000–1 : 20 000 новорожденных. Т.П. Виноградова относит его к группе диспластических заболеваний, обусловленных неправильным формированием костной субстанции [1]. Заболевание также известно в литературе как болезнь Лобштейна — Вролика. Вролик (1849) описал под названием «несовершенное костеобразование» синдром хрупкости костей со множественными переломами у детей во внутриутробном периоде или сразу после рождения [1, 2].

В основе заболевания лежат аутосомно-доминантные мутации в одном из двух генов, кодирующих коллаген I типа.

Предпосылкой возникновения функционального органического матрикса являются равномерно сформированные молекулы коллагена с узким геликсным поворотом. При этом в каждой третьей позиции аминокислотной цепи должна находиться маленькая аминокислота глицин. Если же глицин в результате мутации замещается крупной аминокислотой, то происходит нарушение формирования Helix. Измененное увеличение Helix приводит к нарушению фибриллогенеза. Коллагенофибриллы часто оказываются уменьшенного диаметра и неравномерными. Это в дальнейшем нарушает минеральную композицию и формирование кристаллов. В результате формируется неспособная переносить нагрузку кость, деформированная и явно уменьшенная.

Согласно общепринятой классификации, предложенной Сайлленсом (Sillence, 1979), различают 4 генетических типа заболевания: тип I характеризуется голубыми, синими или аспидно-серыми склерами, ранней тугоухостью и костными изменениями умеренной тяжести; наследуется по доминантному типу; тип II — перинатально-летальный; предполагается аутосомно-рецессивный тип наследования; тип III проявляется тяжелыми прогрессирующими деформациями, несовершенным дентиногенезом, склеры нормальные; тип наследования аутосомно-рецессивный; тип IV характеризуется широкой вариабельностью клинических проявлений, склеры нормальные; наследуется по доминантному типу. Особого внимания заслуживает вопрос о распределении в семьях пробандов внекостных признаков заболевания (голубые, синие или аспидно-серые склеры, ранняя тугоухость, несовершенный дентиногенез). У родителей, имеющих один из этих признаков или их сочетание, но не страдающих ломкостью костей, могут быть дети с разными, в том числе и тяжелыми формами поражения костно-суставного аппарата, что должно приниматься во внимание при медико-генетическом консультировании таких семей [3, 4].

Читайте также  Как протекает дифтерия у детей?

Клиника охватывает широкий спектр как скелетных, так и экстраскелетных симптомов. Переломы трубчатых костей и деформации конечностей — основные симптомы заболевания. Переломы могут возникать во внутриутробном периоде, в момент родов или в постнатальном периоде. Иногда переломы начинаются в возрасте 7–12 лет. Чаще отмечаются переломы диафизов длинных трубчатых костей, ребер, ключиц. Переломы чаще бывают поперечными, иногда — косыми. Переломы у больных с несовершенным костеобразованием сопровождаются всеми основными признаками: болезненностью, припухлостью, крепитацией отломков. Большого смещения отломков обычно не бывает из-за слабости мускулатуры. Множественность переломов одной и той же конечности приводит к ее значительному укорочению и искривлению. Однако не только переломы являются причиной тех тяжелых деформаций, которые наблюдаются у этих больных. В возникновении и усугублении деформаций конечностей большое значение имеют статико-динамические условия и вынужденное положение, в котором длительное время находятся больные.

Деформации конечностей при несовершенном костеобразовании чаще бывают симметричными, очень редко встречаются изолированные переломы и деформации только одного сегмента. Наиболее частой деформацией на бедре является искривление под углом, открытым кнутри и кзади, часто образуется деформация по типу галифе.

У больных с несовершенным костеобразованием нередко заметно несоответствие между укороченными конечностями и нормально развитым туловищем (микромегалия).

Деформация грудной клетки возникает в результате перелома ключиц и ребер. Грудина выдается вперед, а ребра как бы западают с боков. Изменения позвоночника сводятся к его укорочению и искривлению; тела позвонков уплощаются, приобретая двояковогнутую форму. Туловище укорачивается, в результате чего еще больше деформируется грудная клетка. Из-за деформации грудной клетки развиваются ателектазы, пневмонии и обструкции бронхов. Если при этом возникает пульмональная гипертензия, то, как следствие, развивается «легочное сердце».

Обращает на себя внимание деформация черепа. Мозговой череп непропорционально велик, имеет квадратную или шаровидную форму; при пальпации у маленьких детей отмечается чрезвычайная мягкость его. Роднички закрываются с опозданием.

Так как речь идет о генерализованном заболевании соединительной ткани, то факультативно могут присоединяться и экстраскелетные симптомы. К таковым относятся: синие склеры, Dentinogenesis imperfecta (разрушение дентина зубов), прогрессирующая тугоухость в детском и юношеском возрасте, мягкий связочный аппарат с перерастяжением суставов, контрактуры, мышечная гипотония и повышенная частота пупочных и паховых грыж, врожденных пороков сердца и нефролитиаза.

При осмотре полости рта прежде всего обращают на себя внимание крошащиеся зубы янтарной окраски. Часто зубы бывают кариозными, что объясняется функциональной недостаточностью одонтобластов. Зубы подвержены быстрому стиранию.

Так как скелет сердца частично состоит из патологически измененного коллагена I типа, то у таких пациентов быстрее, чем у больных с интактной соединительной тканью, развивается недостаточность клапанов.

С 6–8 лет жизни отмечается снижение склонности к переломам. В дальнейшие годы жизни вновь появляются переломы.

Рентгенологические изменения зависят от тяжести патологического процесса. Основным признаком является распространенный остеопороз всего скелета. Окружающие срастающийся перелом периостальные мозоли иногда достигают огромных размеров, симулируя опухоль (псевдосаркома). Отмечаются резкое истончение кортикального слоя, уменьшение диаметра кости. Черепные швы расширены, с большим количеством непостоянных, так называемых вормиевых, косточек.

Изучение биохимических показателей у больных (кальций, калий, щелочная фосфатаза, оксипролин в моче и крови) не выявляет заметных изменений. Обнаруживается значительное повышение уровня гексоз гликопротеидов, гексозаминов и нейраминовой кислоты в сыворотке крови.

Целью лечения при данном заболевании является снижение частоты переломов, оптимальное использование имеющегося индивидуального потенциала движения, предотвращение неправильной постановки конечностей и позвоночника, включая развитие контрактур и снижение экстраскелетных осложнений.

Мы наблюдали случай несовершенного остеогенеза в областном специализированном Доме ребенка «Малютка» города Донецка у ребенка С. Родители от ребенка отказались. Приводим краткую выписку из истории болезни.

Девочка поступила в возрасте 10 месяцев с жалобами на отставание в физическом и нервно-психическом развитии, наличие деформаций верхних и нижних конечностей. Из анамнеза жизни известно, что ребенок от первой беременности, протекавшей на фоне кольпита, пиелонефрита, носительства токсоплазмоза, вируса простого герпеса, цитомегаловируса. На УЗИ плода — скелетная дисплазия. Роды первые, преждевременные, в сроке 32 недели, тазовое предлежание, безводный период 24 часа, околоплодные воды светлые, масса при рождении 1300 г, длина — 33 см, окружность головы — 25 см, окружность грудной клетки — 24 см. Оценка по шкале Апгар — 4–4 балла. В родзале проводилась санация верхних дыхательных путей, интубация, ИВЛ аппаратом СААР в течение двенадцати дней. В возрасте 13 суток ребенок переведен в областную клиническую больницу. При обследовании в клинике у ребенка на рентгенограмме органов грудной клетки — двусторонняя пневмония, остеопороз и истончение задних отрезков ребер. На рентгенограмме нижних конечностей — остеопороз костей бедер и голеней, срастающиеся поперечные переломы диафизов обеих бедренных костей. Искривление оси костей голеней, переломы в проксимальном метафизе большеберцовой кости и нижней трети ее диафиза.

На рентгенограмме верхних конечностей — переломы средней трети диафиза правой плечевой кости, диафиза правой лучевой кости с формированием ложного сустава, поперечные переломы нижней трети диафиза левой плечевой кости.

На ЭхоКГ — открытое овальное окно. На НСГ — затылочные рога: левый 14 мм, правый 15 мм; слева в каудоталамической выемке — киста 3,7 мм, перивентрикулярные зоны повышенной эхогенности, незрелость мозга. Ребенку был установлен диагноз: перинатальная бактериальная инфекция. ИВЛ-ассоциированная пневмония, ДН 1 . Перинатальное гипоксически-ишемическое поражение ЦНС, острый период, вентрикуломегалия. Задержка психомоторного развития. Недоношенность III степени. Анемия смешанного генеза. Несовершенный остеогенез, множественные переломы костей верхних и нижних конечностей, формирующийся ложный сустав диафиза правой лучевой кости. ООО, Н. Пилороспазм.

После обследования и лечения в клинике ребенок был госпитализирован по месту жительства, сначала в отделение патологии новорожденных, а затем в педиатрическое отделение. За время пребывания в стационаре состояние ребенка осталось средней тяжести, стабильное. Отмечалась общая гиподинамия. Девочка консультирована в областном специализированном центре медицинской генетики и пренатальной диагностики. Установлен диагноз: несовершенный остеогенез (тип Вролика), аутосомно-рецессивный тип наследования, тяжелая форма.

Объективный статус при поступлении в Дом ребенка «Малютка»: общее состояние тяжелое, кожные покровы чистые, бледные, температура тела 36,4 °С. Выраженные деформации верхних и нижних конечностей. Физическое развитие дисгармоничное: вес — 6000 г, рост — 59 см, окружность головы — 43 см, окружность груди — 42 см. Большой родничок — 3 x 4 см, зубов нет, череп деформирован, увеличен в размерах. В легких пуэрильное дыхание, хрипов нет. Тоны сердца ритмичные, систолический шум на верхушке. ЧСС — 124 в минуту, ЧД — 32 в минуту. Живот мягкий, безболезненный. Печень на 2 см ниже реберной дуги, селезенка на 1 см ниже реберной дуги. Мочеиспускание не нарушено.

Данные дополнительных методов обследования: клинический анализ крови без изменений; общий анализ мочи без патологии.

Осмотр окулиста: глазное дно в норме.

УЗИ тимуса: норма.

УЗИ почек и мочевого пузыря: норма.

ПЦР к TOXO, CMV, HSV — отрицательные. IgG CMV — положительный.

За время пребывания в Доме ребенка у девочки наблюдался патологический перелом средней трети правого плеча и левого бедра. Была наложена шина по типу кокситной повязки. Заживление наступило через две недели.

Установлен диагноз: внутриутробная цитомегаловирусная инфекция, латентное течение. Несовершенный остеогенез (тип Вролика), аутосомно-рецессивный тип наследования, тяжелая форма.

Назначено лечение: массаж мышц спины, конечностей, лечебная гимнастика по укреплению мышц туловища, конечностей, стоп.

Состояние ребенка остается тяжелым. Ребенок малоподвижен, резко отстает в моторном развитии. Прогноз при данной патологии неблагоприятный.

Принимая во внимание диагностированную внутриутробно скелетную дисплазию, в данном случае необходимо было применять щадящий способ родоразрешения путем кесарева сечения. Прохождение ребенка по родовым путям могло привести к его интранатальной гибели или смерти в неонатальном периоде от тяжелых родовых травм. Дородовая диагностика заболеваний, в том числе генетических, должна проводиться с целью помощи ребенку и его родителям.

1. Волков М.В. Болезни костей у детей. — М.: Медицина, 1985. — С. 231-246.

2. Омельченко Л.И., Николаенко В.Б. Дисплазия соединительной ткани у детей // Doctor. — 2004. — № 1. — С. 44‑47.

3. Головко О.К., Левицкая Е.М., Малеева И.А. и др. О врожденных формах несовершенного остеогенеза у детей // Стан репродуктивного здоров’я в Україні та шляхи його покращення. — К., 2002. — С. 98-100.

Особенности функциональной активности лейкоцитов у детей с несовершенным остеогенезом

Активно проводимые исследования патогенеза боли как у нас в стране, так и за рубежом, позволили сформировать достаточно полное представление о триггерных механизмах боли, морфологическом и биохимическом субстратах боли, ее особенностях при различных заболеваниях и принципах патогенетической терапии. Налицо концентрация интересов исследователей на «ядре» боли, ее «веерные» механизмы удостоены несравненно меньшего внимания.

В литературе крайне ограничена информация о роли врожденного иммунитета (неспецифической резистентности) организма в механизмах боли [1]. Большинство трудов, написанных видными учеными, посвящено изучению специфических иммунологических ответов на системном, органном, клеточном и субклеточном уровнях, а фагоцитозу в них отводится лишь справочная роль. Однако более целесообразно начинать изучение механизмов защиты с фагоцитоза как наиболее ранней, срочной и эффективной неспецифической реакции организма [3].

Цель исследования

Очевидно, что механизмы фагоцитоза, его регуляция мало изучены и приобретают самостоятельное значение в контексте патогенеза боли. Это направление, преломленное через призму возрастной патологии, практически не изучено, что и определяет актуальность проблемы и интерес к ней. Поэтому наше исследование посвящено проблеме изучения онтогенетических аспектов изменения фагоцитарной активности лейкоцитов при острой соматической боли.

Материал и методы исследования

Исследования выполнены на 180 неполовозрелых нелинейных белых крысах обоего пола без учета половых различий. Все экспериментальные животные были разделены на 2 возрастные группы: новорожденные (3-4 дневные) — 90 крыс, и месячные — 90 крыс. В работе выполнено 3 серии исследований: 1 серия — определение фагоцитарной активности (фагоцитарный индекс (ФИ) и фагоцитарное число (ФЧ)), 2 серия — изучение постболевых изменений компонентов цитохимических реакций в лейкоцитах (пероксидаза, щелочная фосфатаза и гликоген), 3 серия — изучение изменений внутрисистемных гуморальных регуляторов белой крови — интерлейкинов (ИЛ) (ИЛ — 1α, ИЛ — 4, ИЛ — 6, фактор некроза опухоли (ФНОα)). В каждой возрастной группе исследовали исходный фон, изменения через 2 минуты и через 60 минут после острого болевого воздействия (ОБВ).

Читайте также  Секция баскетбола для детей

Острую соматическую боль (ОСБ) 4-5 степени интенсивности [5] моделировали путем электрокожного раздражения рецепторной зоны корня хвоста крыс с помощью электростимулятора ЭСУ-2.

Забор материала для исследования производили на пике развития ноцицептивной реакции (через 2 минуты после электростимуляции) и в посттравматическом периоде (через 60 минут после электростимуляции). Все манипуляции с экспериментальными животными проводили в соответствии с Приказом МЗ РФ №267 «Об утверждении правил лабораторной практики» от 19 июня 2003 г. Для определения фагоцитарной активности лейкоцитов использовали метод Д. К. Новикова in vitro [4]. Для определения пероксидазы в лейкоцитах использовали метод Леле (реакция с бензидином) [8]. Для определения щелочной фосфатазы в лейкоцитах использовали метод азосочетания по Хейхоу и Кваглино [9]. Для исследования содержания гликогена в лейкоцитах использовали метод ШИК-реакции по Мак-Манусу [6]. Концентрацию интерлейкинов (Il-1α, Il-4, Il-6) и ФНО-α в сыворотке крови экспериментальных крыс определяли методом иммуноферментного анализа с помощью наборов фирмы Bender MedSystems (Europe). Приготовление растворов стандартов, конъюгатов, промывочного и рабочего буфера проводили согласно инструкции к набору [10]. Достоверность различий по количественным признакам определяли с помощью критерия Стьюдента (t) для малых выборок, признавая их статистически значимыми при p≤0,05, как тенденцию к достоверности при 0,05

Результаты исследования. Обсуждение

Через 2 минуты после нанесения болевого раздражения фагоцитарный индекс не имеет статистически существенного отличия от зарегистрированного в исходном состоянии, но в то же время фагоцитарное число увеличивается. За 60 минут с начала болевой стимуляции показатели, характеризующие фагоцитарную активность, практически не претерпевают изменений. Создается впечатление, что сильное болевое воздействие исчерпало все резервы активации фагоцитарной активности сразу, и они не имеют в динамике процесса поступательного развития. Так, при незначительном увеличении фагоцитарного индекса фагоцитарное число практически не меняется (табл. 1).

Изменения фагоцитарной активности у новорожденных крыс

Оценка показателей клеточного иммунитета

Первым исследованием всегда является подсчет лейкоцитарной формулы (см. главу «Гематологические исследования»). Оцениваются как относительные, так и абсолютные значения количества клеток периферической крови.

Определение основных популяций (Т-клетки, В-клетки, натуральные киллеры) и субпопуляций Т-лимфоцитов (Т-хелперы, Т-ЦТЛ). Для первичного исследования иммунного статуса и выявления выраженных нарушений иммунной системы ВОЗ рекомендовано определение CD3, CD4, CD8, CD19, CD16+56, соотношение CD4/CD8. Исследование позволяет определить относительное и абсолютное количество основных популяций лимфоцитов: Т-клетки – CD3, В-клетки – CD19, натуральные киллеры (NK) – CD3- CD16++56+, субпопуляции Т лимфоцитов (Т-хелперы CD3+ CD4+, Т-цитотоксические CD3+ CD8+ и их соотношение).

Метод исследования

Иммунофенотипирование лимфоцитов проводится c использованием моноклональных антител к поверхностным дифференцировочным ангинам на клетках иммунной системы, методом проточной лазерной цитофлуорометрии на проточных цитофлуориметрах.

Выбор зоны анализа лимфоцитов производится по дополнительному маркеру CD45, который представлен на поверхности всех лейкоцитов.

Условия взятия и хранения образцов

Венозная кровь, взятая из локтевой вены, утром, строго натощак, в вакуумную систему до указанной на пробирке метки. В качестве антикоагулянта используется К2ЭДТА. После взятия пробирку с образцом медленно переворачивают 8-10 раз для перемешивония крови с антикоагулянтом. Хранение и транспортировка строго при 18–23°С в вертикальном положении не более 24 ч.

Невыполнение этих условий приводит к некорректным результатам.

Интерпретация результатов

Т-лимфоциты (CD3+ клетки). Повышенное количество свидетельствует о гиперактивности иммунитета, наблюдается при острых и хронических лимфолейкозах. Увеличение относительного показателя встречается при некоторых вырусных и бактериальных инфекциях в начале заболевания, обострениях хронических заболеваний.

Снижение абсолютного количества Т-лимфоцитов свидетельствует о недостаточности клеточного иммунитета, а именно о недостаточности клеточно-эффекторного звена иммунитета. Выявляется при воспалениях разнообразной этиологии, злокачественных новообразованиях, после травмы, операций, инфаркта, при курении, приеме цитостатиков. Повышение их числа в динамике заболевания – клинически благоприятный признак.

В-лимфоциты (CD19+ клетки) Снижение наблюдается при физиологических и врожденных гипогаммаглобулинемиях и агаммаглобулинемиях, при новообразованиях иммунной системы, лечении иммунодепрессантами, острой вирусной и хронической бактериальной инфекциях, состоянии после удаления селезенки.

Увеличение отмечается при аутоиммунных заболеваниях, хронических заболеваниях печени, циррозе, муковисцедозе, бронхиальной астме, паразитарных и грибковых инфекциях. Характерно в период реконвалесценции после перенесенных острых и хронических вирусных и бактериальных инфекций. Выраженное увеличение наблюдается при хроническом В-лимфолейкозе.

NK-лимфоциты с фенотипом CD3-CD16++56+ Натуральные киллеры (NK-клетки) – популяция больших гранулярных лимфоцитов. Они способны лизировать клетки-мишени, инфицированные вирусами и другими внутриклеточными антигенами, опухолевые клетки, а также другие клетки аллогенного и ксеногенного происхождения.

Увеличение количества NK-клеток связано с активацией антитрансплантационного иммунитета, в некоторых случаях отмечается при бронхиальной астме, встречается при вирусных заболеваниях, повышается при злокачественных новообразованиях и лейкозах, в периоде реконвалесценции.

Снижение наблюдается при врожденных иммунодефицитах, паразитарных инфекциях, аутоиммунных заболеваниях, облучении, лечении цитостатиками и кортикостероидами, стрессе, дефиците цинка.

Т-лимфоциты хелперы с фенотипом CD3+CD4+ Увеличение абсолютного и относительного количества наблюдается при аутоиммунных заболеваниях, может быть при аллергических реакциях, некоторых инфекционных заболеваниях. Это увеличение свидетельствует о стимуляции иммунной системы на антиген и служит подтверждением гиперреактивных синдромов.

Снижение абсолютного и относительного количества Т-клеток свидетельствует о гипореактивном синдроме с нарушением регуляторного звена иммунитета, является патогномичным признаком для ВИЧ-инфекции; встречается при хронических заболеваниях (бронхитах, пневмониях и т.д.), солидных опухолях.

Т-цитотоксические лимфоциты с фенотипом CD3+ CD8+ Повышение выявляется практически при всех хронических инфекциях, вирусных, бактериальных, протозойных инфекциях. Является характерным для ВИЧ-инфекции. Снижение наблюдается при вирусных гепатитах, герпесе, аутоиммунных заболеваниях.

Соотношение CD4+/CD8+ Исследование соотношения CD4+/CD8+ (CD3, CD4, CD8, CD4/CD8) рекомендовано только для мониторинга ВИЧ-инфекции и контроля эффективности АРВ терапии. Позволяет определить абсолютное и относительное количество Т-лимфоцитов, субпопуляций Т-хелперов, ЦТЛ и их соотношение.

Диапазон значений – 1,2–2,6. Снижение наблюдается при врожденных иммунодефицитах (синдром Ди-Джоржи, Незелофа, Вискотта-Олдрича), при вирусных и бактериальных инфекциях, хронических процессах, воздействии радиации и токсических химических веществ, множественной миеломе, стрессе, снижается с возрастом, при эндокринных заболеваниях, солидных опухолях. Является патогномичным признаком для ВИЧ-инфекции (менее 0,7).

Увеличение значения более 3 – при аутоиммунных заболеваниях, остром Т-лимфобластном лейкозе, тимоме, хроническом Т-лейкозе.

Изменение соотношения может быть связано с количеством хелперов и ЦТЛ у данного пациента. Например, снижение количества CD4+ Т-клеток при острой пневмонии в начале заболевания ведет к снижению индекса, а ЦТЛ при этом могут не измениться.

Для дополнительного исследования и выявления изменений иммунной системы при патологиях требующих оценки наличия острого или хронического воспалительного процесса и степени его активности, рекомендуется включать подсчет количества активированных Т-лимфоцитов с фенотипом CD3+HLA-DR+ и ТNK–клеток с фенотипом CD3+CD16++56+.

Т-активированные лимфоциты с фенотипом CD3+HLA-DR+ Маркер поздней активации, показатель гиперреактивности иммунитета. По экспрессии данного маркера можно судить о выраженности и силе иммунного ответа. Появляется на Т-лимфоцитах после 3-го дня острого заболевания. При благоприятном течении заболевания снижается до нормы. Увеличение экспрессии на Т-лимфоцитах может быть при многих заболеваниях, связанных с хроническим воспалением. Отмечено его повышение у пациентов с гепатитом С, пневмониями, ВИЧ-инфекцией, солидными опухолями, аутоиммунными заболеваниями.

ТNK-лимфоциты с фенотипом CD3+CD16++CD56+ Т-лимфоциты, несущие на своей поверхности маркеры CD16++ CD 56+. Эти клетки имеют свойства как Т-, так и NK-клеток. Исследование рекомендовано как дополнительный маркер при острых и хронических заболеваниях.

Снижение их в периферической крови может наблюдаться при различных органоспецифических заболеваниях и системных аутоиммунных процессах. Увеличение отмечено при воспалительных заболеваниях разной этиологии, опухолевых процессах.

Исследование ранних и поздних маркеров активации Т-лимфоцитов (CD3+CD25+, CD3-CD56+, CD95, CD8+CD38+) дополнительно назначают для оценки изменений ИС при острых и хронических заболеваниях, для диагностики, прогноза, мониторинга течения заболевания и проводимой терапии.

Т-активированные лимфоциты с фенотипом CD3+CD25+, рецeптор к ИЛ2 CD25+ – маркер ранней активации. О функциональном состоянии Т-лимфоцитов (CD3+) свидетельствует количество экспрессирующих рецепторов к ИЛ2 (CD25+). При гиперактивных синдромах количество этих клеток возрастает (острые и хронические лимфолейкозы, тимома, отторжение трансплантата), кроме того, повышение их может свидетельствовать о ранней стадии воспалительного процесса. В периферической крови их можно выявить в первые три дня болезни. Снижение числа этих клеток может наблюдаться при врожденных иммунодефицитах, аутоиммунных процессах, ВИЧ-инфекции, грибковых и бактериальных инфекциях, ионизирующей радиации, старении, отравлении тяжелыми металлами.

Т-цитотоксические лимфоциты с фенотипом CD8+CD38+ Присутствие CD38+ на ЦТЛ лимфоцитах отмечено у пациентов с разными заболеваниями. Информативный показатель при ВИЧ-инфекции, ожоговой болезни. Увеличение числа ЦТЛ с фенотипом CD8+CD38+ наблюдается при хронических воспалительных процессах, онкологических и некоторых эндокринных заболеваниях. При проведении терапии показатель снижается.

Субпопуляция натуральных киллеров с фенотипом CD3- CD56+ Молекула CD56 – адгезивная молекула, широко представленная в нервной ткани. Кроме натуральных киллеров, экспрессируется на многих типах клеток, в том число на Т-лимфоцитах.

Увеличение данного показателя свидетельствуют о расширении активности специфического клона клеток киллеров, которые имеют меньшую цитолитическую активность, чем NK-клетки с фенотипом CD3- CD16+. Количество этой популяции возрастает при гематологических опухолях (ЕК-клеточная или Т-клеточная лимфома, плазмоклеточная миелома, апластическая крупноклеточная лимфома), хронических заболеваниях, некоторых вырусных инфекциях.

Снижение отмечается при первичных иммунодефицитах, вирусных инфекциях, системных хронических заболеваниях, стрессе, лечении цитостатиками и кортикостероидами.

Рецептор CD95+ – один из рецепторов апоптоза. Апоптоз – сложный биологический процесс, необходимый для удаления из организма поврежденных, старых и инфицированных клеток. Рецептор CD95 экспрессируется на всех клетках иммунной системы. Он играет важную роль в контроле функционирования иммунной системы, так как является одним из рецепторов апоптоза. Его экспрессия на клетках определяет готовность клеток к апоптозу.

Снижение доли CD95+-лимфоцитов в крови пациентов свидетельствует о нарушении эффективности последнего этапа выбраковки дефектных и инфицированных собственных клеток, что может привести к рецидиву заболевания, хронизации патологического процесса, развитию аутоиммунных заболеваний и повышению вероятности опухолевой трансформации (к примеру, рака шейки матки при папилломотозной инфекции). Определение экспрессии CD95 имеет прогностическое значение при миело- и лимфопролифератиных заболеваниях.

Повышение интенсивности апоптоза наблюдается при вирусных заболеваниях, септических состояниях, при употреблении наркотических средств.

Активированные лимфоциты CD3+CDHLA-DR+, CD8+CD38+, CD3+CD25+, CD95. Тест отражает функциональное состояние Т-лимфоцитов и рекомендован для контроля за течением заболевания и контроля иммунотерапии при воспалительных заболеваниях разной этиологии.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: